16+
Суббота 27 Мая 2017

Погода

+19° C

USD 0.0000
EUR 0.0000
Блог Александр Косякин

Чтобы березки росли...

0
Члены Совета Федерации Виктор Кресс и Александр Волков внесли в Госдуму законопроект о введении в законодательство понятия «трудовое воспитание». Эту идею поддержал председатель комитета Думы по образованию и науке Вячеслав Никонов, но заявил, что одних поправок в закон «Об образовании в Российской Федерации» недостаточно, решение проблемы требует комплексного подхода.

Наконец в гулких школьных коридорах послышались шаги, пока еще вкрадчивые, Здравого Смысла. Дети, это наше будущее, долго будут «благодарить» отцов за то, что не смогли (не захотели, не додумались…) «эту привычку к труду благородную» привить им с младых ногтей. В итоге будущие строители новой жизни себе поджарить яичницу не могут. Конечно, все это случилось не вдруг и вовсе не в результате развала СССР, на который принято теперь валить все без разбору.

Когда я учился в школе, трудовое воспитание вовсю применяли на практике. С понятными каждому указателями: на картошку, на помидоры, на кабачки, на свеклу (это в сельских школах). Лично я в этом не вижу ничего плохого. Учеба в школе в любое время — это труд, но наш разговор — о той его разновидности, про которую еще Высоцкий пел: «И голове своей руками помогал…» Возьмем примеры ясные и простые, как табуретка. Ее, кстати, в свое время мастерили на уроках труда. Конечно, на многие наши изделия садиться не рекомендовалось, но пару-тройку готовых экземпляров куда-то уносили в конце урока. А в 60-е годы в Задонске делали электрические утюги. Не на заводе, а в… Задонской первой средней школе. Заготовки привозили с конвейера, и на уроках труда под присмотром наставника ребята мастерили утюги на продажу. Школа зарабатывала деньги, дети учились ремеслу.

В те времена далекие, теперь почти былинные, компьютеров не знали, и потому, наверное, свободного времени у подростков было несравненно больше. В ходе летней практики ребята чинили ими же поломанные парты, пололи цветники, красили полы и заборы. Всюду были пришкольные участки. Их еще справедливо называли опытными — дети действительно приобретали жизненный опыт. Учились орудовать тяпкой и лопатой, да еще в их сознании, как ухоженное семя, прорастало очевидное: в школьной столовой ты ешь щи с капустой, выращенной собственными руками! И шницель уплетаешь с картошкой, которую сажал в майские дни собственноручно.

А когда всем классом собирали по дворам металлолом, иногда в запале таская друг у друга, приходило понимание того, что город твой благодаря тебе становится чище, а все эти железяки как-нибудь пригодятся. А ведь еще были «тимуровцы», способные не только перевести бабушку через дорогу, но и наколоть ей дров и натаскать из колонки воды. Самая живописная часть курортного Задонска — пойма реки Тешевки в центре города была засажена деревьями сорок с чем-то лет назад.

А кто помнит сегодня, что в семидесятые были школьные ССО (строительные отряды)? Вот из хроники тех лет. В 1972 году школа заключила настоящий (юридический) договор с РСУ, девятиклассники за месяц уложили 2540 квадратных метров асфальта, 55 погонных метров бордюров, заложили фундаменты двух производственных зданий, выполнили приличный объем работ на колхозном рынке — всего на 9988 рублей. На вырученные деньги ребята приобрели для школы (для себя то есть) набор эстрадных инструментов. Между прочим, ССО (в том числе школьные) и в наши дни резерв экономики.

Но вернемся в школу. Согласно статье 37 Конституции РФ принудительный труд запрещен, без каких-либо дополнительных условий. Правда, эти строгости вроде бы не запрещают школьнику мыть полы в собственном классе, но и тут старшеклассники нашли выход: сбрасываются по 50 рэ, и уборщица делает все как надо. Но то полы: ведро, тряпка — ни мотивации, ни престижа. Другое дело — подработка на стороне. Подростку нужны рocket money — карманные деньги, и он, не заглядывая в Конституцию, устраивается курьером, волонтером, даже машины моет (правда, это в больших городах). Значит, труд как способ что-то заработать и утвердиться в жизни все-таки востребован подростками. Но об этом почему-то не говорят, когда продвинутую молодежь собирают на специально выкошенных лужайках и с тучей кинокамер. Там больше про карьерный рост, перспективы, глобальный мир и разные свободы. Молодежь слушает, запивая едкие свои вопросы «Пепси», и лениво изучает программку: а чем завтра нас развлекать будут?

А поработать не хотите ли? Разумеется, за деньги. За хорошие деньги! Но это нам, взрослым, нужно думать — что и где предложить подростку, чтобы у него для начала появился блеск в глазах. И чтобы понятие «трудовое воспитание», над которым будут теперь размышлять в Думе, зацепилось за нашу жизнь и пустило корни, как та березка, посаженная детскими руками…
14 Апреля 2017 10:33

Ох, уж эти «мурки»

0
Недавно с телеэкрана сошел сериал с незатейливым названием «Мурка». Сошел, как почерневший снег с последней крыши, оставив на ней ржавые разводья. По-моему, только одна вещь прозвучала в фильме верно — сама «Мурка» — блатной мотивчик, используемый режиссером как рефрен. Тут, по крайней мере, музыканты в ноты попадали. А вот все остальные…

Один из авторов этого «шедевра» в интервью делился — мол, полгода просидел в архивах, изучая материал. Лучше бы, право, он просидел это время где-то еще и на чем-то другом — ни истории, ни смысла в сериале нет, одна бутафория. Есть, правда, в конце один интересный поворот, когда свихнувшийся от всех революционных страстей (и эскапад режиссера) чекист строчит из пулемета по всем подряд — по своим и чужим. Но вот главные героини… Обе изображают командиров (командирш): одна помыкает чекистами, другая бандитами. Обе одинаково задирают подбородки, щурят в гневе подведенные глазки и говорят всегда многозначительное, типа веское. Выходит смешно. То есть грустно.

Почти одновременно с телепоказом в Москве случилось не менее важное событие: некие активистки забрались на стену Кремля со стороны Александровского сада, зажгли дымовые шашки и развернули транспарант: «200 лет мужчины у власти. Долой!». Феминисток, даже не поцарапанных, и со следами макияжа, со стены благополучно сняли. И отпустили. А вопрос остался: почему только 200 лет-то? При Владимире Красное Солнышко их у власти тоже не было, хотя князь женщин любил. А вот его бабка, княгиня Ольга, была у власти и правила жестко, местами по-женски изощренно. Так что прежде чем карабкаться на стены, надо было полистать хотя бы учебник истории для младших классов.

Да и современная политическая жизнь полна примеров эмансипации. Женщины у нас возглавляют: Совет Федерации, Центральный банк, Счетную палату, ­Центризбирком, являются заместителями председателей правительства, занимают должности министра. Чего же еще?

Мы не случайно начали заметки с киноэпопеи. Феминистки давно одолели (что там Кремлевская стена!) Останкинскую вышку. Вы заметили, что на ключевых позициях в детективных сериалах давно сидят женщины? Они и следователи, и прокуроры, и дознаватели, и любовницы, но совсем редко — матери. Кобура у них всегда болтается буквально у груди, что соблазна у товарищей по работе не вызывает. Да и ногой в ухо такая амазонка может запросто заехать, если что. А ведь еще недавно женщина была тихой гаванью для утомленного в схватках с криминалом следака-мужчины. Бывало, она ему и царапины йодом помажет, и рюмку нальет, и постельку раскроет. Теперь все наоборот. Да ведь и сценарии (а то и детективные романы) пишут в основном представительницы слабого (по вчерашним меркам) пола.

Женщина желает, женщина хочет… Эти магические слова прежде гнали мужчину покорять Эверест, нырять в Марианскую впадину, рвать тюльпаны с городской клумбы и лезть по водосточной трубе к заветному окошку… Теперь они, слова, имеют иной смысл. Чего хочет женщина? Власти. Славы. Денег. Сильный пол иногда при этом рассматривается как… расходный материал.

Сумасшествие на ЦТ продолжается и тянется, как нудная декабрьская ночь. Малолетние нимфетки, конечно, слабость наших продюсеров, но и состарившихся звезд они не забывают. Закончилось, наконец, надоевшее всем бракоразводное «мыло» Анисимовой с эпатажным мужем. А тут еще Лариса Гузеева до слез расстроила страну, сообщив в «ящике» о том, что также разводится. Всех сводила-сводила, а свою семью не уберегла. Но тут вдруг выяснилось, что ушедший муж, по совместительству ресторатор, ведет теперь новую кулинарную программу «ТилиТелеТесто». С кем? А с Гузеевой! В общем, можно выдохнуть…

Те, кого не пускают в Останкино, ищут волюшки на улице. Вот по случаю Международного женского дня некие недопонятые гражданки организовали одиночные пикеты. Соберите подписи, определитесь со спонсорами, устройте акции (только, чур, не на Кремлевской стене!), но для начала — найдите кандидатуру. Эдакую русскую (московскую, питерскую, рязанскую…) Маргарет Тэтчер. И — вперед! Но без всяких глупостей с выцарапанными у конкурентов глазами!

Феминистки! Поддержите-ка лучше Юлию Самойлову, которую с ее инвалидной коляской не пустили на «Евровидение» в Киев. Растолкайте своими острыми локтями мужчин, столпившихся в очередном ток-шоу взахлеб обсуждать не вокал певицы, а безголосого Порошенко. Помогите Чулпан Хаматовой, которая свой талант, красоту и порядочность посвящает борьбе с детской онкологией! А карабкаться по кирпичной стене с дымовой шашкой — это совсем не ваше, это что-то из детектива, состряпанного обкуренным режиссером.

Конечно, надо сказать правду и про мужчин. Это они провоцируют феминисток, потому что сами превратились в токующих тетеревов, которые никого и ничего не слышат: накрывай шапкой и неси домой. Они бегают из одной телепрограммы (сериала) в другую (другой), они знают все, они красноречивы, но не всегда выбриты, им некогда сажать девушек на колени и целовать в зеленые глаза. Очень даже может быть, что дома перед зеркалом они примеряют не только галстуки, но и ажурные колготки… Вот, глядя на все это, женщины и берут слово.

Но еще есть женщины, умеющие жить без смартфона, чистить картошку, сажать на горшок карапуза, а когда требуется, идти твердой походкой к трибуне, к барьеру (у Соловьева), чтобы сказать — в Думе ли, на родительском собрании, в Общественной палате, на заседании правительства — свое слово. И мужчины, глядя вслед такой женщине, выворачивают шеи, как гуси на косогоре, но при этом со вздохом признают: да, умна…
10 Апреля 2017 12:38

ТРАМПункт в... Белом доме

0
И как это раньше мы жили без Трампа? Ходили в булочную, заваривали чай, что-то делали на работе… Но наконец его избрали, в чем западные СМИ сразу разглядели «руку Москвы». Однако мы привычные: где девке (американской) слезы, там нашей — смех (жаль, что партнеры русских поговорок не знают). И мы смеялись, или, скажем помягче, — сдержанно радовались. Да разве только мы! Многие страны и даже континенты разом превратились в персонажей из «Айболита».

Как удивительно точно ложатся строки Корнея Чуковского на современные реалии.


И пришла к Айболиту лиса:

«Ой, меня укусила оса!»

И пришёл к Айболиту барбос:

«Меня курица клюнула в нос!»


Гонцы со всего света занимали очередь к Трампу, наверное, толкались и ссорились: «Да вы тут не стояли, а мы еще с вечера…». Не все, впрочем, получили исцеление. На ритуальном «молитвенном завтраке» в Белом доме, где-то у дверей мужского туалета, дождалась встречи с Трампом волоокая Юлия Тимошенко. Лечить он ее не стал, только мельком взглянул. За пани Юлией выстроились уже другие:


А рядом бегемотики

Схватились за животики:

У них, у бегемотиков,

Животики болят.

И тут же страусята

Визжат, как поросята.

Ах, жалко, жалко, жалко

Бедных страусят!


Еще бы не было жаль этих, с больными животиками, из Евросоюза — чай, вместе «холодную войну» с Россией затевали. Надо помогать, но порошок нынче дорог, кому-то и не достанется. Бедные прибалтийцы уже рты раскрыли, готовые проглотить любую микстуру. И получили натовские танки, правда, не первой свежести. Обрадовались, но продолжили канючить — мол, «вывихнуто плечико у бедного кузнечика»…

Да что ваше пустяковое плечико, тут клиенты посерь­езней! Один Порошенко с вывернутыми карманами чего стоит. И разве только он?


Вдруг откуда-то шакал

На кобыле прискакал:

«Вот вам телеграмма

От Гиппопотама!»

«Приезжайте, доктор,

В Африку скорей

И спасите, доктор,

Наших малышей!»

Но не разорваться же Трампу! Да и куда ехать, когда своих больных на всю голову полно? Вот пример. Конгрессменша Уотерс с детской радостью принимает розыгрыш пранкеров Вована и Лексуса по поводу влияния России на исход выборов в… Лимпопо. Нет бы поискать на карте эту самую Африку и это несчастное Лимпопо, а она сжимает кулачок и грозит. Скандал! Да, ей в детстве не читали у кроватки Чуковского, тут она не виновата. Но готовность, с которой эта тетя поверила и бросилась в атаку на Россию, о многом говорит.

И вот уже в нашем вечно кипящем страстями телевизоре возникают новые мотивы. И они теперь, если обобщать, — не «за Трампа». Дело идет к тому, что привычную хворостину для внуков бабка теперь будет выдергивать из плетня с присловьем: «Ужо вам, неслухи! — вот придет Трамп…» А все дело в том, что предвыборные заключения доктора впервые разошлись с реальной практикой. Так, в штабе президента США вдруг начали требовать от России вернуть Крым. В пристежку, разу­меется, с санкциями, как же без них.

На эти ожидаемые перемены откликнулись в областном музее прессы «Антресоль». Здесь открылась целая композиция под заголовком «Наш друг Дональд Петрович Трамп». Две фигурки американского президента (одна — в виде кулачного бойца, другая — с умиротворенной физиономией) сопровождает подпись: «Когда американские СМИ начинают обижать своего президента, наши его защищают». Тут же — подборка на этот счет из газет, и двое мужичков, несущих портрет друга Дональда в золоченой раме… Но тема имеет развитие. Рядом на белом листе ватмана написано: «Попытка прогноза (робкая). О чем будут вещать наши телеканалы и газеты в январе 2018 года?» Посетители музея охотно берут в руки фломастер…

«С Обамой тоже начинали хорошо. Перезагрузка! Но, видно, не ту кнопку нажали…». «Как бы с Трампом не повторилась история, которая случилась с другим президентом в Далласе. С Джоном Кеннеди…» «Да все будет хорошо. Не у нас — у Трампа, и у Меркель…» «Белый дом — это Трампункт. Или он вылечит Америку, или она вправит ему мозги».

На ватмане еще есть место для Чуковского:


И бежит Айболит к бегемотикам,

И хлопает их по животикам,

И всем по порядку

Даёт шоколадку,

И ставит и ставит им градусники!


В общем, всех излечит, исцелит добрый доктор Айболит. Но не сразу. Да, скорее и не всех. Так что лучше лечиться самим, надежней будет…
24 Марта 2017 9:15

Про людей с песьими головами

0
Год как год. Начало как начало. Ничего нового. Охи. Ахи. Как всегда…

«3 января в 11 часов вечера по Большой Якиманке проезжала в санях-розвальнях компания ряженых в числе семи человек, которые пели песни и били в бубны. Городовой просил пение и музыку прекратить, но ряженые не унимались и попали в участок, где был составлен протокол». «Московский листок», 5 января 1906 года.

А вот заметка того же месяца, но с разницей почти в сто лет: «Суд в Москве отложил вопрос об избрании меры пресечения фигурантам дела о стрельбе из автомата в центре Москвы. Об этом в воскресенье, 8 января, передал «Интерфакс». Автомат, правда, оказался фейковым, что сразу сделало его похожим на тот бубен…

Пришел я с новогодними поздравлениями к теще, и она, не успев еще оправиться от грохота фейерверков, оглядываясь на окно, выдала:

— В этом году нас ждут большие неприятности…

— Что такое? — встревожился я.

— Комета прилетит и накроет пол-Земли… Ты не смейся! На этот раз все серьезней. Комета слишком большая. Она погубит Японию, Китай, ну и Америке тоже достанется...

В конце года кто-то ходит в баню, чтобы отхлестать себя березовым веничком, а кто-то лезет в телевизор со своими прогнозами. И хлещет ими, как веником, налево-направо. Когда своих фантазий не хватает, зовут на помощь тени Нострадамуса, монаха Авеля и Ванги. Вот теща и наткнулась на специальную передачу.

Ей еще повезло, она не знает, что Землю навещают пришельцы. Их корабли падают в основном в Америке, там их останки и гуманоидов хранят в секретных лабораториях военной базы, скрывая от остального ученого мира.

Когда астрологи обещают в один конкретный день львам (всем, миллионам львов на планете!) удачу в банковских делах, а рыбам (сотням миллионов!) — сладкую романтическую ночь, это вызывает усмешку. Когда это печатают солидные газеты, это вызывает оторопь. Но если за дело нашего «просвещения» берется ТВ, то тут уж хоть святых выноси. Для чего телевизионщики пугают народ — этот вопрос даже не задается. Потому что всё всем ясно: страсти-мордасти питают рейтинг, влияют на рекламное время и приносят прибыль. А уж Интернет, кажется, для того и был создан, чтобы пугать, путать и дурачить.

Вот на днях в Сети опять появился снежный человек. На фото он идет сзади обычного сельского мужика, догоняет его и прямо нависает над ним. Но ничего дальше не происходит (кто бы сомневался!), мужик идет своей дорогой, чудище — своей, Интернет — своей...

Под Новый год один журналист (цепкий, ловкий) выдал на ЦТ фильм об убийстве Григория Распутина. Склонный к творческим экспериментам, публицист ввел в сюжет в качестве исследователя…экстрасенса. Там этот специалист разглядывает фото убиенного старца (сделанное сто лет назад) и ощущает энергию убийства. По его словам, преступление было совершено ножом (несмотря на факты судмед­экспертизы того времени). Ну и так далее. Новое слово в документалистике сказано! Те зрители, которые «подсели» на сверхпопулярное шоу «Битва экстрасенсов», конечно, намотали на ус. Что им за дело, если Православная Церковь резко отрицательно относится ко всем этим «магам».

Приведу ответ, который дал одной прихожанке Максим Степаненко, руководитель Миссионерского отдела Томской епархии: «Зачем вы смотрите «Битву экстрасенсов»?! Это равносильно, что читать книги по магии и ходить на оргии сатанистов. Это опасное искушение. К тому же что там происходит: ловкость рук или денег? Зачем смотреть на тьму? Зачем верить обману? И тем более нашему телевидению. Вы плюнули при крещении на запад в сатану, после чего повернулись на восток к Солнцу Правды, Христу, только туда и смотрите, а назад оборачиваться и вглядываться во тьму не надо, а то вас ожидает судьба жены Лота».

Про тьму охотно писали классики. «Говорят, такие страны есть, милая девушка, где и царей-то нет православных, а салтаны землей правят… И все судьи у них, в ихних странах, тоже все неправедные; так им, милая девушка, и в просьбах пишут: «Суди меня, судья неправедный!» А то есть еще земля, где все люди с песьими головами.

