16+
Четверг 27 Июля 2017

Погода

° C

USD 0.0000
EUR 0.0000
Блог Эмма Меньшикова

«Синий кит» выходит на охоту

0
По телефону доверия в липецкий областной Кризисный центр помощи женщинам и детям обратилась бабушка, обеспокоенная поведением внучки. Ежедневно девочка встает в четыре часа утра и сразу — за компьютер, рассказала пожилая женщина, воспитывающая ребенка. Узнав о существовании в Интернете «групп смерти», подталкивающих детей к суицидам, бабушка увидела происходящее в новом, зловещем, свете и позвонила специалистам. И не зря: волну подростковых самоубийств в стране можно остановить только активным участием взрослых в жизни детей, зачастую ищущих приключения на свою голову там, где они могут закончиться трагически...

Когда в мае прошлого года в федеральной прессе были высказаны предположения о существовании в Интернете групп, вовлекающих детей в смертоносные игры, нашлись скептики, утверждавшие, что авторы нагнетают обстановку. Якобы с целью ввести в Сети цензуру. Покушение на свободу слова кому-то показалось страшнее, чем покушение на жизнь наших детей. 

Сегодня насчитываются десятки таких виртуальных сообществ, арестованы их администраторы, которые не скрывают: боролись с «биомусором» — это о людях, не представляющих «никакой ценности для общества». А дети, подростки — самая уязвимая и легко «воспламеняющаяся» его часть, хворост, готовый сгореть во имя идеи. Какой, неважно. Желающие поднести спичку находятся: чтобы «раскрутиться», чтобы получить гонорар...

Уже не секрет: продуманы концепция «проекта», конкретные уровни и этапы. Зачем и кому это надо? Эксперты утверждают, что это психологическая война против наших детей. И каждая такая атака — посредством воздействия на умы подрастающего поколения через Интернет — пробивает все большую брешь в национальной безопасности страны. 

Основания для таких выводов есть. В частности, вице-спикер Госдумы РФ Ирина Яровая заявила, что только за 2016 год в стране покончили жизнь самоубийством 720 несовершеннолетних. И большинство из них пришлось на детей, которые были участниками «групп смерти». Наше правительство намерено жестко бороться с этим валом суицидов в подростковой среде: на днях одобрен законопроект, предусматривающий уголовную ответственность за склонение подростков к самоубийству с помощью игр и сообществ в соцсетях.

Ведь дело дошло до того, что в закрытую «группу смерти» чуть ли не по конкурсу «набирают». А попав туда, подросток гордится тем, что он такой «крутой», что его заметили, что он успешно справляется с «квестами», или заданиями, ведущими... прямиком в ад. Но поначалу ребенок об этом не догадывается, воспринимает как игру рискованные «поручения» — пробежать как можно ближе перед едущей машиной, подняться на крышу, порезать руки. 

Выйти из этой «игры» у него уже не получится. Она длится 50 дней, после чего ребенок получает приказ: убить себя. В случае неповиновения или отказа на каком-то этапе выполнять задания ему угрожают расправой над родными. 

Обществу понадобился год, чтобы осознать всю опасность этого явления. Вот и закон приводится в соответствие с временем и его новыми реалиями. И уже всем миром мы начинаем восставать против убийц наших детей. В российском сегменте Интернета создаются сообщества по конртпропаганде «групп смерти», добровольные кибердружины. «Зашевелились» и на ТВ. Активизировались школы и сами семьи. 

После случившего в нашей области, когда 13-летняя девочка покусилась на свою жизнь с криками о синих китах, но благодаря неравнодушию прохожих была спасена, участились звонки и в липецкий Кризисный центр помощи женщинам и детям, возглавляемый Ириной Шайдуко. 

Заведующая отделением экстренной помощи по телефону этого Центра Светлана Кобзева сообщила, что звонят в основном взрослые, обеспокоенные поведением своих детей. Только за неделю за помощью обратилось около десяти человек, подозревающие, что их чада оказались втянутыми в смертельные игры.

Пока писался этот материал, из головы не выходила история с сыном известного поэта Анатолия Мариенгофа, друга Есенина. Талантливый, красивый Кирилл Мариенгоф в 17 лет самовольно ушел из жизни, пока мама и папа были на вечерней прогулке. Когда убитый горем отец прочитал его дневники, то записал следующее: «Боже мой, почему я не прочел те страшные страницы прежде? Вовремя?». И был уверен, что ему удалось бы спасти единственного сына...