— Отчего ж так, с песьими?

— За неверность…»

Это из «Грозы» Островского, ну вы помните. Но сейчас похожие истории рассказывают про великий и ужасный Октябрь семнадцатого. В этом году ему как раз сто лет. Прогнозами и пугалками занимаются люди серьезные, политологи, экономисты. И даже депутаты, правда, бывшие. Один из них ведет на YouTube свою тему, которая с понедельника по пятницу выходит под бесхитростной рубрикой «Плохие новости». Каждый эфир начинается со слов о том, сколько дней осталось до «новой исторической эпохи», то есть до 7 ноября 2017 года. Канал популярен: у каждого выпуска «Плохих новостей» порядка 80-100 тысяч просмотров, на аккаунт подписаны более 100 тысяч человек.

Примет действительно множество. Вот, к примеру, одна, бесспорная. В январе 1917 года, как заверяют серьезные историки, тоже была зима. И, видите ли, сегодня, спустя сто лет, снег, как и тогда, белый и пушистый. Ну, какие еще нужны аргументы?..
11 Января 2017 14:59

Веничек для Европы

0
Впадает Волга в Каспийское море, хотя кому-то это, может, и не нравится. И Земля вертится при том, что кто-то с этим не согласен. Россия и Европа — разные. Они, бюргеры, — хорошие ребята, а мы сами по себе. Вот и давайте дружить домами — в этом, думаю, и заключается, если отставить дипломатический политес, весь смысл международного сотрудничества.

Кстати, о дипломатии. В Сети продолжается горячее обсуждение заявления очередной дочки очередного российского олигарха, студентки МГИМО (который готовит дипломатов — тех, кто профессионально отстаивает интересы России за рубежом): «Везде лучше, чем в Рашке». У нее папа нефть качает из этой самой «Рашки», чтобы его дочь в МГИМО числилась, а жила в Америке. Многие осуждают студентку, а сколько думают так же, как она?

«Золотая молодежь» все чаще проявляет себя в скандалах, соревнуясь в крутизне. Можно на ступени МГУ на джипе заехать и выложить в Сети ролик. За каждой такой выходкой не просто выпендреж, а позиция: мне можно! И кажется, что за рулем сидит не мажор, а Шариков, которого попробовали сделать человеком, да не получилось. Вот и кричит он: «Да что вы всё: то не плевать, то не кури, туда не ходи. Чисто, как в трамвае. Чего вы мне жить не даёте?» Вот и живет на широкую ногу.

У меня есть знакомые в Европе. Русские. Они хвалят ее за устоявшийся порядок вещей, но зубы вставлять приезжают в Россию. Не потому, что дешевле (деньги у них есть), а потому, что наши дантисты лучше. Да и не в зубах дело. С глазами тоже проблемы — они у них грустные.

Я вот, например, думаю о наших, уехавших на ПМЖ в дальние страны, почему-то именно в пасхальные дни. Мы с утра пораньше идем в храм, а потом на кладбище к своим, хотя это и неправильно (для этого есть Радоница), но так уж сложилось. А как там они, в эти дни, за Гудзоном или Ниагарой? Как стучит сердце русского? Ведь и у них, этих иностранцев, есть на наших погостах родные холмики. Заросшие и забытые…

Люди великие любили Европу, но всегда тосковали по России. Гоголь ложился прямо на площади Рима и любовался облаками — ведь и на родине они точно такие же. «О России я могу писать только в Риме… Россия, Петербург, снега, подлецы, департамент, кафедра, театр — все это мне снилось. Я проснулся и пожалел только, что это поэтическая часть сна…» Бунин жил на Лазурном берегу в Грассе и всякую минуту думал о России, тосковал, почитайте его дневники. Но это великие…

Чересчур свободолюбивые сидельцы Сети считают, что в России слабовато с толерантностью. А вот на Западе… В общем, размышляют они, пока мы тут прозябаем, там живут красиво и вольготно. К тому же учителей да подсказчиков «в тему» за бугром хватает. Замечательный наш дипломат и поэт Федор Тютчев на это одной строкой ответил, как гвоздь вколотил: «Мы — русские, Европы не спросясь!»

Наши либералы еще с позапрошлых веков все кручинились: мало европейского в нас, ох мало. И все старались нагнуться, чтобы сапоги у западного человека вычистить — может, укажет место подле себя, хоть на время. А Европа и рада… Сегодня, покусывая, пощипывая при каждом удобном случае Россию, Европа напоминает пса, который скалит зубы на прохожего, не отходя от ног хозяина и все время на него оглядываясь: ну как я, здорово его облаял? И хозяин лезет в карман за конфеткой. Возьми конфетку, экий шельмец!

Да, кое в чем нам далеко до Европы. Нам далеко до западной привычки к порядку. Немец на работу никогда не опоздает, а француз не станет сажать у дома цветы в старую измочаленную покрышку. Но не будем убиваться, ведь к этой лакировочной, как палехская шкатулка, европейской жизни обязательным довеском прилагаются «западные ценности», которые для нас — пятое колесо в телеге. Геи? Однополые браки, бородатые папы в роли мам и бабушек? Да подите вы прочь с вашей толерантностью!

Сейчас в Москве предлагают установить… открытые туалеты для мужчин, никак не огражденные. То есть те, кому приспичило, могут воспользоваться этой европейской находкой. В Амстердаме подобные туалеты давно завоевали популярность. Как и в Лондоне. А в Париже они появились еще в середине XIX века. А мы что, кричат наши «новаторы», хуже, что ли?

На Западе много чего появилось из того, что и раньше составляло для европейцев гордость, а для русских было дикостью. Возьмем для примера… блох. У нас они годились разве что для ковки (Левша), а у европейцев — для забавы. Еще несколько столетий назад самым желанным подарком любимой была изящная инкрустированная блохоловка, сделанная из слоновой кости. Ее имели все французские красавицы и прятали в роскошных париках, а также и в самых интимных местах. Устроена блохоловка была просто: внутрь клали кусочек шерсти или меха, политый кровью, смолой или душистыми веществами. Заползшее внутрь насекомое прилипало к приманке. В XVII века среди французских кавалеров считалось модным хранить, как сладкое воспоминание, блоху, пойманную собственноручно на теле дамы своего сердца. Женщины тоже не терялись — вскрикивая от мнимых блошиных укусов, они приглашали кавалеров к поискам зловредного насекомого.

Все эти шалости объяснялись просто: редко мылись европейцы — к великой радости насекомых. А у русских даже в бедных семьях были бани. Но вместо того чтобы вовремя намылить шею, даже Людовик XIV у себя в Версале держал специального пажа для ловли блох. По той же схеме действовали модельеры, изобретая шелковое нижнее белье, к которому блохи и вши не прилипают. Это вместо того, чтобы попариться с веничком…

Так что не надо нам заливать про чересчур культурную Европу.
27 Декабря 2016 10:48

А пена все шипит...

0
Готовя детей к ЕГЭ, учителя любят давать задание: сравните два текста. Вот и мы туда же: «…Ступайте, Иван Иванович, ступайте! Да глядите, не попадайтесь мне: а не то я вам, Иван Иванович, всю морду побью!». «Пойдем, выйдем…  всякий баран будет меня учить... я двадцать шесть лет в журналистике работаю…».

В первом  случае у Гоголя друзья-помещики ссорятся — вспомнили? Из-за ружья. Во втором телеведущий Андрей Норкин на НТВ по-пацански выпроваживает из студии приглашенного политолога Сергея Запорожского. Из-за Украины. Повод что там, что тут — совершенно натужный. «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» попала в учебники, скандал на НТВ — в Сеть. 

Чем больше на телевидении разных шоу, тем больше скандалов. Зависимость, как черенок лопаты, прямая. Еще можно как-то понять новичка-ведущего, выскочившего, как черт из табакерки: только что кривлялся на сцене, и вот уже — журналист! Их теперь много на каждом канале, и они скоро возьмут эфир без боя и утопят зрителя в привычной им помойке. Но мы сейчас не о них, а о профессионалах. 

А вот ток-шоу «Время покажет», Первый канал. Обсуждают смерть ополченца Моторолы. Не всем он представляется героем. Разговор берет в свои руки ведущий Артем Шейнин: «…Я тоже убивал — дальше что? Вы же со мной сидите, разговариваете. И для многих людей я вполне себе легитимен. Моторола воевал на войне, которую развязали против русских людей. Это не то, проехали…» Ну да, Шейнин в  свое время служил в Афганистане, где все, все могло быть. Но журналист в массовом сознании занимает все-таки какую-то иную нишу, если даже не вспоминать про неправедную (опять же в массовом сознании) ту войну. В общем, за язык ведущего никто не тянул и о прежних своих заслугах можно было бы и промолчать, но он тоже не удержался. 

Вообще стилистика всех этих шоу больше напоминает атмосферу, какая была, когда открывали свежую пивную бочку в бане. Пена шипит, говорят все разом, руками размахивают, и дело в любую минуту может кончиться «прямым контактом». Такое понятие, как культура полемики, ушло, провалилось  куда-то в медийные тартарары. Да и аргументация порой достигает высот  советского агитпропа: «А у вас негров линчуют!», «А еще шляпу надел, интеллиге-е-ент!», «Дурак! — Сам дурак!» А участники… Их мы узнаем, не подходя к экрану, по голосу. Как родственников. Есть тут депутаты, политологи, ученые и обязательный «американский мальчик» для битья, который, наверное, по заданию Госдепа живет на нашем телевидении, перебегая из одной программы в другую и едва успевая менять рубашки.

В наше неспокойное время часто говорят об ответственности  политиков, куда реже — о пишущих и снимающих, хотя от  них много что зависит. Но где те флажки, за которые заходить журналисту нельзя? Где та мера, которой можно мерить добро и зло? В апреле 2015 года корреспондент Первого канала Михаил Акинченко прибыл в Хакасию снимать сюжеты про бушевавшие в регионе пожары. Стихия унесла жизни 34 человек, но к моменту прибытия съемочной группы — вот  досада! — пожар уже потушили. Вот и пришлось журналисту взять в руки спички. Он старался для своего канала, он хотел как лучше. Дело едва не кончилось уголовной статьей...

Похожих примеров немало. Вспомним кликуш «Пуси райт». Скандал  с хорошей подготовкой освещали многие СМИ. Вакханалию в храме Христа Спасителя снимало несколько камер. Операторы принесли их тайком и в нужный (кому?) момент включили. Вообще участие журналистов в подобных выходках — это что-то выламывающееся за рамки профессии. Правда, сами они еще городов не поджигают, чтобы первыми написать об этом, но уже на подходе «к  теме». 

Белокурую стерву с бензопилой, спилившую поклонный крест в Киеве, тоже снимала дюжина репортеров, и каждый успел полсотни кадров сделать. Ну да, в Киеве и не такое теперь возможно. А у нас… Скандал как мотивация, как  подпорка рейтинга, как образ и даже смысл жизни СМИ — примета времени. 

Где профессия, а где предательство профессии? Мы помним кадры военной хроники: Ладога, сорок второй год, «Дорога жизни». Грузовики осторожно пробираются  по некрепкому льду. И вдруг — артналет! Одна машина уходит под лед вместе с водителем. Камера работает… Еще пример. Донбасс. Во время обстрела смертельно ранен оператор Первого канала Анатолий Кляйн. Он умирает в кадре, но не выпускает камеру из рук! В это время его молодой коллега торчит в подворотне, чтобы снять любовника известной актрисы…  И в чем же принципиальная разница, спросит студент журфака. А вот в чем. Во время хроникальной съемки на льду второй снаряд мог попасть в оператора, и уже он бы пошел на дно. А в наши дни оператор, задрав штаны, бежит к редактору с «убойным» материалом, а оттуда — прямиком к кассе за гонораром. Успевшего принести в редакцию скандальный сюжет еще и похвалят на «летучке», а позже вручат премию, там, глядишь, определят в телеакадемики.  

Конечно, доброе слово и кошке приятно. А пишущему нужно хоть изредка гладить себя по головке, приговаривая совсем как Александр Сергеевич:  «Ай да Пушкин! Ай да сукин сын!» Но в нужную минуту всякому сочинителю полезно просто подойти к книжной полке, на которой и Пушкин, и Бунин, и Шмелев, и Набоков. И все сразу уляжется в бедовой голове. И еще вдогонку вспомнить Тютчева: «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется. И нам сочувствие дается, Как нам дается благодать…».
14 Декабря 2016 11:13

Патриотизм по... разнарядке

0
Год начался с приятной новости: в России утверждена программа патриотического воспитания до 2020 года. Она направлена на «создание условий для повышения уровня консолидации общества при решении задач устойчивого развития России и обеспечения национальной безопасности» — так говорится в справке к постановлению правительства. Выделены деньги. Определены ответственные.

Дело хорошее. Но кое-что меня смущает...

На днях беседовал со знакомым, очень уважаемым педагогом. Он все время с нескрываемым выражением отвращения на лице повторял слово «аккредитация». Так почему-то теперь  называют оптимизацию учебного процесса. Школу, чтобы она смогла подтвердить свою легитимность, подвергли настоящей экзекуции, завалив инструкциями. Причем одни и те же  из них «наверху» все время толковали по-разному, так что планы пришлось переписывать по несколько раз. Буква, запятая, закорючка во всей этой бумажной карусели были главными, а здравый смысл, практика, остались за скобками. Заметим, что все это происходит после недавнего общения президента с педагогами, где как раз и говорилось об излишней бюрократизации образования.

Самых серьезных опасений вызывает как раз первый этап  «программы по патриотизму». Ведь осваивать и переиначивать на свой лад ее будут чиновники в министерствах и ведомствах, не нюхавшие, как правило, пороху школьной жизни, а значит, каждый столоначальник что-нибудь да придумает, что-нибудь да привнесет-переиначит в ней. Именно так, к сожалению, частенько начинают свой жизненный путь у нас разные реформы и инициативы. 

Программа состоит из пяти разделов: научно-исследовательский, методический, информационный, совершенствование форм работы по патриотическому воспитанию и развитие волонтерского движения. Каждый, разумеется, срочно потребует массу семинаров, дискуссионных площадок и форумов. Правда, в конце стратегического курса к неизбежной орде исполнителей присовокупили и молодежь. Сказано: «а также и школьников, принимающих участие в различных мероприятиях патриотической направленности». Не забыли, вспомнили — кого надо учить патриотизму. 

Вот на этом хотелось бы остановиться подробнее. Вы заметили, что все реформы школы участие в них детей (а также и педагогов!) предполагают лишь на завершающей стадии. Схема всегда одна: сначала «наверху» придумают, а потом огорошат «низы» — исполняйте. Точно так сержант знакомит новобранцев с армейским распорядком: не можешь — научим, не хочешь — заставим. Но школа — не казарма. 

Мне кажется, что выполнение программы упрется, во-первых, в самого ученика, а во-вторых (или, во-первых?), в планшет, от которого его теперь трудно оторвать. Дело зашло слишком далеко. Дети перестали читать. Это наконец-то заметили. Вот мнение председателя Государственной Думы Сергея Нарышкина: «Развитие литературы, поддержка русского языка находится в числе стратегических задач государства, поскольку это неотъемлемая составная часть и национальной культуры, и национальной безопасности». Раз так, то впору уже кричать «Отечество в опасности!» И я не представляю, что можно (нужно!) сделать, чтобы старшеклассник согласился поменять (хотя бы на время) компьютерную игру на «Преступление  и наказание» Достоевского. 

Конечно, не все подсели  на эти игры. Но ведь можно читать Чехова в пляжном шезлонге, и даже загибать страницы в «Войне и мире» Толстого, качаясь в гамаке, но поднимет ли это в человеке градус патриотизма? Специально огрубляю вот зачем. По моему глубокому убеждению, патриотизм должен быть деятельным, практичным, приносящим пользу обществу. Примеры специально буду приводить совсем простенькие. 

Каждую весну общественность Задонска предлагает мэрии привлекать школьников к посадке деревьев. При этом напоминает, что русло речки Тешевки в самом центре города в свое время было озеленено именно учащимися. Знаете, что говорят чиновники? «Это раньше так было. Теперь  требуется согласие родителей на такие мероприятия…» То есть папа-мама-бабушка в суд могут подать на школу, если ребенок выкопает ямку и принесет из колонки ведерко воды. Но ведь знаю, что, сидя летним вечером в палисаднике, бабушки-дедушки сладко вспоминают свою юность. У них есть повод: внук наотрез отказался поливать огород, вместо этого нырнул в компьютер и  не вынырнул. Да, было время, всем классом собирали по дворам металлолом, иногда в запале таская друг у друга. Но  приходило понимание того, что город твой благодаря тебе становится чище, а все эти «железяки» как-нибудь пригодятся металлургическому заводу, а значит, твоей стране.

А школьные строительные отряды (уж не говорю про студенческие)? Ведь были же! Или им сейчас дела не нашлось бы? В 1972 году задонская школа заключила настоящий (юридический) договор с РСУ, девятиклассники за месяц уложили 2540 квадратных метров асфальта, 55 погонных метров бордюров, заложили фундаменты двух производственных зданий, выполнили приличный объем работ на колхозном рынке — всего на 9988 рублей. На вырученные деньги ребята приобрели для школы (для себя, то есть) набор музыкальных инструментов.

Вот где-то здесь — под бордюрным камнем, под полотном асфальта, в веточках только что посаженной тобой акации этот самый патриотизм и  начинался. Он вел тебя по жизни и  вышибал слезу, когда наш советский флаг поднимался по флагштоку где-нибудь на чемпионате мира (неважно по какому виду спорта) в любой стране мира. 

Когда случился конфликт с китайцами на острове Даманский, я учился на первом курсе университета. Всей группой мы решили  идти в военкомат — как наши отцы во время Великой Отечественной. Неважно, что нас отговорили, неважно. Важен был порыв, который тоже как-то, я думаю, соотносился с высоким словом «патриотизм».
3 Февраля 2016 9:44

Нашей кашей по пармезану

0
Иногда может показаться, что классики спорят друг с другом об одном и том же. А на самом деле они так тоскуют…

«Запах антоновских яблок исчезает из помещичьих усадеб. Эти дни были так недавно, а меж тем мне кажется, что с тех пор прошло чуть не целое столетие»… Это — из Ивана Бунина. А вот другая цитата: «Пишу Вам из России — самой настоящей, с чернозёмом, Доном, соломенными крышами, лаптями, яблоками. Воздух — как парча — весь расшит запахами яблок разных сортов: пахнет аркадом, шелковкой, малокваской, лимонкой, анисом, боровинкой, грушёвкой, китайкой — знаете Вы такие сорта? Яблок здесь столько, что ими кормят тут коров». Так писал Евгений Замятин поэту Максимилиану Волошину из Лебедяни в 1924 году.

Про малокваску, думаю, не только поэт Волошин, но и теперешние жители Лебедяни не слышали. Да и откуда? В супермаркетах их поджидали гладкие, глянцевые, без единой морщинки, краснощекие польские яблоки. Мы брали их килограммами: деткам по штуке на каждый день — в школу, заболевшей бабушке — в больницу, к приходу гостей — на стол, в вазочку. Мы отдавали за фрукты кровные рубли, не задумываясь, что платили полякам (читай — их поддерживали), которые, как мы знаем, на Россию косо смотрят.

Самое распространенное сегодня слово — «импортозамещение». Его одинаково легко выговаривает и первоклассник, и дедушка на деревенской завалинке. Но товарищи более просвещенные помнят другой фразеологизм — «продовольственная безопасность». То есть о проблеме как таковой всегда знали люди в правительстве, а экономисты упрямо проводили черту, за которой эта самая безопасность (она оценивалась в 80 процентов оте­чественных продуктов) кончается, а начинается сплошная зависимость. И вот интервенция продовольствия в страну достигла запредель­ных размеров, превысив 21 миллиард долларов и заняв 48 процентов общего объ­ема провианта. И раздался стон: да что ж мы — косорукие, что ли? Первой заспешила на помощь правительству деревня. Да, собственно, она всегда была готова подставить натруженное плечо и прежде делала это раньше других отраслей народного хозяйства.

И вот утихли разговоры про «черную дыру», как еще недавно либералы называли русскую деревню. Сегодня те же либералы уже кричат о противоположном: мол, это сельское хозяйство вытягивает экономику. Ну да, вытягивает. Но вот что обидно. Россия остается ведущей державой в таких высокотехнологичных отраслях, как космос, атомная энергетика, «оборонка». Любой спутник и подлодка куда круче самых навороченных CLAАS, DOMINATORов и JOHN DEEREов. Однако наши агропросторы бороздят именно иномарки.

Импортозамещение — это как свежий воздух, который врывается в затхлую комнату через настежь распахнутые окна. Эту кампанию можно сравнить с петровскими ухватками, только наоборот. Многое теперь открылось. Что, разве мы не знали про польские яблоки и норвежскую семгу? Знали, но нашим чиновникам сподручнее было заключать с «партнерами» контракты: выезжать для их пролонгации за рубеж (с женами и подругами). Конечно, это проще, чем заниматься настройкой механизма у себя дома.

Россия богата не только нефтью и газом. Но, например, и лесом. Плавая на байдарках в молодые годы по рекам Карелии, я наслушался от аборигенов разговоров на тему «продали Россию капиталистам». Там, в тайге, шли сплошные рубки «корабельного» леса, натужно кряхтя, лесовозы везли в соседнюю Финляндию «кругляк», а оттуда к нам в Союз поступала глянцевая бумага для печатных машин. Многое ли изменилось с тех пор? В принципиальном плане — нет.
В 1970 году Сергей Герасимов снял две серии своего знаменитого художественно-публицистического фильма «У озера», который сразу начинался с проблем ЦБК — Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. Почти полвека прошло, а мы и теперь говорим про те же проблемы. Только в  2013 году правительством было принято решение о переносе мощностей в другие регионы. Но что-то с тех пор не слышно об углубленной и повсеместной переработке древесины, если говорить не только о пиломатериалах, но и о бумаге. 

И все-таки в разных сегментах экономики перемены идут. На многие вещи мы сами себе открыли глаза. Но что дальше? Конечно, с помощью «Роспотребнадзора» можно зажечь красный семафор на пути цветов из Европы (и то: что-то голландцы расшалились, все стремятся пнуть Россию при каждом удобном случае). В конце концов, можно надергать для любимой ромашек и за околицей, но… Но лучше все же научиться культуре вообще и культуре выхаживания тех же тюльпанов на своих огородах в частности, а голландские пусть уж нюхают другие…

Да мало ли чего можно выращивать на нашей благодатной земле! И не только фрукт-овощ. Ну разве вместо прибалтийских шпрот мы не найдем себе закуску? Или нет для нас в жизни счастья без сыра пармезан? Но в этом патриотическом раже не выплеснуть бы с водой и ребенка. Вот братья Михалковы собираются строить по всей России сеть национальных закусочных и, кажется, готовят замену «Макдональдсам», попросив у государства на эту затею миллиард рублей. Но ведь «Макдональдс» пришел к нам не просто с красивой вывеской, а с технологиями, которые годами шлифовались во всем мире. Смогут ли братья, не будучи профессионалами, срежиссировать свою новую «картину» — большой вопрос.

В Думе готовят сегодня законопроект, требующий лимита для ресторанов на иностранные блюда. Условие такое: 50 процентов на столе должно быть из блюд традиционной русской кухни, остальное — уж ладно, пусть будет «ненашенское». В общем, «фифти-фифти». Конечно, предвидятся вопросы: а куда отнести «оливье» и как быть с помидорами и картошкой, которые тоже завезли однажды из Европы? И не останутся ли в нашем меню только репа, квас да каша?
Впрочем, авторы законопроекта готовы к этим колкостям, у них есть критерий: русские блюда — это те, что придумывают в России. А вот за это можно быть спокойным! В этом деле за нами не угнаться. Уж что-что, а придумывать мы горазды. Хоть с утра до вечера…
24 Ноября 2015 15:24

Мухи на липучке

0
Беспросветно глупые песни сего­дня не редкость и на сцене, и в эфире. Вот как-то в машине включил приемник и услышал:
Я хочу, чтобы ты заслонил 
меня рукой 
От полнолуния
Я готова быть ведомой тобой:
Чем выше любовь, тем ниже 
поцелуи…

И ладно бы, если бы такое проскрипел некто у подъезда с бутылкой пива в руке — это бы показалось органичным. Но это пропела несколько раз (припев называется) солистка с недурным голосом. Более того, это все сопровождал профессиональный оркестр, в котором звучала даже скрипка!

Пример простенький и очень типичный для нынешней эстрады. Там окормляется целая индустрия пошлости. Работает отлаженный конвейер. Как это происходит? Как рождается, простите, «песня»? После того как автор навалял очередную «нетленку», он показывает ее другу, жене, любовнице. Получив одобрение типа «валяй дальше!», несет композитору. Тот, взяв пару аккордов (но прежде пересчитав гонорар), согласно кивает головой! Дальше дело за исполнительницей. О! Тут проблем вообще не возникает. У хорошего композитора певуньи стоят в очереди, ведь композитор, в отличие от всех этих… как их — соучастников процесса, мимо нот не напишет, так что очень многое зависит от него. 

Допускаю, что музыканту тоже хотелось бы, чтобы ему принесли слова: «Вьется в теплой печурке огонь, на поленьях смола, как слеза», но не принесут же! Сам он стихов теперь не читает, да и кто ж «за так» будет сочинять на них музыку? В общем, есть целая «Фабрика звезд» со своими многостаночниками, передовиками, стахановцами, «горячей сеткой», скользящим графиком, ночными сменами, профосмотрами (их называют кастингами), презентациями, фестивалями и, само собой, грызней за кулисами.

Мне кажется, песенный жанр сегодня самый убогий. Это раньше песня нам «строить и жить помогала», нынче — зовет в подворотню, туда, где пивко по кругу и окурки шуршат под ногами. Наши авто — эти жестяные коробки, заполнены какофонией, и всегда кажется, что там, за тонированными стеклами, одна и та же мелодия — бу-бу-бу-бу.

В городе Сочи, у концертного зала «Фестивальный» на холме вытоптана вся трава — тут каждый вечер собираются слушатели: зрителями они быть не хотят (билеты дорогие), а вот звук из открытых приделов концертного зала достается всем бесплатно. Там, на сцене, для тех, кто с билетами, надрывается Стас Михайлов. Но что мы Михайлова не видели? Правда, слов со скамейки не разобрать, но это к счастью.

А как все-таки быть с поэзией? О ней, прежде всего, должен волноваться школьный учебник. Однако представьте: старшеклассника, еще не остывшего от лета, загорелого, опутанного наушниками плеера, школьная программа грубо берет за шкирку и тычет носом вот в эти строчки: «Не все так однозначно в определении романтической поэзии… Все в конечном итоге зависит от преобладания, доминирования того или иного начала, которое и обусловливает художественные особенности произведения…» Кто писал это? Сочинителя подобных текстов я представляю себе так: сидит он, укрывшись клетчатым пледом (затемпературил!), ноги в тазике с горчицей, под носом слякоть… Левой рукой щелкает пультом, правой пишет: «Пересоздающие — по прихоти «ночного» воображения — детали Татьяниного сна оказываются лишь романтическим отсветом в романе…» Конечно, сам сочинитель тоже был когда-то старшеклассником, заглядывался на девчонок, а самую рослую пытался даже охмурить стихами Блока. Но все это было давно, еще «до исторического материализма», а теперь вот тазик с горчицей, градусник, клизма — никакого романтизма…

Зато с прозой, кажется, у нас дела получше. Каждый теперь ваяет исключительно романы. Никто не пишет повестей, эссе. И даже рассказов. Сразу — романы! Хотя всякий сочинитель может сравнить свое произведение, например, с классическим образцом, пусть это будет «Война и мир» Льва Николаевича. Вот он писал романы. Хотя силен был и в других жанрах.
Как теперь работает писатель? Наваляет за недельку-другую опус и сразу несет свою «Гаврилиаду» в издательство. А там, не читая, выпишут счет на оплату и по приходу запустят станок. Дальше — розница. Никаких книжных развалов, никакого бума — открывайте стеклянную дверь книжного супермаркета и выбирайте: всюду твердый переплет, приличный дизайн, как и цены. Особенно много «новинок» по истории. Теперь у нас есть кому сказать правду. Иной «ученый-писатель» похож на рано достигшего половой зрелости акселерата, которого долго не выпускали из дома, и вот теперь он «отвязался», носится со щенячьим восторгом всюду, уши горят от возбуждения, и ему так и хочется залезть на садовую скамейку, чтобы все увидели, какой он крутой. И он выдает! Барышни закатывают глаза и падают на цветочную клумбу...

Литературная шпана много чего выдала на-гора за последние годы. И продолжает радовать мир своими «открытиями»: Куликовской битвы-де вовсе и не было, а имела место заварушка на Кулишках в Москве, Александр Невский — вообще родом из Орды и т.д. Все это вроде бы из той же «оперы» что и «Кто взял Карфаген? — Я не брал, Марьиванна», но ведь травят эти анекдоты не за липким столиком в пивнушке, а в изданных книгах.

А еще литературу принято различать сегодня по половым признакам. Появился термин «Женская проза», будто она имеет свой парфюм, белье и гигиеническим кремом намазана. Но и то правда, что женщины отбили у мужчин для себя целый косяк книжного рынка и пишут теперь детективы. Каждая нынче Агата Кристи. Более того, дамы застолбили за собой в так называемой литературе золотоносный участок «сетевой прозы». То есть писать (и даже издаваться!) теперь можно, не вылезая из-за кухонного стола или лежа в теплой постели. Настучала на клавиатуре, прихлебывая из бокала, очередное «фэнтази» и тут же отправила в Сеть.

Снова включил радио. Узнал много нового. И понял, как сочиняют современные песни. Главное — более или менее попасть в рифму, все остальное абсолютно неважно. Вот хит сезона, он начинается очень пафосно: «Граждане Российской Федерации!» Слово найдено удачное, рифмы к нему пристают, как мухи к липучке: «провокации», «сенсации», «санкции»… Синонимический ряд можно продолжать.

Тут я потянулся было нажать на приемнике кнопку, да показалось, что оттуда высунулся здоровенный волосатый кулак. И — голос: «Я те выключу!» Да я ничего, я только звук прибавить… Я дослушаю…
20 Октября 2015 7:26

Меняю Анталью на «Задонщину»

0
Заграницу трясет. Юг Европы осаждают мигранты из Африки, в Турции — теракты, раковая опухоль под названием ИГИЛ распространяется стремительно в странах, чьи доходы от въездного туризма были определяющими. В эту заваренную кашу свои «специи» добавляют наши туроператоры: вот снова один оказался недееспособным, другой — просто жуликом. Конечно, кое-где отдых за границей дешевле, а сервис круче, чем у нас. Но и то правда, что при первом же форс-мажоре мы все кричим «Мама!» и «Хочу домой!»

Вот цифра: по данным задонской райадминистрации, за шесть месяцев район посетило 87 тысяч человек. Если предположить, что каждый из них оставил на территории хотя бы тысячу рублей, то выйдет кругленькая сумма. Впрочем, если что-то в казну и попало, то весьма замысловатым образом, во всяком случае, «пощупать» это не получится. Я говорю сейчас о разветвленной, осмысленной инфраструктуре туристического сервиса в виде ресторанов, гостиниц, туристических маршрутов, музеев, продажи сувениров и всякой экзотики, на которую гости захотят приехать посмотреть, сознательно вывернув, простите, карманы.

Сегодня модно говорить о смыслах. Один из них я бы подверстал под давнюю идею создания «Серебряного кольца Москвы». По примеру «Золотого». Это весьма масштабная и амбициозная задача. Но именно Липецкая область могла бы начать пилотный проект в России. У нас достаточно дивных мест, памятников и ресурсов. К тому же в области имеется совершенная транспортная логистика: федеральная автострада, международный аэропорт, железнодорожные узлы и даже вполне себе сплавные реки.

Смысл «Кольца» в том, чтобы помочь провинции обратить на себя внимание, перенаправить часть туристических потоков (конъюнктура рынка, как мы уже говорили, сегодня просто обязывает это сделать) на первых порах в Задонск, Елец, Хлевное, Становое, которые уже «сидят» на одной из самых оживленных автотрасс России — М-4 — и имеют достаточный потенциал развития туризма. Потом подтянутся другие территории.

Давайте дальше загибать пальцы. В Задонске, Ельце уже созданы особые туристические зоны. Елец — сам по себе музей под открытым небом, образчик старорусского мещанского города, который, напомним, на год старше Москвы. Задонск — один из центров православия с тремя действующими монастырями и святынями, куда едут паломники со всего света. Мистическая аура Кургана, веселый каламбур «Кудыкиной горы» привлекают тысячи людей. «Форест Парк» под Задонском имеет лыжную трассу международного уровня.

В районе еще в 1925 году была открыта знаменитая «Гагаринская стоянка древнего человека», находки вошли во все мировые каталоги. Ежегодные раскопки под Задонском и в Ельце выявляют много артефактов времен скифов и походов в наши места Тамерлана. Можно привлекать на раскопки молодежь, одновременно устраивая фольклорные, театрализованные мероприятия. Ученые вынашивают идею создания здесь заповедной зоны «Донская лука». Самый маленький в мире заповедник «Галичья гора», вошедший в «Книгу рекордов Гиннесса», тоже здесь. Немаленькие лесные массивы, охотоугодья, чистые реки — все это тоже «положим» в копилку рекреации.

Все перечисленное уже имеется, так сказать, в наличии. Это как в арифметике — дано. Дальше — сама задачка: ответ известен, а вот решение…

Туристическая зона «Задонщина» существует с 2006 года, но я не помню ни одного предметного, скрупулезного разговора на тему: как в разы поднять интерес инвестора и туриста к территории? Чтобы вышел этот разговор с депутатами, активом, бизнесменами, с приглашением специалистов. Чтобы с планом и деталировкой, со стратегией и тактикой. Сладкое слово «Задонщина» звучит в докладах как некий музыкальный фон, а вот акцента, эдакого крещендо, нет.

Между тем если вывести за скобки монастырский комплекс (сюда едет не турист, а паломник), то придется с грустью признать: кроме краеведческого музея в городе гостю предложить особенно нечего. Отчасти ситуацию пытаются исправить… журналисты области. Издательский дом «Липецкая газета» со своими СМИ завершает создание в Задонске областного музея прессы. И останавливаться не собирается — помощь району будет оказана в виде имиджевых проектов и… создания новых музеев. Уже к новому году на базе местного техникума предполагается открыть «Музей каретника Михеева». В планах создание «Музея русской нужды», «Музея несбывшихся надежд», «Музея Мандельштама» (названия условные).

Вообще двигаться вперед можно разными способами. Я бы предложил назвать систему «паровозом». Есть локомотив — генеральная идея, а к ней цепляются вагоны: сегодня один, завтра другой, потом третий... Вот, к примеру, тема: «Русская усадьба». Многих в нашем Отечестве, а тем паче заграницу живо интересует Россия ХIХ века. Россия Тургенева, Пушкина, Чехова, Толстого. В области сохранилось несколько «дворянских гнезд». Можно каким-нибудь образом связать уцелевшие (пусть осколки) русских усадеб в единый… смысл. Пусть с ними придется долго еще работать, но идею можно выпестовать и предложить обществу. Почему бы не устроить погружение в атмосферу того времени? Выглядеть это будет так. Гость играет по правилам. Сдает на хранение мобильник и в течение оговоренного срока с миром не общается. Он может быть помещиком, а может — дворовым, которого за его же деньги… выпорют на конюшне (ну-ну, шучу!). По его желанию устроят бал для взрослеющей дочери. А могут организовать… вызов на дуэль с предварительной пощечиной. Да и саму дуэль устроить по всем правилам, исключая разве что роковой выстрел. Задонский отдел культуры, краеведческий музей уже показывали игровые инсталляции, в частности балы позапрошлого века, так что какой-то опыт есть. Идею «погружения в прошлое» можно осуществить в усадебном комплексе Муравьева-Карского в Скорняково, где уже работают оригинальное кафе «Бальмонт», а неподалеку — несколько деревенских стилизованных гостиниц.

Однако любая идея нуждается не только в креативной поддержке. В идеологической, административной — тоже. В Задонске сразу несколько домов объявлены к расселению. Все они имеют статус выявленных памятников, а это значит, что по нашим мудреным законам просто так снести их нельзя, но и переделать — тоже. Тупик. Между тем дома расположены на оживленном туристическом «тракте» — улице К. Маркса. Почему бы в них не открыть какие-то музеи? Другой такой возможности, может, никогда и не будет.
17 Сентября 2015 8:10

И снова тень наводят на плетень

0
Обобщали как-то опыт одного из прежних районных прокуроров. Не в деле раскрываемости преступности, а в деле … разведения свиней. Уж очень своевременно он соорудил закут в приусадебном сарайчике и запустил туда двух хряков. Партия только-только вывесила лозунг про продовольственную программу, так что прокурор оказался на высоте: личным примером поддержал принятые решения. Дело происходило на пленуме райкома КПСС, и было это много лет назад…

Вообще о резервах в производстве сельскохозяйственной продукции в стране вспоминали периодически. При обострении международной обстановки, а также если очередной генсек вставал не с той ноги. Так однажды возникла идея сажать кукурузу за Полярным кругом, а мясо птицы получать с каждого квадратного метра любого водоема. Никита Сергеевич Хрущев велел посчитать площадь всех рек, озер и прудов, а дальше была сплошная таблица умножения…

Был загиб и в другую сторону — это когда налогом обложили каждый смородиновый куст и всякий петушиный гребешок. А еще был запрет на… лошадь. Корову завести селянин мог, а вот коня — фигушки: кулацкая скотинушка и сплошной пережиток! Правда, было это в ту пору, когда крестьянину и паспорт иметь не полагалось, выезжать за пределы родного колхоза — тоже. Так что утверждать, что личное подсобное хозяйство (ЛПХ) граждан государство оставляло без внимания, мы никак не можем.

Это присказка.