Я не призываю читать чужие дневники, хотя каждый их автор в глубине души жаждет быть услышанным, понятым, принятым. Но бейте тревогу, если ваш ребенок в ранние утренние часы просиживает перед компьютером. Если он рисует китов, бабочек, единорогов — это символы «групп смерти». Если он состоит в сообществах, в названиях которых, например, есть слово «кит» — «Синий кит», «Море китов», «Киты плывут вверх» и так далее. 

Должны насторожить и такие названия групп, как, например, «Разбуди меня в 4.20», «Тихийдом», «50 дней до моего...», в которых состоит ваш ребенок. А также если он играет в игру «Ищу куратора», «Беги или умри», «Фея» (конечная цель — открыть ночью в квартире газовые конфорки), «зацепинг» (рисково кататься на транспорте, цепляясь за него снаружи). Совсем плохо, если на его странице на «стене» появляются цифры, начиная от 50 и меньше: это уже идет отсчет времени до последнего приказа. Когда подростку будет велено «выпиливаться», он уйдет. 

Как написано на одном из сайтов, если вам некогда, если вы много работаете — смените работу: лучше потерять ее, чем ребенка. «Сыт, одет, обут, что еще надо» — это «не играет». Играет серьезное к подростку отношение, внимание, и если его нет — ребенок отыщет его в другом месте. И поверит. И уйдет навсегда.  Не отпускайте его...
16 Марта 2017 11:07

Гнездо для «кукушки»

0
За красивым и непонятным для русского человека словом «бэби-бокс» стоит элементарный ящик для ненужных младенцев, который приверженцы этой идеи предлагают установить по всей России, прикрываясь гуманными соображениями и витиеватыми названиями. Почему перед очевидной непристойностью, аморальностью и безнравственностью этого проекта общество и правительство продолжают колебаться, не решаясь запретить его?

Вот и сенатор Елена Мизулина несколько лет назад склонялась к одобрению этого сомнительного способа для спасения младенцев. А уж ярые сторонники бэби-боксовской идеи и вовсе потеряли чувство меры, проливая слезы умиления над этим «окошком жизни» и «колыбелью надежды», с которыми, между прочим, у иных дельцов связаны расчеты на хорошие доходы: чтобы убедиться в этом, достаточно «полистать» Интернет.

Ведь стоимость одного такого «сборничка», по разным оценкам, доходит до миллиона рублей и больше. Неплохой бизнес для «старателей» в этом деле, если взяться за установление бэби-боксов «по всей Руси великой». На чем, кстати, могут хорошо погреть руки и граждане, заинтересованные в появлении анонимных, нигде не учтенных детей. Ведь что представляет из себя этот ящик?

Металлический контейнер, открывающийся снаружи и внутри, устанавливается в стене дома лечебного, социального учреждения, религиозной организации. И рядом — ни охраны, ни видеокамеры. После помещения туда ребенка внешняя дверца герметично закрывается. И забрать его опомнившаяся мать может лишь на основании ДНК-экспертизы стоимостью 40 тысяч рублей.

Принципиальное условие этого проекта — полная анонимность. Лицо, опустив дитя в коробку, беспрепятственно покидает место этого, по сути, преступления. И остается жить на белом свете вроде как с чистой совестью.

А теперь давайте посмотрим, что из этого может получиться.

В ящик, рассчитанный, кстати, на ребенка до года (!) можно «пристроить» и дитя постарше, и умученного, и даже неживого, как ни прискорбно об этом писать. Всё анонимно и никаких следов. Для следственных органов полный тупик.

Тем более поместить туда ребенка может не мать, а, к примеру, отец, не желающий платить алименты. Или любой другой человек, в том числе и похитивший дитя по предварительному сговору. Пропал и пропал ребенок. Опять же никаких следов. Такая анонимность бэби-бокса на руку и торговцам детьми, которые продают ребятишек, как известно, не только для устройства в семьи. Как же можно так безоглядно уповать на спасение младенцев в этом ящике? Не станет ли он, наоборот, средством для совершения преступления или сокрытия его следов?

Кроме того, пьяная мамаша может убить младенца, выкинуть его на свалку, продать наконец. А на вопросы по поводу пропажи ребенка, которого она носила, «свалить» всё на бэби-бокс. Отнесла, мол, и положила. И попробуй кто-нибудь докажи, что это не так...

Кстати, опыт зарубежных стран, где эти ящички начали устанавливать гораздо раньше, чем у нас, уже показал: наркоманки и алкоголички никакой «колыбели надежды» не ищут. Потому что процент погибших, выброшенных детей в маргинальной среде не сокращается. И у нас в области недавно прямо у дороги в одном из районов нашли уже погибшего младенца в обувной коробке. Вряд ли бэби-бокс мог бы спасти этого ребенка, ибо таким мамашам нравственные терзания — жить или не жить рожденному дитю — чужды...

Отнести малыша в детский ящик может только отчаявшаяся, не имеющая средств к существованию женщина или легкомысленная «кукушка», которую рано или поздно настигнет жестокое раскаяние. Им не ящичек, не «гнездо» для подкидышей нужно предлагать, а оказать необходимую помощь. И уж во всяком случае обеспечить право ребенка знать, какого он роду-племени, какие предки — не все же они сволочи и подлецы — стоят за его спиной.

Кстати, в Германии, первой внедрившей бэби-боксы в жизнь, принято решение об отказе от этого эксперимента. И комитет ООН по правам детей рекомендовал властям европейских стран ликвидировать все «окна жизни», полагая, что это нарушение прав детей, которые впоследствии захотят узнать, кто были их биологические родители.

В России сторонники бэби-боксов пытаются внедрить «колыбельки» с 2011 года. Первый такой ящик был установлен в Перми. Во многих регионах ими никто не воспользовался, и некоторые уже демонтированы.

Руководство Липецкой области, слава Богу, никогда и не подступалось к воплощению этой идеи. И тот факт, что 30 детей за минувшие пять лет в целом по стране были все-таки брошены в эти «окна жизни», еще не свидетельствует о решающей роли бэби-боксов в этом стечении обстоятельств.

У российских женщин есть и другие способы отказа от детей, вполне легальные. Другое дело, что оставить ребенка в государственном «гнезде» «кукушкам» станет проще. Им-то жизнь мы облегчим, а что будет с детьми? Однако лоббисты как раз безбожно манкируют этими обстоятельствами, уповая на бэби-боксы как единственное средство спасения ненужных родителям детей. И что ради этого никаких миллионов рублей не жалко...

Общество озадачено. Правительство тоже. Вроде как и не по-людски это — детей в ящики кидать. Ну а вдруг кого-то этим бэби-боксом удастся спасти. Правда, доказать, что именно ящик сыграл главную роль в судьбе младенца, вряд ли удастся. Но можно убедить в этом общество. В итоге правительство, которое ранее одобряло законопроект о запрете бэби-боксов, подготовленный, опять же, сенатором Еленой Мизулиной, его «завернуло». Для «существенной доработки».

Значит, опять всё повисает в неопределенности. И устанавливать бэби-боксы закон не обязывает, и запрета на них нет. Но обработка общества продолжается. Давайте активнее противостоять этой большой провокации, в очередной раз толкающей нас к тому, чтобы безнравственность и порочность признать нормой.

КСТАТИ 

Вчера, когда этот материал уже был сверстан, стало известно, что министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова заявила о низкой востребованности бэби-боксов, а также указала на риск повредить здоровью младенцов, попадающим туда.
5 Декабря 2016 17:08

За президента извинился поэт

0
Как все-таки поэты, писатели тесно связаны со своим народом, чувствуют его боль и страдания. Верно подмечено, что они выразители его духа и чаяний. И частенько власти и поэт стоят на разных берегах жизни.

Недавно турецкий поэт Хюсейн Хайдар принес России извинение за сбитый самолет Су-24, участвовавший в военной операции против террористов ИГИЛ в Сирии. Руководство Турции, в отличие от поэта, вины за сбитый российский бомбардировщик не признает. И это говорит о многом.

Для Липецкой области такое извинение турецкого поэта особенно дорого, поскольку в своем стихотворении он просит прощения не только у «великого русского народа» и у «каждого русского», но и у матери и семьи погибшего пилота, липецкого летчика Олега Пешкова.