Недавно о личном подсобном хозяйстве серьезно говорили в правительстве. Был повод. На совещании в Сочи о ходе сельскохозяйственных уборочных работ в 2015 году губернатор Ставропольского края поднял вопрос о лимитах на поголовье скота и птицы в личных подсобных хозяйствах. По его мнению, некоторые лица содержат большое количество животных, при этом не являясь индивидуальными предпринимателями и не выплачивая никаких налогов. Губернатора услышали — было дано поручение главам Минсельхоза, Минэкономразвития и Минфина проработать вопрос об ограничениях количества скота и птицы в личных подсобных хозяйствах. Этим же вопросом займется и Государственная Дума, когда вернется с каникул.

Многие в обществе решили, что в Сочи взорвали бомбу. Информационную. Вспомнили про «продовольственную безопасность», ведь, по данным Росстата, на конец июня 2015 года на долю личных хозяйств населения приходилось 46 процентов всего поголовья крупного рогатого скота в стране, 19 процентов свиней и 46 процентов овец и коз. Тут уж сам собой возникает образ… курицы, несущей золотые яйца. Страна с громадными усилиями поворачивает штурвал машины импортозамещения, налаживая производство мясного провианта, и вдруг такое! Есть и еще один нюанс громадного политического и социального звучания: в последние годы русская деревня воспрянула духом, процесс умирания сел затормозился. А вот «наезд» на личные подсобные хозяйства может его возобновить. Все это — очевидные вещи. В том числе и для правительства — никто не подбирается к селу с мясницким ножом, чтобы порезать последних чушек. Речь — о наведении элементарного порядка и учета в ЛПХ. Дело в том, что само понятие «личное хозяйство» до сих пор лишено количественных критериев. Житель Кобелевки, у которого стайка гусей и коза на привязи, и владелец отары овец в тридцать голов — по статусу равны перед законом. Бабулька из Колыбельки со своей удойной Зорькой и ее сосед — со стадом бычков под две тысячи — де-юре одно и то же лицо. И в этом дисбалансе нужно, конечно, разобраться.

Но щепки уже полетели — тревогу бьют аграрии из разных регионов страны. «Возможно, для южных регионов это и допустимо, но для северных — просто беда, считает экс-глава архангельского АПК, председатель регионального отделения «Российского аграрного движения» Владимир Личный. — Введение ограничений поголовья скота и птицы для личных подсобных хозяйств — непродуманная глупость». Из Сибири в центр идут такие же депеши. Отчего тревога?

С другой стороны, и владелец тучной отары, и скромный хозяин полуподпольного сырного заводика для государства — не бедные крестьяне, а субъекты налогообложения. Соблазнительно пополнить ряды индивидуальных предпринимателей в стране за счет этой категории: увеличатся налоги, и платежи в Пенсионный фонд потекут рекой. Но вот пример. Два года назад неожиданно для частных предпринимателей более чем в два раза повысили ставку взноса в Пенсионный фонд. Сотни тысячи владельцев патентов и просто ИП побросали свои удостоверения и … «ушли в тень». Через год правительство отыграло назад, но «поезд уже ушел», с тех пор в стране фиксируют тренд на сокращение малого и среднего бизнеса.

Кто стоял за тем странным решением? Сия тайна велика есть. Непонятки, как говорят на деревенской лавочке. Вот оттуда сегодняшние страхи! Тень Никиты Сергеевича снова нависает над деревенским плетнем… А тут еще память подсказывает недавнюю историю с птичьим гриппом. Помните, как в 2005 году в стране разразилась истерика и всюду изымали птицу? Тогда, по данным Интерфакса от 1 марта 2006 года, за 8 месяцев в России было уничтожено более 1,3 миллиона домашних птиц. А на прилавках появилось нечто, похожее на кур — без вкуса и запаха. На этой истории прилично заработали фармокомпании (а отнюдь не государство и не его граждане).

Злые языки говорят, что решение навести порядок в ЛПХ — это заказ крупных игроков, агрохолдингов и корпораций. Это мы, скорее всего, вряд ли узнаем, но ситуация развивается по аналогии с продвижением на рынке сетевых торговых компаний: бабушек-зеленщиц с улиц прогнали, а овощи покупаем в супермаркете. Конечно, в пору санкций и всяких экономических обременений курс у страны один — на поддержку прежде всего крупного бизнеса, заманивая инвестора в село. Но во время такой стирки важно вместе с водой не выплеснуть и ребенка. Во всяком случае, опыт липчан по созданию кооперативов на селе говорит о возможном совмещении приоритетов.

Однако легкая паника в обществе принесла, кажется, пользу. Днями премьер-министр России Дмитрий Медведев призвал прекратить «вздорные дискуссии» по поголовью скота и птицы в личных подсобных хозяйствах, отметив, что решений по данному вопросу нет и может не быть вовсе.
1 Сентября 2015 9:56

Стреляющие традиции

0
В минувшую субботу в Москве опять стреляли… Снова из машины со свадебными шарами, снова от прилива (или припадка?) чувств и снова в белый свет, как в копеечку. Трупов на тротуаре не обнаружилось, чего не скажешь о гильзах… 

Стрелял темпераментный джигит посреди многолюдного проспекта, словно дело происходило в горном ауле, где даже ишаки привыкли к выстрелам… У них там такая традиция. 
А вот москвичам все это не нравится, хотя к шуму они привычные. Москвичи и на этот раз проявили бдительность — нарушителя задержали прямо на свадьбе, и теперь ему вчинят что положено по закону. Что будет дальше? Не исключено, что молодому мужу придется теперь носить другу передачи. Однако гости и жители столицы все равно теперь будут озираться на всякий свадебный кортеж. Залегло. Отложилось. И — надолго…

Но эти заметки не про вычурные традиции. В конце концов, праздники десантуры и погранцов напрягают нас не меньше, чем шальные салюты горцев. Пена есть в любом явлении, и взбивают ее сами люди. Как ко всему этому относиться – вот в чем вопрос.

Так случилось, что на день ВДВ я с внуком оказался на Поклонной горе в Москве. Посмотреть было на что. Кроме веселых десантников. А уж в знаменитом музее Великой Отечественной войны – тем более. Здесь ребят в тельняшках не было – им вполне хватало скамеек и фонтанов на свежем воздухе. Но один десантник все же был! Парень в тельняшке и с флагом ВДВ ходил по залам с… женой и сыном. Они внимательно и заинтересованно рассматривали уникальные экспозиции, тихо переговаривались и были вполне счастливы вместе. Наверное, это тоже традиция – именно этой семьи.

Но вернемся к одному из самых значимых явлений русской жизни – свадьбе. Она, конечно, разная – в столице и в провинции. Какая лучше? — так вопрос не стоит. Какая душевнее, проще – вот оселок для сравнений.

У нас в провинции, как говорится, и трубы пониже, и дым пожиже, и лимузинов да хаммеров в праздничном караване поменьше, хотя привилегий у участников провинциальной феерии ничуть не меньше, чем у столичной… Тут есть феномен, над которым стоит подумать. 
Уж с чем-с чем, а с привилегиями мы готовы бороться денно и нощно. Хоть на сытый желудок, хоть натощак. Кроме одной, где наш генетический код не срабатывает и дает сбой. Это когда мы видим расфуфыренный кортеж с шарами да куклами и мысленно кричим ему вдогонку: «Горько!». Даже суровый гаишник отвернется от явно «превышающей» и всячески «нарушающей» иномарки с ленточками. А участковый явится на праздник только в случае серьезной драки, в любом ином случае он будет зван за стол, как обычный гость.

Осень — пора привилегий. Ссыпали в погреб картошку, продали лишний фрукт-овощ, собрали детишек в школу — значит, пора засылать сватов, самое время. Да и молодые к этой поре окончательно вышли из-под контроля — мало ли чего может случиться — а потому все, баста, играем свадьбу!

Есть что-то загадочное и одновременно мудрое в этой упрямой осенней крестьянской традиции. Казалось бы, все увядает, и только и дел, что тоскуй. Вон уже морозец гололедом в лужах отметился, последний лист облетел, деревья стоят, как беспризорники, да журавли еще своим криком донимают... И вдруг — дрожащие на ветру шары, длинная, как самоварный дым, фата и рыдающая гармошка.

На селе свадьба — всегда событие историческое, эпохальное, хоть и местечковое. «Играют» ее с таким ухарством и самозабвением, будто в последний раз перед улетом на другую планету. Годы пройдут, жених полысеет, невеста обабится, а люди будут помнить, сколько было выставлено на стол «беленькой» и выбито зубов в обязательной, «не по злобе», драке, а также — продержался ли всю свадьбу гармонист или был сражен «стремянным» стаканом...

Сказать по правде, деревенская свадьба (тут, впрочем, она схожа с городской) — она как бы и не для молодых. Хотя им законное (привилегированное) место за столом гарантировано. Свадьба — общенациональный (в рамках одного села, конечно) праздник, на котором всем — и старым, и малым — одинаково хорошо. И только в душе местного начальника стоном отзывается истошно-сладостный крик: «Горь-ка-а-а!». Чует его сердце: выбьет, ох выбьет эта свадьба из стройных рядов бойцов осенней страды, ох выбьет! Но понимает начальник: тут уж ничего не попишешь, надо смириться, как с зарядившим дождем. А потому что — положено.

Свадьба в деревне — это всегда та река, в которую можно войти и дважды, и многажды. Еще как входят и чупахаются в ней, реке этой, как когда-то. И выгибают под «матаню» спины старухи, и взбрыкивают бабенки помоложе, и ходят, грудь колесом, их раскрасневшиеся за столом мужички, и показывают такую прыть, на которую в обычное время не способны. А на шершавой лавочке под старыми березами можно целовать взасос, как тридцать лет назад, свою бывшую зазнобу — будь она хоть женой, хоть соседкой…

Утонет на дне граненого стакана разэдакая жизнь, растворятся все печали и вылетит в горячей пляске через трубу тоска последних непутевых лет: «Горь-ка-а-а!». А молодые будут собирать поутру на пороге черепушки от разбитых горшков, пересчитывать собранные на свадьбе ассигнации и только к обеду включат телик, чтобы узнать: а на Украине выборы и опять стреляли...
29 Октября 2014 13:36

От любви до ненависти...

0
Санкции показали степень любви Запада к России. Судя по всему, ушла любовь. А была ли она?
Любовь — дело трепетное, нежданное, эксклюзивное и… наживное. 

Разве не странно, что самые теплые отношения с Европой и Америкой у России были в «нулевые», а также в голодные восьмидесятые. Мы были слабыми, а значит, в глазах Европы ущербными. А еще мы были щедрыми — не препятствовали воссоединению Германии, при этом убрали свои базы из ГДР и оставили немцам имущество Западной группы ­войск на многие миллиарды. Свернули группировку на Кубе и совсем уж выпрыгнули из штанов, сдав американским «партнерам» разные секретные схемы КГБ. Вот тогда нас «любили»! И звали за общий стол, и генсека встречали у трапа самолета, и учебники истории издавали на свои доллары (разумеется, с собственной интерпретацией), и по широкому русскому плечу хлопали: о, раша, о, кей…
Но потом была мюнхенская речь Владимира Путина, которая Западу сильно не понравилась. Не понравилась потому, что в ней прозвучала выстроенная политика, не признающая международного диктата и однополярного мира. Не понравилась потому, что Россия стала вспоминать свою историю и идентифицировать себя с великой державой.

В это же самое время незаметно для себя Европа подсела на российский газ, и, что самое главное, — на широкий, просто необъятный российский рынок, найдя для себя удобный полигон для инвестиций и технологий (за примерами пожалуйте в Липецкую область). Но любви уже не было, был прямой, как черенок лопаты, меркантилизм. Сегодня нет и этого. А есть стадный инстинкт и маргинальный рев толпы, когда все на одного, и никому ничего за это не будет. Но самое неприятное здесь — не травля сама по себе, а убежденность так называемых партнеров, которые вдохновенно, как дети в песочнице, лепят из России жупела.
Что же теперь делать?

Мне понравилась точная и ясная мысль американского журналиста в одной телепрограмме: «Вы не умеете себя объяснить...» Точно! За нас это делают наши «партнеры», и теперь мы знаем — как именно. Но тут ничего нового, в этом — удел матушки-России. Вспомним. После очередного дворцового переворота, когда в 1741-м на трон взошла Елизавета Петровна, западная пресса начала атаку на Россию (ведь были сосланы в Сибирь «европейцы» Миних, Остерман и злокозненный Бирон — всероссийский алерген, как сказали бы сегодня). Газеты писали о судьбе исчезнувшего бывшего царя младенца Иоанна Антоновича (его и впрямь заточили на 20 лет, а потом и убили), саму императрицу именовали «парвеню на троне», а обсуждая качества русских солдат, писали: они, конечно, храбры, но слишком жестоки и «неудержимы в рассуждении водки»…

Писали, в общем-то, правду, но кому и когда она нравилась? Русское правительство пыталось остановить распространение таких бесстыдных «лжей», а попадавшие в Россию «пашквили» было велено немедленно сжигать. Дипломатам было дано указание препятствовать печатанию на Западе пасквилей… Но там уже тогда была «свобода слова»… И тогда посол в Голландии Александр Гаврилович Головкин в 1743 году предложил начальству с «грубыми лживостями» бороться «по примеру других министерств» — давая «газетирам денежные дачи и маленькие годовые пенсии ко удержанию их от таких предосудительностей». Пенсии стоило давать главным газетчикам: двум амстердамским, гарлемскому, лейденскому, галакинскому — всякому по 200 рублей, другим — по 100. На все про все — 2000 рублей. И сработало! Известный голландский публицист Жан Руссе де Мисси раньше досаждал «грубыми и мерзкими лживостями», а тут вдруг присмирел и, напротив, стал писать о России только хорошее. А что писали европейские газеты о Петре Первом? Он был для Европы дикарем, на которого хорошо было смотреть, но еще лучше — показывать за деньги… И только победы Петра над «продвинутыми» европейскими державами внесли коррективы в отношение к России. А возьмем три Отечественные войны: каждый раз Россия спасала Европу ценой самых больших человеческих потерь. 200 лет назад окончательно разгромила Бонапарта, в Первую мировую спасла Париж («Если бы не Россия, Франции уже не было бы» — так оценил гибель двух русских армий командующий союзными войсками в Европе маршал Фош).

Но человеческая память избирательна. Память поколений — тем более. И вот уже стали забываться Сталинград и Киев, Варшава и Нюрнберг. А мы как-то особо и не напоминаем. И вот уже в Японии кое-где начинают рассказывать про бомбежки Хиросимы… советскими войсками. То, что творится сегодня на Украине, — подсказка нам: вот что бывает, когда люди забывают свою историю.

Сегодня Запад пытается диктовать нам свои правила и свою идеологию: учитесь, русские! Да мы и не против. Надо бы взять у них все хорошее, а плохое — отжать, как половую тряпку. Хорошо бы научиться у американцев сажать воров, невзирая на рукопожатость. Надо бы взять у немцев дотошность, а у китайцев — работоспособность. А у украинцев — их вышиванки, песни и горилку. Ну, и так далее…

А вот все эти мерзости с однополыми браками — дудки! И причуды их тоже побоку. У них там сурок предсказывает погоду, а результаты футбольных матчей — осьминог. Что ж нам теперь, реагировать? А вруны в генеральских штанах звонят на весь мир, что Россия приблизилась к границам НАТО. Вся эта галиматья требует адекватной и молниеносной реакции. Причем не только в наших СМИ и на наших телеплощадках.

На днях мы открыли свое телевещание в Аргентине — вот он, точный вектор движения вперед. Очевидно, что нашим парламентариям нужно чаще обращаться с публичными оценками к Западу, а не только к коллегам в студии Соловьева.
22 Октября 2014 10:08

Назло бабуле уши отморозить

0
Знакомый редактор с Белгородчины рассказывал, как однажды по примеру Хрущева постучал башмаком по… ооновской трибуне. В составе делегации он попал в тот самый зал (сюда в нерабочее время водят экскурсии) и, пока никто не видел, снял ботинок и постучал. Тихо, но внушительно. И ничего ему за это не было. Впрочем, соврал, наверное. Но тема лично мне нравится! 

Кажется, мир истомился в ожидании этого стука. Хотя бы по поводу последней выходки Евросоюза. Все понимают, но сказать боятся. Президенты и премьеры стран ЕС, только что отважно выступавшие против санкций, как-то разом «поумнели» и проголосовали «за». Россию снова наказали. И себя до кучи тоже. У нас по этому поводу говорят: «Назло бабуле уши отморозить». Стыдоба, да и только! Ведь даже формального повода для новых санкций не было. Значит, дело в другом. Но только, чур, не в Украине. К ней, как к стране и партнеру, Запад интерес теряет почти ежесекундно. Европа, уже настрадавшаяся от мигрантов со всего света, Украину в свой уютный дом не пустит и даже коврик у двери ей не бросит. Ее будут использовать как Повод, как Отмазку, как Бикфордов шнур, как вселенскую Загогулину.

Но и Европа хороша! Она словно кролик, ползущий к удаву: упирается, страшится, но ползет. Если уж Германия не может получить от США хранящиеся там собственные золотые слитки, то куда уж дальше. Совестить этот «просветленный» Запад бесполезно. Но напоминать ему кое-что из его же собственной истории надо. Про то, например, как Россия (бывшая в то время Советским Союзом) спасла всех — и французов, и чехов, и поляков от фашистской нечисти, потеряв в чужой стороне миллионы своих сыновей. А еще раньше угомонила заносчивого Наполеона, залившего кровью всю Европу и забившего подвалы Парижа награбленным добром из покоренных столиц. Угомонили опять ценой большой русской крови. Можно было бы напомнить болгарам (которые сегодня никак не определятся с «Южным потоком») о русском заступничестве против турок в ходе освободительных войн «белого генерала Скобелева».

Многим не нравится, что Россия богата и самодостаточна. Когда у страны столько ресурсов, это раздражает, это провоцирует завистников и жлобов. И тогда ее врагом может стать кто угодно. Так было и в империалистическую. Так случилось и в гражданскую, когда мы были слабы, а британцы, американцы, французы, чехи, японцы, итальянцы решили, что вот теперь самое время дербанить Россию. И — навалились. Чем все кончилось, известно.

И американцам чаще надо напоминать: как там, за океаном, сразу после победных салютов в мае сорок пятого, стали думать о том, чтобы напасть на СССР — вот прямо сейчас, пока он еще лежит в руинах. Буквально — отодвинули фужеры и разложили карту. И ведь это были не заговорщики, не отморозки — как перспективную стратегию нападения обсуждали в Белом доме! А потом и Черчилль в Фултоне добавил свою ложку дегтя в бочку «холодной войны». 

Кстати, и в Японии, где слова «Хиросима» и «Нагасаки» всегда связывали с США, сегодня потихоньку начинают внушать деткам, что это русские бомбили в сорок пятом острова. Я уж не говорю про прибалтов, которые десятилетия благоденствовали под «игом оккупации СССР», сидели тихо, как мыши в подполе, и не возникали, а теперь вдруг «проснулись» демократами, почти европейцами, глаза продрали и стали считать, роняя слюну на калькулятор, — сколько им задолжала Россия… 

И вот — Украина. Она похожа сегодня на продувшегося в дым фаталиста из казино. Ей все кажется, что она еще может поймать за хвост удачу — дайте только поиграть в европейскую демократию, дайте только денег, а там авось повезет. Еще вчера деньги Украине давала Россия. За двадцать лет — более ста миллиардов долларов (последние — накануне майдана). На эти средства мы могли бы многое поднять и исправить в своем Отечестве. Чем отплатили соседи? А ничем. Никакой, даже самой простой и формальной поддержки на международном уровне не было. Никакой интеграции, никакого Таможенного союза. Ничего! Майданом и кровавым Донбассом отплатила России Украина. 