Непонятно, как на этот поступок решился Хюсейн Хайдар, но его смелость достойна уважения. В Турции обстановка сейчас напряженная. После того как 24 ноября прошлого года турецкими ВВС был сбит наш самолет, внешнеполитическая и экономическая ситуация там обострилась, крепчает оппозиция, и президент Эрдоган предпринимает резкие шаги по ее «укрощению». Речь уже идет о репрессиях не только против курдов, но и ученых, журналистов, общественных деятелей, которых не устраивает нынешняя власть и ее политика в отношении как Сирии, так и собственного населения.

Кроме того, российские санкции ощутимо снизили уровень жизни в стране. После трагедии в небе с нашим самолетом турецкое руководство не пожелало урегулировать отношения с Россией, хотя бы в интересах своего народа принеся положенные в таких случаях соболезнования и извинения.

Турция обвинила российский самолет в нарушении ее воздушного пространства. Российские военные утверждают, что самолет летел исключительно над территорией Сирии. У летчиков был шанс спастись — они успели катапультироваться. Но их с земли начали обстреливать боевики. Пилот Олег Пешков был убит. Штурмана спасли и доставили на российскую базу. Страшно представить, что его ждало, попадись он боевикам в руки живым…

Понятно, что все торговые и экономические связи между двумя странами были разорваны. Наиболее сильно пострадали производственная и туристическая сферы Турции. А введение визового режима не позволяет многим туркам ездить на заработки в Россию. «Заморожены» межгосударственные проекты, а это значит, что одни граждане Турции потеряли работу, другие ее уже не обретут.

Все это, а также неоднозначная политика Эрдогана в отношении ИГИЛ (запрещенной в России и ряде стран организации), усиление радикального ислама в стране и многое другое порождают недовольство людей. Они переживают и разрыв с Россией, и то, что обстановка в Турции становится все более напряженной. Иные политики уже говорят о грядущей гражданской войне.

Теракт в Стамбуле в минувшее воскресенье показал, что в стране активизируются боевики, причем те самые, в борьбе с которыми погиб наш летчик Олег Пешков. А ведь это уже пятая крупная террористическая атака в Турции за последние месяцы, в них погибли более 200 человек, тысячи раненых. Ответственность за три теракта власть возложила на организацию «Исламское государство», февральский теракт в Анкаре против колонны с автобусами военных осуществила радикальная курдская группировка «Ястребы свободы Курдистана».

И вот в таких условиях знаменитый турецкий поэт не побоялся взять на себя, как сказано на одном из интернет-сайтов, поэтическую ответственность за «подлые и темные деяния» своих руководителей, называя их в своем произведении «проклятыми злодеями».

На весь мир заявляет он, что атакой на наш самолет совершено преступление, и за этот «позор» своей страны он просит прощения. Объясняя, что «порваны братские узы» между Турцией и Россией не по вине его сограждан и не по их беспечности, а из-за того, что народ, простые люди «не хозяева у себя в стране».

Россия для турецкого поэта Хайдара — это великое государство, отношениями с которой он и его многочисленные сограждане дорожат, это земля Горького и Маяковского, Юрия Гагарина, а теперь еще и Олега Пешкова. Это русские Иваны-фронтовики, защитившие Европу от фашизма. Это погибшие в Великую Отечественную войну русские женщины, дети, старики, своими жизнями заплатившие за освобождение Родины. В своем стихотворении Хайдар отдает должное России и за тех ее сынов, кто «руку нам подал в нашей великой национальной войне», кто «щедростью своей души осыпал нас благами в минуту трудную»…

В конце произведения он еще раз с горечью говорит о том, что «не смог от позора спасти свою страну»:

Великий русский народ, извини меня за это,
И колени склонив, я прощения прошу
у мамы Олега Пешкова.

Хюсейн Хайдар — поэт известный не только в Турции, его стихи переведены на многие языки народов мира, он широко печатается в литературных журналах. Поэтому его публичное «Извинение перед великим русским народом» привлекло большое внимание. Число сторонников поэта растет.

А студенты турецких университетов решили присоединиться к поэтической декларации Хайдара: на ресурсе YouTube появилась видеозапись акции, которую они провели на площади Таксим в Стамбуле. Они по очереди читали отрывки из стихотворения поэта.

Это поэтическое «Извинение…» автор тоже распространил в Интернете в своем исполнении, завершив видео обращением к матери пилота Олега Пешкова с просьбой о прощении.

Благородный поступок со стороны поэта, взявшего на себя ответственность за преступление руководства страны. Но большую политику делают не поэты и даже не народы. Судьбы мира вершат правители. И для этого у них есть армии, есть вооружение. Они запросто могут сбить самолет. Но они бессильны перед Словом. Они могут даже сгубить самого поэта. Но его Слово им уже не убить никогда…
16 Марта 2016 11:18

СПЕКУЛЯЦИЯ НА… ДЕТЯХ ДОХОДНЫЙ БИЗНЕС

0

Да, тема детства стала с некоторых пор особенно злободневной. Словно несколько лет назад не шла у нас речь о миллионах беспризорных, от которых умные чиновники тут же открестились: у нас, мол, таких нет. Безнадзорные – да, имеются, но это же две большие разницы…

Я до сих пор не вижу никакой разницы между первыми и вторыми, однако проблема словно сама собой рассосалась. Нынче общество озабочено, как обеспечить всем детям счастливое детство. Спору нет, это хорошее дело. И мы организовали совместную с областным управлением социальной защиты населения акцию «Счастливые дети – достойное будущее» не из конъюнктурных соображений. Ну, или не совсем из конъюнктурных. В области действительно очень многое делается для безопасности детей, для их нормального существования и развития, даже если к этому не располагают их семейные обстоятельства.

Взять хотя бы реабилитационные центры для несовершеннолетних. Дети из неблагополучных семей пережидают там бури, разыгравшиеся в их домашних «стаканах», где «шнурки», то бишь родители (в переводе с подросткового языка не последней свежести, ибо слышала такое выражение несколько лет назад) буйствуют и угрожают здоровью и даже жизни своих чад неадекватным, мягко говоря, поведением.

Какие только испытания не выпали ребятишкам, перемогающимся в этих центрах до благополучного исхода их судьбы. По полгода, по году, а то и больше уходит на то, чтобы вернуть детям психическое равновесие, привести в чувство их матерей и отцов, а некоторых даже уговорить полечиться от алкоголизма или наркомании, кого-то лишить родительских прав и устроить ребенка в приемную семью или детский дом, а кого-то и подвести под суд за измывательства над своими детьми, которых многие, и даже вполне цивилизованные люди, воспринимают как личную собственность: мол, что хочу, то и ворочу. И даже Тараса Бульбу всуе поминают…

В общем, социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних, открытые по всей области под эгидой социальной службы, – это настоящее спасение для сотен ребятишек. Которых матери и отцы избивают, истязают, насилуют, убивают. Морят голодом и держат взаперти в подвалах, на балконах, в собачьих будках. «Забывают» на мусорных свалках, в притонах, подпольных публичных домах. Ребятишкам, оказавшимся под патронатом социальной службы, можно сказать, повезло: их уже не выпустят из поля зрения, даже если в силу обстоятельств им придется вернуться в отчий, так сказать, дом.

И ради них тоже мы организовали эту акцию: не секрет, что над детьми годами измываются родители чуть ли не на глазах у всего села, под боком у соседей или родственников, и никому из них невдомек, что об этом нужно сообщить социальным, правоохранительным, опекунским органам, что нужно звонить во все колокола – спасайте ребенка!

Мы призываем в своих публикациях не быть равнодушными, не проходить мимо плачущих детей, не поощрять разгильдяйство родителей по отношению к ребятишкам. Чтобы не выносить потом из сгоревших домов маленькие трупики, чтобы не изымать из семей диковатых, потерянных для общества и жизни Маугли, чтобы не отводить глаза от маленьких мучеников, безмолвно вопрошающих: за что?!