Все, что осталось от действительно общей истории, это Великая Отечественная война и Чернобыль. Однако и эту память нынешние правители затоптали в головешки национализма и нацизма. Но мы продолжаем помогать нашим братьям и делать выводы. Выправляются приоритеты и векторы, они строятся теперь на предельно конкретных параметрах лояльности новых союзников российскому курсу, совпадении интересов, выгоде для России. «БРИКС», «ШОС» — шаги именно в этом направлении. Даже Монголия и даже Северная Корея могут в известных аспектах заменить занозистые страны Евросоза. А с Европой будем и дальше работать, даже если ей нравится ходить с отмороженными ушами.

И все же главная наша проблема сегодня, как мне кажется,— не санкции (при всей их дикости и непредсказуемости), а выглядывающая из подворотни (пока только оттуда) кудлатая предательская морда так называемой оппозиции. Пока это «моськизм», до хрипоты лающий на своих сайтах, завтра он будет клацать зубами на всех перекрестках. Разумеется, оппозиция любому обществу нужна. Конструктивная, деятельная, смелая. Но та, что лижет филейную часть заокеанским хозяевам и в трудную для Отечества минуту норовит по-хамски его подставить — такая ему не требуется. В Сети сегодня обсуждают высказывания Людмилы Нарусовой о русском народе, которые настолько отвязны, что приводить их не будем. На гребне скандала давно балансирует Андрей Макаревич. Он пишет песню с вызывающим названием «Моя страна сошла с ума». На «Эхо Москвы», на сайт «Сноба» и в другие источники недруги Отечества вообще прут, не разбирая дороги, как коты на запах валерьяны. Как тут не вспомнить Иванушку Фонвизина: «Я, хотя и родился в России, но душа моя принадлежит короне французской». Сегодня душа большей части наших оппозиционеров принадлежит американской «короне».

А по поводу сегодняшних козней Запада еще Александр Пушкин все сказал, читайте его провидческое «Клеветникам России»:

… За что ж? 
ответствуйте: за то ли,
Что на развалинах 
пылающей Москвы
Мы не признали 
наглой воли
Того, под кем дрожали вы?

За то ль, что в бездну 
повалили
Мы тяготеющий 
над царствами кумир
И нашей кровью искупили
Европы вольность, 
честь и мир?..

Вы грозны на словах — 
попробуйте на деле!
Иль старый богатырь, 
покойный на постеле,
Не в силах завинтить 
свой измаильский штык?
Иль русского царя 
уже бессильно слово?
Иль нам с Европой 
спорить ново?
Иль русский от побед 
отвык?
17 Сентября 2014 10:16

Стратегический резерв

0
Мы снова сели за подсчеты. И уже знаем, что собственных овощей нам хватит за глаза, мяса (если считать с аргентинской говядиной) — тоже. С хлебом у нас никогда перебоев не было. А без бананов и пармезана как-нибудь перебьемся. Конечно, есть опаска, что нас с этими подсчетами может накрыть набежавшая волна эйфории с пеной волюнтаризма. Помните, как  Хрущев считал «недополученное» гипотетическое утиное мясо? Взял  общую площадь всех водоемов в СССР и «посадил» на них птицу — во-о-о-н сколько можно производить, вот какие у нас резервы…

Один резерв (из многих) сегодня обнаруживается сразу. Это огород-сад-дача. Говоря казенным языком, личное подсобное хозяйство (ЛПХ). По данным социологов, сегодня дачи имеют 59 процентов россиян. Для половины из них овощи и фрукты, выращенные собственными руками, составляют «существенную добавку к покупаемым продуктам» (в 2014-м таких людей стало больше — 56 процентов, для сравнения, два года назад их было 49 процентов). 

Моя личная дачная жизнь по времени совпала с началом работы первого Съезда народных депутатов СССР. На огороженный колышками участок мы с женой без транзистора не ездили. Станкевич удачно совпадал  с поливом петрушки, а прополка огурцов хорошо шла под Травкина. А уж когда к трибуне шел Собчак, мы бросали тяпки и объявляли перекур. Вся страна тогда удивлялась: сколько талантливых людей у нас объявилось сразу, сколько свежих идей и сложносочиненных оборотов! Все эти избранники взошли дружно — как посеянная перед дождем морковка. К  слову, в  тот год полки в нашем подвале заметно прогнулись, и до будущего лета мы на рынок не ходили. А впереди маячила фигура фермера с ковбойским прищуром, и казалось, что все только начинается, и термин «продовольственная безопасность» прочно входил в обиход. Потом был второй съезд, третий…

Но вот о земле-матушке, о русской деревне вспомнили снова. Дело за новой генерацией «народников» — тех, кто ходил в деревню, чтобы чему-то  научить ее и самому от нее ума набраться. Сходив в народ, его радетели возвращались к своим книгам, трибунам, микрофонам, чтобы снова объявить миру, что возрождение России начнется с провинции. С тех пор и застряла на косогоре деревенская тетка, она стоит, выпрастав ухо из платка, и прислушивается. Она хотела бы только уточнить: когда начнется-то? И с какой стороны? Так и стоит, бедолага, на юру, приставив ладошку козырьком ко лбу...Стоит и день, и два, и месяцы, и годы…

И все же лед тронулся. За что отдельное спасибо США и примкнувшему к ним Евросоюзу, это они напомнили нам старую поговорку: пока гром не грянет — мужик не перекрестится. Гром в виде санкций грянул, наше правительство «перекрестилось» и стало выправлять крен корабля. Вдруг для всех стала очевидной глупость несусветная: самая богатая, самая просторная, самая живучая страна по имени Россия почему-то покупает съестное за границей. Между прочим, до 1914 года все было наоборот, доля России в мировом агроэкспорте составляла 40 процентов, сбор урожая зерновых был выше чем в США, Канаде и Аргентине вместе взятых! Каждая третья лошадка на планете бегала по нашим просторам. Эту статистику тогда в основном обеспечила деревня. 

Вообще наше Отечество, условно говоря, можно поделить на две части. Городскую и деревенскую. О первой больше слагают стихов и снимают фильмов, там жизнь бьет ключом, там пахнет утренним кофе, полдничным лобстером и вечерним «Божоле». О второй поют соловьи, о ней страдают писатели-«деревенщики» (по крайней мере, раньше страдали) да охрипшая гармонь на заре. А смысл — смысл бытия тут остается прежним. Извечным и неоспоримым. Жить на земле так, как жили отцы и деды. Не пригибаясь под очередным ветром перемен. Тут — мудрость глубинная, как старый «дедовский» колодец, из которого черпай сколь хочешь — на всех чистой воды хватит. Многие из этих незамутненных родников до сих пор питают наши города, да и сам пролетариат, поскреби его хорошенько, окажется с сельскими корнями. Правда, некоторые наши сограждане кривят губы, когда слышат такое определение: « Липецк — вчерашняя деревня». Зря обижаются... на комплимент! Напрасно презрительно тянут: «Де-ревня!» Это — те, о которых раньше говорили: «Из грязи да в князи». Выбившиеся из села, новоиспеченные горожане устраивались лакеями в барских домах, половыми в трактирах, усвоив внешний лоск городской жизни и навсегда, к собственной ущербности, потеряв свои «внутривидовые» связи. Но таких было меньшинство. А говорим мы о них только потому, что именно эта категория из-за своих комплексов и будет  тормозить любые «деревенские» реформы, в  том числе и нынешние «противосанкционные».

Разумеется, сад-огород-дача как феномен российской действительности могут рассматриваться только как резерв (один из многих) продовольственной безопасности страны. Да и дачная истерия восьмидесятых вряд ли возможна, не те ныне времена. Но, сделав ставку на личные подсобные хозяйства, правительство обязано навести в этом секторе порядок. Через сбытовые и прочие кооперативы помочь наладить реализацию продукции, убрать с дороги перекупщика, выгнать с рынков мафию (а главное — больше не пускать ее туда!), наладить системное сортообновление, племенное дело, решить вопрос с кредитами, землей и т. д. и т. п. Стоит реанимировать кое-где в городах мини-рынки, заставив-таки потесниться акул сетевого маркетинга. Словом, процесс, если он действительно пошел (социологи скажут  точнее), надо  поддержать и направить в нужное русло.

Было такое в советскую пору слово — «смычка». Имелась в виду прочная связка между городом и деревней. Сегодня она, эта самая смычка, проявляется не только в бюджетных приоритетах для села, машиностроительных и прочих для него же технологиях, но и в … дотошных рецептах засолки огурцов, в новых семенах доброй всхожести и практических семинарах прямо на грядках, где основной докладчик — многоопытная теща,  а выступающие в прениях —  профи с соседних участков.

Факт остается фактом: горожане, наглядевшись новостей с Украины, учуяв перемены, снова потянулись к земле. Можно не сомневаться — заколоченные дачки вновь обретут своих хозяев, заброшенные огороды будут распаханы, а на балконе девятого этажа мужчина сделает для своей женщины полки, и  она поставит на них банки-склянки с доморощенным. И это будет наш суровый ответ  заблудившейся в трех соснах Европе.
10 Сентября 2014 10:38

Дети Васисуалия Лоханкина

0
У демократов сегодня и горе, и праздник. Далекие митинговые страсти в Москве аукнулись судебным приговором: известному оппозиционеру Удальцову назначили реальный срок. Не за взгляды, разумеется, а за действия, несовместимые с законом. Либеральные сайты и СМИ дали несколько залпов по суду, Конституции и…президенту (?). В общем, на выборы «мишеней» не поскупились…

Им пришла подмога из-за океана. С назначением нового американского посла в России морщины у либералов разгладятся, а сами они могут приободриться. Будет к кому бегать на консультации, ведь Джон Теффт — крупный специалист по «цветным революциям». А либералам без революций нельзя. Для них это просто прозябание, все равно что булка без масла. «Утром мажу бутерброд — сразу мысль: а как народ?»

О народе, вспомним, страдала Болотная площадь. На трибуну по одному, по двое вылезали плотно позавтракавшие публицисты, вчерашние актеры и блогеры. Они крепко брали микрофон в свои руки и давай обличать. Обо всем этом тогда хорошо сказала Татьяна Толстая: «А ваша шуба была на митинге»? В свое время декабристы хотели перемен для народа, а он, народ, толпился возле Сенатской площади, не понимая — чего это господа бузят. Нынешние демократы на декабристов не тянут, не та выправка. Им бы хотелось потрясти устои, а получается — животами. Но тогда «шубы» смылись вовремя, потому что у толпы начались рвотные революционные позывы с тяжелыми, как мы знаем, для демократии похмельными последствиями. «Шубам» бы хотелось «продолжения банкета», а вместо рюмки с рассолом им принесли наручники. И никакой политики — сплошная уголовщина, ибо бить полицейского не принято даже в США, даже из самых демократических побуждений. Но самое горькое из похмельного набора — полное равнодушие (переходящее местами в отвращение) к либералам в шубах.

Из разных утрат последнего времени самая грустная эта: Россия оппозицию потеряла! Такие вот дела. Огляделись — нет ее, оппозиции-то. Ни партийной, ни даже олигархической. Снова пошарили — может, кого из старых позвать? Забился куда-то в угол Григорий Явлинский, не слышно больше его пламенных речей. Окончен бал, погасли свечи. За всех отдувается один некогда кучерявый политик, прыгая на одной ножке вместе с молодыми в Одессе и скандируя: «Кто не скачет, тот москаль». А не будешь скакать, в дыню получишь. Правда, есть еще несколько антуражно-восковых фигур, но все они, так сказать, с просрочкой: бывший премьер, бывший шахматист, бывший министр. А к бывшим в России отношение особое, жалостливое, так и хочется дать им копеечку…

Похоже, знамя либерализма придется поставить в какой-нибудь пыльный угол, чтобы потом отдать уборщице на ветошь. Ей не хватает многого, нашей оппозиции. Кроме порядочности, честности и ответственности перед своей страной ей бы, например, не помешало… чувство брезгливости. И тогда бы не пришлось поддерживать отвязных девиц, беснующихся в храме, а об акции с засовыванием мороженой курицы нельзя сказать куда, можно бы было и промолчать. Нет, все, кто против власти, — свои в доску. И потом, даже ущербных и явно больных на голову «противников режима» охотно принимает заграница. На зависть менее удачливым собратьям.

Такая неразборчивость характерна не только для политиков. В сплошь демократичную Юрмалу на фестиваль не пустили Иосифа Кобзона и Олега Газманова. Исключительно по политическим мотивам, «в защиту Украины». И мне отчего-то показалось, что у нашей эстрады появился прекрасный повод доказать всему миру (и себе прежде всего), что русский артист — это звучит гордо, что ноги о него вытирать никому не позволено. Думалось: ну вот, теперь вся наша богемная песенная братия в знак солидарности с опальными коллегами откажет Юрмале и впредь свои фестивали будет проводить, скажем, в Ялте, поддерживая отечественные курорты. Как бы не так! Чес — он и в Прибалтике чес…

Когда дело доходит до гонораров, все кричат: «Искусство вне политики!» Двойные стандарты — как тузы в рукаве, и все козырные. Петь вместе с «майданом» гимн Украине — это демократично, а когда — Севастополь вместе со всей страной исполняет гимн России, лучше пойти на кухню заварить чаю.

Отменяют концерт Дениса Мацуева в Киеве? Лишают звания почётного профессора Львовской консерватории Юрия Башмета? Это, по логике либералов, законная реакция «на агрессию русских». Проблемы у канала «Дождь»? У сайта «Каспаров. Ру»? Ну, ясно — душат свободу слова. Когда закрывают все российские телеканалы на Украине, а журналистов бьют и убивают прямо перед камерой — это издержки противостояния.

Трагедия с «Боингом» под Донецком тусклую жизнь либерала переменила до состояния кайфа: точно ему кокаину дали понюхать. Снова окопались на сайтах блогеры, зависли в сетевизоре оракулы, и пошла писать губерния. Тон выступлений — менторский, аргументация — в стиле Псаки. Всем все ясно с первых минут: это Россия постаралась или, в крайнем случае, сепаратисты. Больше некому. Но откуда дровишки? Чтобы делать такие заявления, нужно иметь свата в разведке или любовницу в Госдепе. А так бежать впереди паровоза небезопасно для собственного здоровья.

А какой, казалось бы, гешефт либералу от вводимых Западом против России санкций? Тут, я думаю, сказывается синдром Лоханкина. Помните, покуда его пороли, покуда Дуня конфузливо смеялась, а бабушка покрикивала с антресолей: «Так его, болезного, так его, родименького!» — Васисуалий Андреевич сосредоточенно думал о значении русской интеллигенции и о том, что Галилей тоже потерпел за правду.

Да вы определитесь, ребята, чьи вы на самом деле. Или ответьте честно себе, по крайней мере, на вопрос: отчего жители Украины (суверенной, как вы постоянно пишете, страны) спасаются не где-нибудь, а в России? Уж не потому ли, что собственное правительство завалило бомбами и ракетами их дома, убило родных? А чтобы легче думалось, отворите калитку своего очередного замка да пустите пожить беженцев с детьми и скарбом. Тогда, может, в голове что-то прояснится…
1 Августа 2014 12:18

Про дела сердечные

0
- Говорят, ты к мужу хочешь вернуться…

— Ну да! Не могу видеть, как он живет счастливо…

Это — из фольклора. А вот это — из жизни: по данным демографического ежегодника ООН, Россия — первая среди стран с самым большим числом разводов. За исходную цифру берется количество распавшихся браков на 1000 человек. В России это 5 процентов — 
самый высокий показатель в мире.

Но — прочь грусть-тоска и кривые цифры статотчетности, сегодня есть повод и для улыбки, внепланового букетика и внеочередного поцелуя. С 2008 года по решению Совета Федерации 8 июля, в день муромских святых Петра и Февронии, страна отмечает День семьи, любви и верности. Спасибо сенаторам за заботу, хотя отодвинуть на периферию массового сознания День святого Валентина и уж тем более 8 Марта пока не удалось. Да и надо ли? Одним днем любви стало больше — чем не повод для нежных взглядов и сокровенных слов? А за ромашку — эмблему праздника — отдельное спасибо (мы еще ее вспомним).

В этот звонкий, с жаворонком в небе и поцелуями на кухне (хочется надеяться) день пусть явятся смутные мужские догадки, что все в этом мире стоящее освящено Ее улыбкой и что свои павлиньи перья мы распускаем всегда только ради Нее, умной, красивой, доброй, единственной. Все так. Только вот изменить декретом статистику нельзя, как нельзя заставить человека любить. Мало в этот день дежурных мероприятий, всяких завиваний венков и хороводов. Даже если на солнечной поляне мы зачитаем до дыр знаменитую еще с ХVI века «Повесть о Петре и Февронии Муромских» — все равно этого будет мало. Жизнь святых дана нам для назидания, но чтобы принять его, нужно иметь не только книжку — на полке, но и чувства — в сердце, правильные мысли — в голове.

Поэтому не венки и русалки, уходящие в этот день с берегов в глубины озерные, не языческие посиделки и прочие «культурные» интерактивы тут главное, а понимание такого факта: благочестивая жизнь муромских влюбленных, как и их кончина в один день, стали возможными в церковном браке. Все остальное — фольклор и «выполнение плана по проведению мероприятий».

Конечно, светлый пример жизни Петра и Февроньи вдохновляет не всех. А ведь есть и те, кто вообще о них ничего не знает. К тому же трудно человеку невоцерковленному совмещать примеры благочестивой жизни святых со своим, житейским опытом, когда муж пьет, гуляет да еще и поколачивает (возможны варианты в обратную сторону). Есть по этому поводу притча.

Когда-то, много-много лет назад, бродила по росистой траве босиком девчонка, собирала ромашки, заплетала венки и заглядывалась на парня, который казался ей всех пригожей. И была свадьба с гармошкой и шумными гостями. И сказали, прощаясь на пороге, захмелевшие гости: «Живите тысячу лет!» А потом, когда в люльке под потолком уже возились ребятишки, пришли веселые плотники и стали рубить молодым новую избу. Увязав венцы, они сидели на ярко-желтых бревнах, пили холодный, из погреба, квас, принесенный хозяйкой, и украдкой любовались ею. А когда сдавали работу хозяину, сказали: «На века!» А самый молодой работник, заложив топор за пояс, бросил, оглянувшись, последний взгляд на молодую, и она обернулась. И этого хватило, чтобы семейная жизнь… треснула, как печной горшок.

Обычная, увы, история. Дальше все было, как в мыльных сериалах: измена, томные вздохи по чужим углам, оставленный муж, легкие пощечины и жесткий мордобой. Но главное — брошенные дети. И никаких ромашек! А потом эти дети как-то выросли и пошли по жизни своей дорогой, имея перед глазами пример родителей. И повторили их опыт, нагружая печальную статистику разводов. И уже их дети пошли проторенным тернистым путем, и эта ниточка тянется и вьется по сию пору.

Разумеется, в жизни много других примеров. И любви (иногда счастливой, иногда — жертвенной), и лебединой верности. Знаю в Задонске летчика-фронтовика (дай бог ему здоровья!), который двенадцать лет дохаживал парализованную жену. Знаю женщину, которая взяла в свой дом чужих детей, а заодно и их непутевого отца. И выходила-воспитала всех.

Конечно, мы живем с оглядкой: завидуем одному соседу — у него за плетнем все время соловьи щебечут, и осуждаем другого — там опять бьют горшки и плачут дети. Чужой опыт мы примеряем к своему и делаем какие-то выводы. Однако как только соберемся примерить этот самый опыт, как из «ящика» вылезет очередная дрянь и с ногами заберется на ваш диван. Бесконечные сериалы о суетной и всегда порочной любви, тупые передачи вроде «Давай поженимся», «Пусть говорят», «Дом-2» и, конечно, «звездные любови» всяких Ксюш и Насть, которые коллекционируют мужей, любовников, как побрякушки из ювелирного салона. И пусть бы они, извалявшиеся в славе, грелись под своим солнышком, но их гламурную жизнь нам назойливо пытаются втюрить, как подпорченные апельсины на рынке: снаружи вроде яркие, а внутри — гнильцо.

Всей этой бредятине противостоят понятия праведности и ответственности. В Евангелии много не просто света и мудрости Христовой, в этой Вечной книге масса удивительных стилистических перлов. Вот как Иисус отвечает фарисеям по поводу разводов: «В начале же создания, Бог мужчину и женщину сотворил их. Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью; так что они уже не двое, но одна плоть». Слово-то какое дивное — «прилепится»!

Браки, как говорили еще наши предки, заключаются на небесах. А не в загсе. Христианский брак свят и духовен, как свят союз Христа с Церковью. Мы с супругой венчались в достаточно зрелом возрасте. И не только потому, что «дозревали». В числе разных причин была и такая: нам вдруг открылось истина, что венчанный брак непостижимым нам образом благотворно влияет на детей и даже внуков, ограждая их от всяких напастей. Венчанные супруги получают благодать Божию, которая распространяется и на детей — вот что важно в церковном союзе! Поэтому этот брак и должен быть нерасторжимым: «Что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Матф. 19, 6.).

Чувствовали бы люди сердцем эти слова — не сокрушалась бы по поводу семейных разладов и статистика.
8 Июля 2014 14:29

История с газетного листа

0
«Тетка моей матери, старуха из деревни, уже на одре никак не могла успокоиться: куда-то запропастился старый, еще «дровяной», утюг. И не гладила она им уже лет пятьдесят, и обычный электрический был в доме, но, видно, с тем, ржавым бокастым, было связано что-то в прошлой жизни. У меня самого в гараже хранятся сломанный патефон, керосиновая лампа, коромысло с заклепками на «плечах», обычная скалка и даже прялка. Я не знаю, зачем все это, но что-то подсказывает мне, что ЭТО МНЕ НАДО!»

Много лет назад я написал эти строчки. А вот теперь пришел ответ на тот вопрос. Областной музей региональной прессы, который создается сегодня в Задонске, приютил старые вещи. Их много теперь здесь, хранящих дух ушедших эпох. Немало в экспозициях предметов, связанных с профессиями журналиста, литератора. Саквояж первого редактора «Задонского листка» Эпельмана, старинные чернильницы, книги девятнадцатого века, дореволюционные газеты, редкие шрифты, фотографии фронтовых репортеров, письма и многое другое.

Но музей прессы — вовсе не хранилище старых подшивок и линотипных строчек, как думают некоторые, нет. Его идеология построена на очевидном факте: все, что случалось важного в жизни, попадало прежде на газетный лист. Отсюда — сочетание краеведения (в широком смысле) с публицистикой, соседство подлинных раритетов — с тематическими инсталляциями (в разных разделах «работают» около тридцати манекенов). По сути, здесь можно будет проводить различные мероприятия, «круглые столы», устраивать презентации и организовывать дискуссионные площадки. Нестандартный подход к вещи, предмету, детали здесь — стиль и смысловая подробность.

Вот простой, даже, если угодно, примитивный пример. Среди экспонатов — обычная всепогодная, внеклассовая фуфайка — универсальное изобретение эпохи социализма. Она согревала строителей «Днепрогэса» и узников Соловков, в нее были одеты бойцы Красной Армии в Отечественную, ее десятилетиями носили люди русской деревни. Здесь ее носят и сегодня, как, к слову, и обычные кирзовые сапоги — великое изобретение советских химиков накануне войны. Полистайте подшивки районных газет — на снимках разных лет вы увидите передовиков и в сапогах, и в фуфайке. И таких примеров — множество. А голос Левитана — «От Советского информбюро», речь Сталина, Молотова в первые дни войны — это уже звуковое оформление.

На днях Вячеслав Берников, директор задонского бассейна «Янтарь», принес в музей раритет — старую пишущую машинку «Континенталь». И я «завис» над ней минут на пять, снова «увидев», как «стучали» по клавишам наманикюренные пальчики машинистки, а сама она тонула в редакционном водовороте. Есть в экспозиции старый телефонный аппарат, по нему здесь «звонит» чекист (разумеется, манекен). С телефоном вообще связаны наши представления о... революции. «Смольный! Мне товарища Ленина!» Уже тогда без надежной связи нельзя было взять ни почту, ни банк, ни телеграф. К старому аппарату превосходно подходило редкое в наши дни обращение: «Барышня»... «Барышня, наберите мне...» Мужчины тогда казались галантными (а, может, такими и были?), а женщины недоступными. И барышни соединяли: города, страны, занесенные снегом поселки, стройки, судьбы. В застекленных будках, которые совсем недавно исчезли с наших перекрестков, прежде жили разные чувства: радость, нежность, обида, любовь... Во всяком случае, влюбленным места в них вполне хватало, чтобы сказать главные в жизни слова. Помните песню семидесятых: «Плачет девочка в автомате, прячась в зябкое пальтецо, вся в слезах и губной помаде — перепачканное лицо...»? Удивительное дело: телефон — изобретение для двоих, а пользуются им все! Теперь в нашей жизни появились «мобильник», «сотовый», «труба». С помощью современной связи нас находят в переполненном автобусе, в бане, на концерте, в лесу и на рыбалке. Удобно! Надежно! Престижно! И все-таки жаль, что из нашего лексикона исчезло, совсем исчезло, хорошее русское слово «барышня»...

А вот — раритет из раздела публицистики. Выцветшая агитлистовка Бориса Ельцина, еще не президента и даже не депутата Верховного Совета (он только брал эту высоту). Выцвела фотография кандидата. Высохла типографская краска на восклицательных знаках. Обесцветились и обесценились обещания. Пролетели годы стороной, а наше теперь дело — вспоминать, анализировать, сравнивать. Кстати. То, что недоделал кандидат (а потом и президент России), сегодня пытается осуществить созданный Фонд «Президентский центр Б.Н. Ельцина». Его учредители — все знакомые лица: Александр Волошин, Анатолий Чубайс, Валентин Юмашев, Татьяна Дьяченко.

Но не о них сегодня речь, а о музее. Больше всего в экспозициях материалов по истории липецкого края. И тут важно подчеркнуть то, что областной музей создается руками журналистов Издательского дома «Липецкая газета», которые на деле помогают областной и муниципальной властям развивать туристическую зону «Задонщина». Постепенно музей будет заполняться экспонатами из разных СМИ области. Планируются выставки-передвижки, специальные композиции, рабочие контакты с факультетами журналистики вузов, Союзами журналистов России, Беларуси и многое другое. То есть речь (кроме всего прочего) идет о новой идеологической единице, что, по-моему, особенно важно в Год культуры. Наконец, областной музей — это идея на вырост. Он сможет создавать экспозиции, выставки, разделы для сторонних организаций, помогать формировать муниципальные, ведомственные и частные музеи — технологии это позволяют.

И еще такая важная вещь. В новом проекте именно журналисты показывают свое отношение к памяти, к истории, к предкам, к вещи как таковой, и это, поверьте, своеобычный взгляд на наше прошлое. Помните у Чехова в «Вишневом саде» удивительную фразу: «Многоуважаемый шкаф!»? Русскому человеку она слух не режет не потому, что он знает классику. Он знает цену этим колченогим шкафам, и у него с ними многое связано. А вот на Западе принято прямо возле домов выставлять надоевшие столы, стулья, этажерки — может, кто купит по дешевке, да и лишний доллар не помешает. И только мы отчего-то мучительно долго прощаемся со старыми вещами, не решаясь выбросить отслужившую, даже совсем ненужную. И правильно делаем!

А наш музей и подтверждает эту правоту. Да и потом, не в долларах счастье.
1 Июля 2014 13:45

«Лапша» от Кабанихи

0
Все чаще события на Украине вызывают вопрос о… любви. И вопрос этот наполнен высоким гражданским пафосом. Потому что речь идет о любви к России. «Почему нас не любят?» — звучит на кухнях и сайтах, в «маршрутках» и в студиях телеканалов. И действительно — почему? Почему слово Россия для кого-то словно кость в горле? 

Президент России в мире  пользуется устойчивым авторитетом и бьет рекорды в рейтингах мировых  агентств. Чего нельзя сказать о самой России. Парадокс. Конечно, есть немало стран, где нас уважают и поддерживают. Искренне, но — не конструктивно. Так болеют за чужую сборную, которая способна наказать обидчика собственной команды, вылетевшей из турнира.

Почему ненавидят Россию ушибленный на всю голову сенатор США Маккейн и недалеко ушедшая от него пресс-секретарь Госдепа Псаки — никому объяснять не надо. А с другими что происходит? Ответ прост — другие Россию просто не знают. Западная пропаганда свой хлеб ест не зря. Во все времена заграница не жаловала наших купцов, пытаясь взять дорогой товар — лес, золото, пушнину — за бесценок. Ей бы, загранице, хотелось обращаться с Россией, как она привыкла обращаться с индейцами и папуасами, расплачиваясь за импорт красной тряпочкой да «огненной водой». Но как с папуасами не получалось. Помните, как вломился в Европу Петр Первый — с топором и непомерными амбициями. Окно он прорубил, и через него к нам потащили не только новые корабельные и прочие технологии, но и всякую дрянь — табак, азартные игры, чужую веру и диковинную моду. Впрочем, и сам государь, образованнейший из всех московитов того времени, был для иностранцев дикарем. На одном из балов (дело было в Германии) он приставал с расспросами к местной принцессе: что это, мол, у ваших женщин такие чудовищные ребра? Та долго объясняла русскому царю устройство корсета… Да и сегодня даже человека с высшим образованием по фамилии Абрамович просвещенная Англия все равно считает дикарем,  ведь он ничего там не производит, а только перекупает и тратит. Все это мешает иностранцам воспринимать Россию адекватно. Их вышколенные СМИ только и ждут от хозяев команды «фас» по любому поводу. Вот почему в каждой самой что ни на есть европейской стране сидят по углам современные «кабанихи»,  вешают всем желающим «лапшу» на уши, и их слушают и верят, что в России люди с песьими головами рождаются и маленьких детей едят…

Лет десять назад, озаботившись этой проблемой, наше правительство решило изменить ситуацию, поручив пиарщикам поработать над имиджем России за рубежом. Кстати, пиарить нас хотели поручить… американцам. Тогда козла в огород все-таки не пустили. Но заказ тамошние имиджмейкеры приняли. Только с обратным знаком. Сегодня надсадный крик «пустите Ганночку в Европу!» несется уже над Украиной, а у нас в России только слышится тенор главы «Газпрома», который спокойно перед западными телекамерами афиширует поступь компании. Миллер забивает места на мировом рынке точно так, как умелый сапожник, не обращая внимания на шум вокруг, заколачивает в подошву гвозди: вы тут покалякайте, а мне еще одну пару настроить надо. Да, кое-кто в Евросоюзе бьется в истерике, требуя запретить «Газпрому» приобретать сегменты иностранного бизнеса, Штаты пытаются похерить саму идею «Южного потока». Нам всюду норовят поставить подножку, но наш президент — специалист по умению переступать через эти подножки. Он вообще давно работает главным пиарщиком России: куда бы ни поехал, за ним тянется шлейф договоров, контрактов, протоколов, соглашений, так что сопровождающим лицам остается только открывать шампанское и держать портфель заказов распахнутым. Сегодня, правда, из-за ситуации на Украине, поводов отметить выгодную сделку меньше. Во всяком случае — в Европе. Зато есть Китай, Индия, Африка, где давно знают цену Америке. И — России.

На торжествах в Нормандии  по случаю семидесятилетия открытия второго фронта президент США Обама ничего не сказал о роли  советской армии в разгроме фашизма. Слова правды выдавил из себя только президент Франции (законы гостеприимства?), вспомнив о 27 миллионах погибших.  Но факты таковы. В Европе доминирует мнение о том, что именно американцы выиграли ту войну. А в школьных учебниках освобождение Советской армией государств Европы подается как… оккупация. И все это случилось не вдруг. Вот Украина. Страна, тяжко настрадавшаяся от фашистов, 23 года шла к своему нынешнему порогу, за которым этот самый фашизм и свил змеиное гнездо. Все ее президенты, каждый по-своему, нянчились с самостийностью,  вымарывая из учебников и правду о той войне, и историю славянского братства. Признаем, что Россия это «в упор не видела». Близорукость объяснялась просто: и из наших учебников министерские знатоки выдрали тогда  целые страницы военной истории! И по опросам уже многие наши старшеклассники  считают, что Гитлера победили…  американцы. Что нам после этого обижаться на Европу? Если бьют по левой щеке, не всегда стоит и правую подставлять.
 
Недавно Европа отметила 200-летие Победы над Наполеоном.  Кто-то внятно рассказал о том, кто и какой ценой принес миру освобождение? Я имею в виду не немцев-австрийцев-поляков, а наших публицистов, историков, пиарщиков, имиджмейкеров. Кто напомнил той же Европе, что это русский император Александр Благословенный на белом коне въехал в Париж, и объявил дрожавшим от страха французам (боялись мести за спаленную Москву), что им опасаться нечего, что русские в отличие от «просвещенного» Бонапарта не тронут ни одной святыни?

Приближается столетие начала Первой мировой войны. Европа давно определилась, «назначив» виновников того конфликта — Сербию и Россию. Чем отвечаем? Сплошной толерантностью. Сегодня начинается другая война, уже у наших границ. Что видим? В Москве заседает либеральный «круглый стол» и делает заявление на весь мир: «Россия ведет себя как мародер, нападающий на беззащитного и слабого». Про то, что «беззащитную» власть Украины подпирают долларами, штыками и всей мощью США и Европа, — молчок. Не говоря уж о беженцах (почти полмиллиона!) и трупах на тротуарах Донбасса.

Образ Отечества либералами затерт и заплеван. Посмотрите, что творится на сайтах «Эхо Москвы», «Дождя», «Грани», «Сноба» и прочих —   где там Россия, о чем вы… «Демократические» СМИ блокаду Ленинграда называют глупостью,  предательство  Власова — доблестью, Собчаки — мама и дочка — стараются переплюнуть друг дружку в ненависти к России, а ведь первая дама — бывший сенатор, вторая — ведущий публицист…

А тут еще неугомонная Новодворская призывает Украину к войне с Россией  и хотела бы записаться… добровольцем. А что, запишите, птенцы гнезда тягнибоковского, вручите ей винтовку или пулемет, только патронов не давайте. От греха подальше.
25 Июня 2014 10:16

Когда слово с мыслью не в ладах

0
Впервые истошные крики под окном не раздражали. Потому что под окнами кричали: «Россия!» И где — на моей тихой, почти деревенской улице! Тут у нас нет ни пабов, ни плазменных экранов, ни фанатеющих от пива болельщиков, а вот поди ж ты — кричали. Даже, может быть, громче, чем в Минске. Слух резала только одна бедовая фраза: «Мы порвали этих финнов!»

Россия остывала от победы, как русская печка, — долго, основательно, храня тепло и память о вчерашнем огне… Гуськом шли интервью чемпионов, протокольные встречи, и в конце концов команду провезли по Москве на автобусе. В центре праздничного калейдоскопа по праву оказался Олег Знарок, организатор победы. Еще вчера он, главный тренер сборной России, был дисквалифицирован на финальную игру за неприличный жест по адресу соперника в полуфинальной встрече. На «скамейке штрафников», далеко от своей команды, он весь матч просидел как на гвоздях. Но после пятой шайбы в ворота финнов мы были готовы простить ему все — победителей не судят. К чести тренера, он извинился за свое неспортивное поведение (правда, по-тихому, в раздевалке, и перед нашим президентом, а не перед шведским тренером, которого оскорбил…). Однако представим на минуту, что было бы, если бы наши проиграли. Тот самый жест все показывали бы ему, Знароку. Но потом бы, конечно, забыли. В спорте вообще редко помнят такие пустяки. Здесь ведь как на качелях: то — вверх, то — вниз, то — медаль на груди, то — мениск в коленке. Вспомним, как наш защитник-патриот Евсеев сначала забил важный гол, а потом обматерил публично, в телекамеру, страну (!), принимавшую футбол. А уже наша страна в лице пылких болельщиков долго и довольно ржала: молодец, как он им врезал.
На днях в телеэфире слушал откровения Валентина Гафта. В частности — его размышления о футболе. Актер вспоминал, как на стадионах болели прежде. Ни оскорблений, ни мата, ни пьяной икоты над твоим ухом. Понятно, Гафт «болеет» теперь исключительно у телевизора. В самом деле, с кого сегодня берут пример молодые «тиффози»? Или — поставим вопрос шире — какую культуру несут нам футбольные, хоккейные и прочие ристалища? Исчерпывающий ответ на эти вопросы дает один пример: Одесса, сожженный Дом профсоюзов… Там все начиналось с шествия любителей футбола. Пример, конечно, запредельный, но он — в одном ряду с прочими, только с виду простенькими и глупенькими.
Вот сегодня известные спортсменки (в том числе и сочинской Олимпиады) щеголяют по страницам глянцевых календарей и журналов, забыв… одеться. Суетятся и просто жены просто футболистов. Однажды, воображая себя декабристками, они двинули за мужьями на международный чемпионат и, решив поддержать их, догола разделись перед фотокамерами. Команда футболистов с треском продула, а команда-ню еще долго сверкала на лоснящихся от сальностей страницах.
Но хуже дело, когда в роли футбольных «звезд» выступают политики, которым общество доверило высокую кафедру для проповеди разумного, доброго и, значит, культуры, в том числе — и поведения. Но некоторым там невыносимо тесно, за этой трибуной. Недавно Жириновский в Думе (то есть на своем рабочем месте, при исполнении, так сказать…), как последний биндюжник на Привозе, наорал на молоденькую (да еще и беременную) журналистку. И даже выгнал ее… с работы, ведь фактически она была на работе! И ни один из дюжины джентльменов, стоявших вокруг, пальцем не пошевелил, чтобы остановить зарвавшегося грубияна. Никто не позвонил в полицию (хотя бы эксперимента ради), не послал за докторами. Не говорю уж о вполне заслуженной Владимиром Вольфовичем пощечине… Правда, в газетах сразу закричали о бойкоте парламентария со стороны СМИ и вообще полной общественной обструкции. Но потом остыли. Видно, решили, что депутат пенсионного возраста все-таки заметно сдал, он не таскал девушку за волосы, как когда-то коллегу Мизулину, не дрался с коллегами, никого не поливал соком и матом, — а «только» наорал! Всего-то! А ведь именно зазвездившийся Жириновский приучил нас к тому, что, смотря сюжет из Государственной Думы, мы приглушаем громкость приемника или выпроваживаем из комнаты детей. На всякий случай…
Иных политиков так и тянет поостроумничать в эфире, предъявив знание ­фо­льклора и афористичность собственного языка. Лавры Наполеона, Черчилля и Черномырдина не дают покоя. Еженедельник «АиФ» уже много лет публикует на второй странице перлы первых лиц государства, и только благодаря этому жить, похоже, еженедельнику вечно. Чаще других там появляются смачные заявления Дмитрия Рогозина. Бравый вице-премьер — большой любитель задать перцу и американцам, и «всяким прочим шведам». Только после его эскапад наш МИД приступает к нудным дипломатическим разъяснениям. Не лезут в карман за словом сенаторы и нардепы. Они мало чем отличаются от эпатажного футболиста, у которого травма то ли головы, то ли коленки…
Сегодня многие политики имеют свои странички в сетях — модно, престижно! Это раньше они надиктовывали журналисту текст, заглядывая через плечо, — точно ли все записал? Теперь сказануть можно все что угодно, без посредников, не выходя на трибуну, у монитора дома, прямо в трусах и в комнатных тапочках. Но одно дело читать на сайтах комментарии маргиналов, шалеющих от возможности безнаказанно пнуть кого угодно, и совсем другое — когда «слово берет» чиновник высокого ранга, политик, вождь. Неосторожная фраза, резкое высказывание, лихой оборот — все это может принести вред не только карьере самого «блогера», но и имиджу страны.
Недавно премьер Дмитрий Медведев по совершенно конкретному поводу был вынужден поправлять ретивого подчиненного в довольно жесткой форме: «Чиновникам надо включать мозги и не давать интервью о закрытии соцсетей». Вообще-то рекомендация эта на все случаи жизни и для каждого, будь он хоть «звездой» футбола, хоть классным сантехником, хоть вождем племени.
При одной, правда, оговорке: если они есть, мозги-то.
3 Июня 2014 11:04