* * *

Акцию организовали мы и для того, чтобы явить обществу и массу положительных, а то и героических примеров родительского подвижничества, призванных вдохновить и поддержать тех, кто от слабости духа и трудностей быта готов опустить руки – и напиться, забыться, уйти от проблем в состояние тихого опоя или безумия. Нет, хватает сил и у одиноких матерей, вдов растить детей достойными людьми. Есть и многодетные семьи, где умудряются развивать способности и таланты десятка ребятишек. Есть матери и отцы, сумевшие одолеть пагубную страсть к алкоголю и вернуть себе доверие детей и общества. Знаю случай, когда мать, бросив в пьяном угаре ребенка, впоследствии протрезвела и нашла сына в приемной семье, вымолила себе прощение и с помощью церкви и веры держится от пьяных соблазнов подальше.

И в районах есть семьи, где двоих, троих ребятишек сначала спасали от родительских «забот», а потом возвращали их протрезвевшим от горя и бесчестья матерям и отцам. Всё бывает. И какое счастье, когда угар взрослых проходит, и дети забывают о том, что им довелось пережить.

А как обеспечить счастливое детство тем, кто продолжает плакать под кроватью от родительских побоев, а мы об этом даже не знаем? Как вернуть детство тем, кто нищенствует в подземных переходах, кто промышляет на рынках и вокзалах, кто не учится, кто ночует в подвалах и на чердаках, кто сызмала курит, нюхает клей, пьет всякую гадость и от безысходности, непонимания, голода отдается извращенцам всех мастей? Как спасти тех, кого продают для медицинских целей, как беззащитного Ярика из одноименного фильма?

Дети стали доходным бизнесом для подлецов, не останавливающихся ни перед чем ради денег, для журналистов и политиков, спекулирующих на детской теме ради собственного рейтинга и, опять же, денег. Тут никакая милосердная акция не поможет. Нужен закон. Но какой? В состоянии ли обезопасить детей какие-либо законы в обществе, где секс и преступность, пошлость и разврат никакими законами не ограничены, существуют легально и формируют из маленьких наивных человечков отъявленных маргиналов и, простите, сволочей, потерянных, зависимых от разных допингов чудовищ?

 

* * *

Вот и Малахов занимается откровенной спекуляцией на детской теме, зарабатывает себе на нескудное пропитание, провоцируя «гостей» студии на самые грязные поступки и откровения, поощряя их низкие инстинкты и развратные страсти. И никакие законы ему не указ.

Казалось бы, соцработники, опекунская служба спасли двухмесячную малышку, которая «бедная» мама оставила своей то ли подруге, то ли товарке по общежитию, уже лишенной родительских прав на своего ребенка, и укатила на два дня вроде бы на практику. Но по прошествии указанного срока не вернулась, и подруга обратилась за помощью в соответствующие органы. Ребенка изъяли и поместили в дом малютки.

Заметьте: не завели дело на лишение родительских прав, не устроили в приемную семью или воспитательную группу, а просто обеспечили ребенку условия для существования, жизни. Но что началось в студии: соцработникам не давали слова сказать, обвиняли их в беспределе, крестили за «отобрание» ребенка, за нарушение прав матери на свое дите и так далее и так прочее.

Зарабатывает журналист, а где на местах, в глубинке не удастся спасти детей, потому что Малахов изо всех силах создает устрашающий образ сотрудников опекунской, социальной служб, которые, дескать, права не имеют.

Помогут ли новые «детские» законы и защитники прав детей, всевозможные фонды и центры оградить малышей и подростков от преступных родителей, от торгующих младенцами сотрудников родильных домов и детских учреждений, от приемных матерей и отцов, использующих детей в своих корыстных целях или попросту измывающихся над ними? От политиков и журналистов, кующих себе рейтинги популярности на детской теме?.. От извращенцев и греховодников?.. От псевдоблаготворителей, делающих себе славу на концертах и телешоу, за которыми никакой реальной помощи ребятишкам не стоит?...

Вопросы… Вопросы... Может быть, у кого-то найдутся ответы? Или общество в тупике? Однако даже в гражданскую войну государство сумело справиться с миллионами беспризорников, адаптировать их к нормальной человеческой жизни. Неужели мы хуже, слабее? Или мы и впрямь надеемся на какое-то эфемерное счастье, «которого не может не быть», и достойное будущее обеспечено нам автоматически? А может, мы считаем, что от нас ничего не зависит? Но это же неправда, от каждого из нас обязательно что-то должно зависеть. Или я ничего не понимаю в этой жизни…
17 Мая 2011 12:28