Двойка по Истории

1
Учитель географии из «Золотого теленка» Ильфа и Петрова тронулся умом, не обнаружив на карте Берингов пролив (печатники напортачили). И на свете одним нормальным учителем стало меньше. В наше время с ума по таким ничтожным поводам не сходят…

Моя знакомая, которая давно живет в США, говорит, что американцы плохо представляют, где находится российский Крым и соседняя с ним Украина. Историю же стран и наших замысловатых отношений они не знают тем более. Это неудивительно и даже извинительно (у них своих «тараканов» хватает). Для рядовых граждан — во всяком случае. А вот президент такой большой страны должен спать с глобусом под подушкой, а на прикроватной тумбочке рядом с Библией — держать историю мира. Игнорирование этой истины приводит к скандалам. Иногда — международным. Недавно Барак Обама обмишурился с Косово, уверяя общественность, что там аккурат перед бомбежками НАТО проходил общенародный референдум. И никто из пресс-секретарей не сравнил патрона с пушкинским Германом, который сошел с ума, открыв «не ту» карту: «Какая дама?» — «Та, что у вас в руках: дама пик!». Барак Обама по-прежнему дееспособен.

В Совете безопасности у американцев в ход идут крапленые карты. Вот одна дамочка представляет журналистам доказательства присутствия российской армии в Донецкой области: там у каждого на груди приколота георгиевская ленточка! Свои «выводы» дамочка читает по бумажке, которую ей подготовили такие же полуграмотные помощники. К сожалению, наш представитель в ООН не нашелся ответить достойно. А надо бы было. Вот что я ожидал от Виталия Чуркина: «А вы, господа, посмотрите хронику наших праздников 9 Мая — может быть, поймете, что значит для нас эта самая ленточка. И для украинцев тоже. Ее благоговейно носит и русский, и украинец, и белорус, и казах, и грузин, и чеченец… — те, чьи отцы и деды собственной кровью и ценой 20 миллионов жизней отстояли мир и спасли Европу. Вашу Европу, которая теперь собирается убрать наш Т-34 с главной площади в Берлине, Европу, которая покусывает Россию, подобострастно оглядываясь на «старшего брата»…

Но что мы про американцев да европейцев! Мы-то, русские, хорошо знаем свою историю? Помним ее? Увы! Сегодняшняя ситуация с Крымом — это цена той самой двойки, которую схлопотали наши вожди по Истории. В 1954 году Хрущев передал Украине Крым, как мешок с картошкой. Не оглядываясь на прошлую историю, не заглядывая в будущую. А заглянул бы, теперешний майдан дальше Киева никуда бы не двинулся. В 1991 году Ельцин при разделе СССР имел все возможности разойтись полюбовно с украинцами, просто взяв за основу факт: Крым — исконно русская территория. Но новоиспеченный президент получал власть, не глядя на карту СССР, и без того казавшуюся просторной, — что ему какие-то окраины…

Во всех этих загогулинах — не только (и может быть, даже не столько) ветер перемен, выдувший многое из нашего общего прошлого, но и недогляд российских мидовских стратегов. Кто сейчас скажет определенно, чем занимался на Украине наш посол Михаил Зурабов все эти годы, где распространялась ползучая зараза фашизма? У нас после развала СССР все «нулевые» годы историю Отечества изучали, как в известной интермедии: здесь читаем, здесь не читаем… На Украине, кстати, многие страницы из учебника просто выдрали, вклеив новые, нашпигованные «самостийностью». Сегодня заварившуюся кашу расхлебываем вместе, ведь речь не просто о стране-соседке.

К сожалению, даже громкие, я бы сказал высокие, даты мы по-прежнему не замечаем, не обращаем их к пользе Отечества и молодого поколения для. Вот примеры. Весной Европа с радостью отметила двухсотлетие победы над Наполеоном. Позабыв вспомнить о России, добывшей эту самую победу. У нас событие практически осталось без внимания. Неужели нечего было вспомнить и рассказать молодым об итоге целой Отечественной войны?

30 марта 1814 года около 9 часов утра русские колонны с музыкой и развёрнутыми знамёнами вошли в Париж. Французы с ужасом ожидали мести за московский пожар 1812 года. Однако русские пришли в город с миром. Блестящий офицер и будущий декабрист Николай Бестужев сделал в тот же день такую запись: «Стройность полков, блестящая щеголеватость офицеров, говоривших с жителями их языком, красота русского царя, миролюбивые его намерения, кротость в войсках, какой не ожидали, — всё это было так внезапно для парижан, так противоположно тому, что они привыкли воображать».

Кстати, Александр I въехал в Париж верхом на жеребце, подаренным ему… Наполеоном в честь заключения еще Тильзитского мира. Наш император издал прокламацию, в которой предоставил самим французам избрать себе такой род правления, какой им угодно. И это произвело на них неизгладимое впечатление. Парижане вдруг повалили в Елисейский дворец, занятый русским императором под штаб-квартиру. Просто — полюбоваться на красавца-царя. А еще — на то, как молится Александр, как искренне кладет поклоны. Современники вспоминали, что на это мероприятие продавали билеты, как в театр. Между прочим, русские за постой расплачивались сами. Европа, приученная разными победителями к грабежам, была в шоке. Но шок прошел быстро. И вот Европа показала, что ей ведомы только санкции.

Впереди еще один юбилей — начало Первой мировой войны, которая для нас стала второй Отечественной. Европа начеку, она уже определила главных «виновников» той бойни — Сербию и Россию. Снова на нас вешают всех собак, и надо защищаться. В том числе и от своих правдорубов. Как ни странно, современные либералы пользуются советской методологией разных подсчетов. И снова выходит, что в 1913 году Россия лаптем щи хлебала, в лаптях ходила и лаптем воевала. А как вам такой факт: в тот год на своих товарах японцы ставили фальшивое клеймо «сделано в России»? С чего бы?

А вот с чего. Темпы экономического развития в России были самыми высокими в мире, как и демографический рост. Доля страны в мировом агроэкспорте — 40 процентов, сбор зерновых — выше урожая в США, Канаде и Аргентине вместе взятых! Зарплата рабочих — вторая в мире, после американцев. Земская медицина — бесплатная. В 1914 году начали даже метро строить в Питере и в Москве! И построили бы, если бы не война…

Никак не нужна была она России. Но честь державы, православные традиции, русский характер — все это обязывало вступиться за братскую Сербию. Мы так живем. И за это получаем. Но по-другому не умеем.
7 Мая 2014 9:30

Вопли под аккомпанемент Госдепа

0
В эти дни еще больше хочется солнца, улыбок и дружеских объятий. А возвращение Крыма в Россию заставляет вспомнить те незримые ниточки, которые связуют всех русских и каждого из нас. Вне зависимости от того, где ты живешь, был ли когда-нибудь в «Артеке», кормил ли горластых черноморских чаек и вообще планируешь ли променад по ялтинской набережной… Я вспомню про одну такую ниточку. 

В старинном русском селе Скорняково под Задонском окончил свои дни генерал от инфантерии Муравьев-Карский. Он дважды взял считавшуюся неприступной турецкую крепость Карс, за что получил почетное, на вечные времена, добавление к своей фамилии — Карский. 

Как было дело? В ходе войны с Турцией в 1855 году Александр II решил облегчить давление на Севастополь, оказавшийся в блокаде. Для этого он приказал Николаю Муравьёву атаковать восточную часть Турции. И генерал взял главную крепость противника. Это стало самой значительной победой русских в той кампании. А Муравьев планировал марш через всю Анатолию на Стамбул. Успех такой операции сулил совершенно иное завершение войны. Однако начались мирные переговоры, и по Парижскому соглашению Россия возвратила Карс Османской империи взамен захваченного Севастополя. Севастополь и Карс сочли равноценными по значимости твердынями. Вот где цепочка замыкается: наш земляк Николай Николаевич Муравьев отвоевал, вернул России Севастополь. 

Думается, было бы правильным сегодня этот факт по максимуму отразить в школьных программах, мероприятиях библиотек и музеев, на страницах СМИ. А также вспомнить тех из земляков, кто воевал за Крым в разные годы и столетия, кто помогал братскому украинскому народу и сам был частью этого народа. Это важно, чтобы липчане еще полнее ощутили сопричастность историческому событию — воссоединению.

На днях позвонила знакомая из Бостона (родилась в Чаплыгине, закончила Липецкий пединститут, много лет живет в США). Они с мужем (тоже выпускником пединститута) только что прослушали выступление Путина «по Крыму» и не могли сдержать эмоции: «Как здорово! Какие вы молодцы!» Звонок порадовал: я-то думал, что там уже вовсю скрежещет «железный занавес» и никто правдивой информации из России не получает. Оказывается, американцы смотрят наше ТВ. Другое дело, что не теми глазами и не с той душой, как наши. Они плохо знают географию и не представляют, где этот Крым, и какая у него история… Но! Своему президенту они ставят в пример нашего, а таких головорезов от политики, как Джон Маккейн, не воспринимают всерьез. Просто потому, что не желают платить налоги за любую войнушку.

Для иностранцев Россия долгие годы оставалась загадочной страной — да вот дикость! — такой, пожалуй, и остается. Для них она ассоциируется с синими метелями, снегами до крыш, русской водкой и медведями. А теперь — благодаря «пятой колонне» — еще и слоном в посудной лавке, который готов затоптать сначала Крым, а потом и все маленькие страны. «Пятая колонна» на свои марши в холодную пору ходит редко, а в основном сидит в уютных креслах и витийствует в Интернете. Однако с либералами все понятно. А чем является наше любезное, как говорили в старину, Отечество для нас, для русских? Подсказку дает Крым. Крым учит нас. Это не он возвращается к нам, это мы возвращаемся к себе, в Россию. Благодаря Крыму из вороха законов и уложений, из какофонии звуков — всех этих речитативов у телекамер, из тумана краснобайства и демагогии возникает идея русского мира, собирательства земель с такой простой, в сущности, философемой: своих не бросаем!

Идею искали давно, причем не аллегорически, не гипотетически, не априорно, а совершенно конкретно — фразеологически. Во времена Ельцина, например, — на одной из правительственных дач. Туда отправили группу продвинутых в политике товарищей, чтоб они сформулировали суть идеи. Тщетно! И тогда с новой силой заверещали либеральные ортодоксы об отсталости России, ее ущербности. Кто-то раскрутил на этих воплях портал, а кто-то рванул читать лекции «об этой стране» на Запад. И дело было сделано — гадкое, пакостное, смердящее. «Отредактировали» учебники, убрав-сократив самые значительные события нашей истории, выпустили из бутылки джинна разврата, и он сразу свил себе гнездо на ТВ, свесив морду с телеэкрана. Допустили немыслимые для мирного времени потери людей — до миллиона человек в год, бессовестно назвав это «естественной убылью». Дали «вольную» олигархам, позволив им подавать на паперти русского храма копеечку нищему и покупать за миллиарды длинноногих футболистов на Западе. А главное — бросили на произвол судьбы молодежь. 

Вот из какого тлена предстоит вытаскивать на свет Божий национальную идею! Существует хронология приоритетов, которые надо выстраивать заново: менять систему воспитания молодежи, перестраивать образование, науку, промышленность, возвращать уважение к собственному товаропроизводителю. Но на первом месте в этой цепочке приоритетов совершенно четко будет стоять один, навязший в зубах. Дело в том, что в России любая взволновавшая общество идея (назовите ее хоть национальной, хоть романтично-возвышенной) будет обречена на провал, если, как прежде, почти на глазах у всех будут тащить деньги из банка, из бюджета, из заводской кассы, из пенсионного фонда… если бывшие губернаторы будут хвастать в Сетях своими поместьями во Франции — все это будет означать предательство Крыма. 

А сейчас идет информационная война. Либералы всех мастей на деньги Госдепа штампуют провокационные статьи и комментарии в Сетях. В «пятой колонне» много «сбитых летчиков», из бывших. Летчики не умеют жить на земле — не потому что они летчики, а потому что они сбитые, то есть обиженные, злые и ущербные. 

Новая идея обратится в дым, если мы позволим им и «обслуживающему их персоналу» «запудрить мозги» молодежи. Но возвращенный в Россию Крым, вновь обретенный Севастополь и подвиг предков-героев нам этого никогда не простят.
26 Марта 2014 15:42

Буревестник над майданом

0
Ну как в эти дни обойтись без классика, провидца?
«Над седой равниной моря ветер тучи собирает.
Между тучами и морем гордо реет Буревестник, черной молнии подобный.
То крылом волны касаясь, то стрелой взмывая к тучам,
он кричит, и — тучи слышат радость в смелом крике птицы.
В этом крике — жажда бури!»

Эта птица уже не раз зацепила крылом черноморскую волну, облетела Малахов курган в Севастополе и изящные развалины Херсонеса, она даже успела нагадить на голову бронзовому Дюку Ришелье, что стоит на Приморском бульваре Одессы вот уже двести с лишним лет…

Крым и Украина… Крым и Россия… Крым и… США. Кто-то в этой схеме явно лишний. Но именно этот «кто-то» больше других похож на буревестника, даром что живет за Большой Лужей. Самое безрадостное заключается в лапидарной истине: мир привык к тому, что Америке до всего есть дело, начиная от снегов Килиманджаро и кончая верблюжьей колючкой в богом забытой пустыне. У киевского майдана есть постановщик, продюсер и вдохновитель. И в этом нет никакой новизны.


Америка и есть истинный буревестник: «он кричит, и — тучи слышат радость в смелом крике птицы. В этом крике — жажда бури!» Все фашиствующие отморозки жаждут бури. И очень больно, что именно в Киеве, где никогда не зарастет Бабий яр, где всегда будут гореть поминальные лампадки, они собрались сегодня на свой шабаш. И это на Украине, где люди сполна нахлебались вместе с русскими, белорусами, казахами и другими народами в Отечественную и ценой большой крови прогнали оккупантов со своей земли.

А сегодня на майдане «ветер тучи собирает». Бывший олигарх и зэк Ходорковский читает на баррикадах в Киеве лекции о правах и свободе. Госсекретарь США Кэрри бродит по грязной площади, тщательно обходя черные покрышки и лужи с сомнительным запахом. Встречая его, майдан переходит на английский, скандируя «Сенкью!» Это народ благодарит Америку за обещанный миллиард долларов…

Поведение этих фигур, по крайней мере, объяснимо, реакция людей тоже. Но расползающийся на глазах фашизм кроме страха за братский народ ничего вызвать не может. Даже одинокий спортсмен-колясочник со скорбным лицом и украинским флагом, представляющий на Паралимпиаде свою страну, вызывает сочувствие. А вот реакция на события либеральной интеллигенции в самой России вызывает совсем другие чувства. Потому что реакция эта — скулеж и хамство одновременно по отношению к собственной стране. Наши либералы перепутали позиции и палят по своим. Правда, эти путаники все перепутали нарочно, у них свои резоны. В основном — шкурные. Кто-то визжит от страха за свои долларовые счета, размещенные за границей (а вдруг заморозят?), кто-то беспокоится за свою зарубежную недвижимость. Кто-то рискует потерять работу в финансируемых за границей агентствах...

Сколько у них ненависти к родной стране! Сайты по швам трещат от прогнозов политологов и публикаций блогеров. На днях известный журналист Олег Кашин вылез на бруствер окопа и, не целясь, бабахнул в белый свет как в копеечку: «На стороне украинцев — вся почти столетняя история маленьких стран, на которые нападает «совок». Ассоциативный ряд однозначный. А на стороне России нет вообще ничего… А я, кстати, давно считаю, что Бандера и Шухевич все делали правильно, их борьба была оправданна».

А вот политолог С. Белковский — с рекомендациями: «Утопить российский Черноморский флот можно двумя-тремя ракетами Пятого флота США, который находится в Бахрейне. Для этого даже не надо вводить Пятый флот в Черноморский бассейн, надо просто нажать кнопочку и запустить ракету».

Тем временем, пока автор писал это, «яркие представители майдана» терзали прокуроров в их кабинетах, хватали журналистов и обламывали плоскогубцами им ногти. Глава «Правого сектора» Дмитрий Ярош публично призывает к террору на территории России и собирается баллотироваться в президенты. Другой кандидат в президенты Украины Юлия Тимошенко из приемной канцлера Германии грозит России партизанской войной и обещает в случае избрания президентом убрать Черноморский флот (в нарушение всех договоренностей стран) из Севастополя.

Идет война, пока информационная. Союз писателей России пишет обращение к президенту, поддерживая проводимую им и парламентом политику. А вот кинематографисты «Киносоюза» (не путать с Союзом кинематографистов!) — против. Но самая дикая по аргументации и тональности перестрелка идет в Интернете. В ней утонул голос Алексея Германа-младшего с заголовком «Интеллигенты, вы одурели?». Он написал: «Вы сошли с ума? Вы как бабы, которые вцепиться в волосы не хотят, а стоят посреди рынка и харкают друг другу в лицо. Политические взгляды могут быть любыми, как и отношение к крымским событиям. Наверное, оно должно быть принципиальным с каждой стороны, но нельзя так оскорблять друг друга…» Оказывается — можно.

А война — у порога. Упаси нас, Господь, от какой бы то ни было эйфории по поводу подвижек на юго-востоке Украины. Россия оказалась сегодня перед трудным выбором. События последних дней показывают, что для иностранцев Россия как была, так и осталась загадочной страной. Вполне возможно, она все еще ассоциируется с синими метелями, снегами до крыш, русской водкой и медведями. А теперь — не без участия нашей пятой колонны — представляется еще и эдаким слоном в посудной лавке, который готов затоптать сначала Крым, а потом и все маленькие страны. И что ж нам теперь — битым стеклом утираться? История расставит все и всех по своим местам, не надо путаться у нее под ногами. Что ж из того, что Западу не дано понять русский мир с его простым, но по-человечески раз и навсегда выверенным правилом «Своих не бросать!»
12 Марта 2014 13:45

Победная лыжня у каждого своя

0
Пусть извинит меня редактор, но я меняю тему запланированного обзора: вместо событий на Майдане пишу о… биатлоне. А как не писать, когда гордость душит, как скарлатина? Мы выиграли эстафету! Именно с этим золотом Россия вышла на первое место в медальном зачете, именно это золото стало вторым после томительного перерыва, после далекого 1988-го, когда наши биатлонисты были первыми на Играх в Калгари. Именно это золото воодушевило лыжников, и они выиграли на следующий день все три медали в 50-километровой гонке. А за ними — российский экипаж взял первое место и в бобслее, поставив жирную точку в сочинских Играх.

Но это не все. Именно золото биатлонистов дает нам, липчанам, особый повод гордиться прошедей Олимпиадой. Я помню лыжню, начинавшуюся прямо от школьного порога. Она вела к Казенному лесу на окраине Задонска и была проложена по-над Доном, на продуваемом со всех сторон юру. Ветер запросто сдувал с пути слабаков вроде меня, мы валились в снег, а сзади уже грозно кричали «Лыжню!» взрослые ребята и тут же растворялись в снежном вихре. Был среди тех парней и Колька Лопухов. Простите, Николай Петрович Лопухов, нынешний главный тренер мужской сборной по биатлону. Наверняка он помнит нашу раздевалку в полуподвале с пронзительным духом сыромятных лыжных креплений, а может, помнит и тетю Симу, уборщицу, грозившую огреть тряпкой «неслухов», не обивших с валенок снег на пороге…

Очень важно помнить такие детали, ведь с них все и начинается. А еще важно, чтобы каждая Слепуха и всякая Кобелевка помнили своих земляков, а они — свою малую родину. Тогда с логикой и личного успеха человека, и жизни вообще все будет в порядке. Вот еще три имени, три примера.

Помню, в армии готовились к полковому смотру самодеятельности. Был аврал, все стояли на ушах, и последняя надежда в роте возлагалась на ВИА, составленного из дембелей. И они, проникнувшись, каждый день резвились до отбоя. Исполнение, само собой, было с избыточными децибелами. И вот однажды, когда наши барабанщики расслаблялись в курилке, за пианино сел замполит. И заиграл до боли знакомое — из той, гражданской жизни. Это были «Московские окна» Хренникова. После взводной «Не плачь, девчонка!», которую мы пели двадцать раз на дню, это было как глоток свежего воздуха, как весточка из дома. У инструмента тут же собрался народ — командиры, подчиненные — все вперемешку. Подпевали, притоптывали, раскачивались в такт своим воспоминаниям. Кажется, в тот день никого даже не огрели нарядом вне очереди.

Я думаю, если бы Тихон Николаевич написал одну эту песню, он уже остался бы в истории музыкального искусства. А ведь он — выдающийся композитор, у него шесть инструментальных концертов, симфония, цикл скрипичных пьес, оперы, музыка к балету, оперетте. А еще он сорок лет руководил Союзом композиторов СССР, был народным депутатом, делегатом, лауреатом, Героем Соцтруда. Но весь этот послужной список не возник бы, если бы не было просто Хренникова-человека. В Ельце помнят, как он, приезжая в родной город (а делал он это при первой возможности!), не чинясь, отплясывал в хороводе, как аплодировал, не жалея ладоней, своим талантливым землякам.

Выдающемуся физику, дважды Герою Соцтруда, лауреату Ленинской и Нобелевской премий Николаю Басову на центральной улице в Усмани благодарные земляки поставили памятник. И все ждали: вот приедет Басов. И однажды (на юбилей города) он приехал. В простой кепочке (горожане так и говорили: «Академик, а в кепке!»), в обычном драповом пальто, дородный, немного застенчивый и в очках — похожий на доброго Пьера Безухова. Он ходил по улочкам Усмани, трогал шершавые заборы, садился на парковые скамейки и вспоминал что-то свое, из детства. А потом его пригласили на сцену районного ДК. Николай Геннадиевич выступал и говорил простыми словами о своей любви к малой родине. Гром аплодисментов провожал его со сцены. И там, за кулисами, академик долго протирал платком отчего-то запотевшие очки...

В первые дни трагических событий в Цхинвале страна с затаенным дыханием смотрела по ТВ, как представитель России в ООН Виталий Чуркин бьется один с западными ортодоксами. Умно, иронично, тактично. Было видно, как трудно ему временами соблюдать дипломатический политес, но от этого он был еще ближе нам, сидящим у своих телеприемников за тысячи верст от Брюсселя… Больше других гордились Чуркиным в Ольшанце, откуда его родовые корни. На Задонщине вообще немало Чуркиных. И у некоторых из них просматривается — вот она, загадка природы! — явная склонность к дипломатическому поприщу. Кто-то из Чуркиных (кроме представителя в ООН) служит сегодня в МИДе, а моя одноклассница Люба Чуркина много лет директорствовала в международном пионерском лагере «Орленок», а потом тоже работала в ООН.

Не столь уж важно, на каких полях ты добывал славу своему роду-племени, — был ли лыжником, тренером, писателем или ученым. Главное — добыл! И благодарная земля будет помнить эти имена: Петр Семенов-Тян-Шанский, Николай Данилевский, Иван Бунин, Михаил Пришвин, Николай Семашко и многие-многие другие, прославившие и наш край, и Отечество. И пусть не обманут будущих историков простецкие, а на самом деле мудрые, с хитринкой названия наших деревушек — Озерки, Голопузовка, Косорыловка, Колыбелка, Крысиные дворики… — здесь всегда рождались настоящие русские люди. В лопухах и крапиве проводили свое детство, босоногое, с цыпками на ногах, но по-своему здоровое и счастливое.

Неправильно и теперь думать, что вместе с революциями и перестройками оскудела наша земля на таланты. Просто за корень, за наследство, которое завещали нам предки, нужно держаться что есть мочи. И гордиться своими, где бы они ни оказались. Тем более что они к тому все время повод подают…
25 Февраля 2014 9:25

Сумасшедший с бритвой

0
У наших либералов — новая погремушка: бойкот Олимпиады в Сочи. В своих газетах, блогах, на своих телеканалах они вовсю гремят ею и при этом пританцовывают, зазывая в круг все новых и новых любителей всяческих свобод. И вот уже кружатся в этой пляске бывшие вице-премьеры и отставные министры, спившиеся политики и первой волны демократы, больше похожие на погромщиков, — все «сбитые летчики».

Особый восторг плясунов вызывают чужестранные президенты, заявившие о личном бойкоте Олимпиады. Конечно, обидно, что на гостевой трибуне не будет Франсуа Олланда, но, между нами, мальчиками, говоря, ему не до спорта высших достижений, ему бы, бедолаге, со своими любовницами разобраться…

Чем ближе Олимпиада, тем громче звон погремушки, тем явственнее наш либерал превращается в сума­сшедшего с бритвой. В самом деле, как можно считать нормальным человека, желающего зла и поражения собственной стране? Но, как это бывает у сумасшедших, они надрываются не просто так, а с навязчивой идеей: например, в России «голубых» обижают! И зовут в свидетели западных правозащитников. А на Западе в последние годы свобода разгулялась не на шутку, шагнув от «красных фонарей» Амстердама до помпезных трибун парламентов, признавших законными однополые браки. Содомиты уже правят бал по всей Европе, и только Россия со своими снегами, медведями, матрешками и дикими нравами не поддается. В этой стране даже закон принят против пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних.

Это возмутило на Западе некоторых борцов за всяческие права, а несколько нобелевских лауреатов написали письмо президенту Путину с призывом «побудить российское правительство обратиться к гуманитарным, политическим и демократическим принципам XXI века». Разумеется, на нашу Олимпиаду они тоже не поедут. У нас по этому поводу говорят так: «назло бабушке уши отморожу»… Кстати, большинство нобелевских лауреатов ставить свои подписи под письмом отказались.

Но и доморощенные нео-либералы, и геи, и ЛГБТ-активисты пытаются Олимпиаду выставить жупелом для секс-меньшинств, ничем для достижения своей цели не брезгуют. Как будто гомосексуалисту-саночнику устроят темную в раздевалке, а у лесбиянки, вырвавшейся вперед на лыжне, начнут отнимать лыжные палки… Да не будут — пусть всем им ветер дует в спину и сопутствует удача. Только не надо после победной гонки приставать на улицах к подросткам и впаривать им про свои либеральные (а на наш вкус, весьма скабрезные) ценности. Примерно об этом и сказал на днях Владимир Путин на встрече с волонтерами в Сочи, отвечая на очередной «голубой» вопрос.

А правда такова. Российское законодательство не отрицает в принципе правозащитного движения. Интернет, многие СМИ — к их услугам. Да и общество с пониманием относится к тем, кто занят делом, а не политической трескотней. В том числе и к либералам, вскрывающим недостатки. Но, ребята-демократы, давайте все же отделять мух от котлет: спорт и вечное карамзинское «воруют», гостеприимство своей страны (надо сказать традиционное) и всякие разноцветные фобии.

Не все, что происходит с подготовкой к Олимпиаде, и меня устраивает. Я каждый год отдыхаю в Сочи и какие-то перемены просто не принимаю. Например, красивейший железнодорожный вокзал (изящный памятник архитектуры, построенный по проекту академика Душкина) сегодня огорожен осовремененным турникетом, а кое-где даже неряшливым металлическим забором. По этому поводу я задал вопрос мэру Сочи во время его пресс-конференции на прошлогоднем форуме российской прессы. И, знаете, он согласился, но уверил, что сделано это в целях безопасности и что после Олимпиады заборы уберут.

Есть вещи, которые принять трудно, тем более в Сочи. Мне не нравится перегруженный Курортный проспект, а однажды меня обсчитали в ресторане, а таксист завез не туда, куда нужно. А море было холодное и все время штормило… Но это же не повод рисовать лозунг, выходить с протестом хоть на площадь, хоть в Сеть…

А поводов у нас хватает. Как пустых пивных бутылок после праздничных дней. Вот еще один сумасшедший, назвавший себя художником, нашел «свой» повод и прибил собственное причинное место гвоздями (говорят, соткой!) к булыжнику Красной площади! Это даже круче, чем обычай зэковской зоны — пришивать в знак протеста пуговицу от ватника к голому заду. Все эти теперешние акции — клоны протестной деятельности скандальной группы Pussy Riot, по поводу изоляции которой заламывали руки либералы. И продолжают заламывать! «Россия не стоит слезинки Толоконниковой», — ляпнул недавно омский правозащитник Виктор Корб. Это он о той, которая на виду телекамер занималась сексом в музее (на девятом месяце беременности, за четыре дня до родов!), потом плясала в храме у алтаря, а выйдя на свободу, заявила, что ни в чем не раскаивается и продолжит… борьбу. Вот от этих «борцов» Россия и шарахается сегодня, как от чумных.

Наблюдатели делают вывод: сближение наших правозащитных организаций с вашингтонской пропагандой подрывает доверие к самой правозащитной деятельности. Еще бы — в России такие штуки не проходят: если «защитнички» ходят за инструкциями к американскому послу в Москве, тщательно обметая снег со своих башмаков на его крылечке, веры им не будет. Народ видит: им же все равно, что отдавать загранице — детей на усыновление или всю Арктику, Сахалин или все Курилы, братскую Украину на растерзание рынка или большой спортивный праздник, именуемый Олимпиадой.

Что интересно — нет в компании наших правозащитников человека, который бы задался вопросами: а почему бы не поделить «на всех» Мексиканский залив? А заодно и — Гибралтарский пролив? Хорошо бы и палестинцев вернуть на их законные земли, где они и жили прежде — чем не повод для деятельного протеста? Эти проблемы названным «борцам» почему-то неинтересны.

Я вспоминаю, как на заре перестройки один балбес в прямом эфире овечьими ножницами кроил карту СССР, отрезая от нее Сахалин и Курилы. Он предлагал взять за них с японцев ви­деомагнитофонами: мол, у нас и так земли навалом, а видиков нет… Нынешние протестанты из «пятой колонны» очень напоминают того балбеса. Мне даже кажется, что это он, повзрослевший, полысевший, размахивает теперь впереди всех погремушкой. Главная дума на его челе — что предложить такое, за что можно срубить «бабки». Нынче хорошо платят за протест. А что это такое, нам рассказал классик: «Протест — самая хилая форма борьбы. Ниже по рангу стоит только кукиш в кармане» (Виссарион Белинский).
23 Января 2014 10:00

Этим бы салом Евросоюзу по мусалам...

0
У Сергея Филипповича Дюди неприятность. На днях он поскользнулся, упал, зашиб бок и по этой причине не сможет в воскресенье пойти в баню… Эка печаль! — вскинется читатель. И будет не прав. У Дюди это первый прогул, начиная — внимание! — с 1967 года! Профессиональный музыкант, бывший преподаватель Задонского культпросветучилища, так прикипел к парной, что однажды устроился в заведение банщиком, где в перерывах между процедурами играл на баяне! Однако речь пойдет не о парной, а о… политической ситуации на Украине, где заварилась очередная буза. А где еще обсудить положение дел, как не в парилке? Ведь не ради же пара ходят туда люди, в самом деле!

Cтрасти на Майдане одинаково беспокоят как верхнюю, так и нижнюю полки:

— Украине без нас не жить — столько веков были вместе… — свешивается сверху голова в войлочном колпаке.

— Да пусть идут в этот Евросоюз, обойдемся без ихнего сала… — отбивается мокрым веником красная лысина.

— А ты сам-то сало это пробовал?

Тут политическая дискуссия берет паузу, отдавая место гастрономическому экскурсу. Вступает хор знатоков:

— …свежее, соленое, копченое, перченое, тонкое поросячье, толстенное кабанье, а еще почiрiвок…

— А какая получается требуха, если со смыслом приготовить…

— А при чем тут сало?

— А при чем тут Евросоюз?

Лично мне ближе аргументация верхней полки. Мне, москалю, совсем небезразлично, куда пойдет Украина. Ведь кроме сала, киевских котлет и знаменитого торта мы привыкли и к чудным украинским песням, и к прогулкам по Дерибасовской в Одессе (если кому посчастливилось), и к отдыху в Крыму, который (отдых), кажется, снова становится у россиян популярным. А как быть с общехристианской святыней — Киево-Печерской лаврой, где покоятся останки русского богатыря Ильи Муромца?

А куда деть Гоголя с его «украинской ночью»? А киевлянина Булгакова, воспевшего Город? Да и со Жванецким тоже не все так просто. Кого бы я отдал обратно и безвозмездно, так это Верку Сердючку — забирайте вместе с Данилкой. Пусть это будет довеском к косе пани Юлии...

Нет, дело не в сале… А — в городе русской славы Севастополе, многажды и обильно политом русской кровью. А еще мы всегда будем помнить Русский Крым, добытый при Екатерине и отданный по-простецки, как шуба с барского плеча, Хрущевым — но кому? Да родной республике в братском тогда Союзе. Кто ж мог тогда, в 1954-м, подумать дурное, а Евросоюз даже в вещих снах никому не снился. Между прочим, и Украину за годы Советской власти кромсали не раз — было в порядке вещей. И — вот случилось. История преподнесла урок.

Теперь «вдруг» вспомнили, что 70 процентов общего судостроения при СССР было на Украине. Немало там собирали и самолетов, и много чего еще стратегического, могучего. Но главное подзабыли — там, в Малой России, остались миллионы не просто наших соотечественников, но и отцов-матерей-сестер-братьев-дядьев-племянников. Друзей, наконец. Суровые пограничники с таможенниками по обе стороны границы — это такой книксен в сторону сепаратизма или демократии (сразу не разберешь), а на самом деле — укор и политикам, и всем нам. Украинские стражи порядка брови делают домиком, когда берут в руки российские паспорта. Наши отвечают тем же…

Жизнь, как река, течет своими берегами. Анатолий Яблоновский, крупный бизнесмен из Донбасса, капитально ремонтирует Хмелинецкую школу и восстанавливает храм в селе Н. Колодезное Задонского района. Причем из Украины на все лето в Россию приезжают его строительные бригады. Ничего странного — Анатолий родился в Хмелинце, здесь он окончил школу и ушел в большую жизнь. Вот и отдает долги… украинскими активами. Наверняка есть и русские парни, бескорыстно помогающие украинским братьям. И в этом — мудрость (она же дальновидность, прагматизм и порядочность) заключается.

Уходила Прибалтика — так она всегда на сторону смотрела, в советские времена в магазинах Таллина-Риги-Вильнюса продавцы отказывались «понимать» русскую речь. Пусть теперь без нас живут беззаботно — имеют право. Уходила Средняя Азия, волоча за собой кучу проблем — Россия была не против. Но — Украина?! Но Киев — мать городов русских? Но Днепр у городского порога, где начиналась крещеная Русь?!

На взгляд постороннего — все это сгинуло, навсегда провалилось в воронку Майдана вместе с дружбой, крестными ходами вокруг Владимирской горки и целованием креста под малиновые звоны собора Софии. На самом деле безвозвратно никуда и ничто не делось. История осталась. И — вера. И — общая судьба. Это, как сказали бы политологи, долгосрочная перспектива. Даже если Украина научится жить без услуг «Газпрома» и завалит Европу вместе с Африкой сланцевым газом, в стратегии нашего соседства ничего не изменится. Просто не надо спешить. Не надо посыпать голову пеплом.

Да, было всякое. Были друзьями Петр Первый и Мазепа, который одним из первых получил русский державный орден Андрея Первозванного. Но гетман предал императора накануне битвы со шведами. За это царь наградил его пудовой, на цепи, «медалью Иуды», которую, правда, номинант получать не явился. Но что этот (и другие) примеры перед веками дружбы? Перед ужасом и потерями Великой Оте­чественной. А разве Бабий Яр и Чернобыль — не наше общее? А вчерашнее, еще советское, прошлое? Или москали и хохлы жили на разных планетах? И где был тогда Евросоюз?

Многое можно вспомнить. Скидки учащимся в купейных вагонах, проезд в автобусах «по студенческому», бесплатная горчица в столовках, чтение самиздатовских книг на кухнях, «лишний» билетик на «Фантомаса», портреты общих вождей на натруженных плечах во время демонстраций. Конечно, после всего этого кому-то захотелось в Европу, поближе к красным фонарям Амстердама. Там много всего и, говорят, почти за так, там сплошная демократия и ветер дует как надо, в спину… «Майдан» не слышит своего премьера Азарова: где взять денег на вступление в Евросоюз, ведь там требуют оплатить входной билет стоимостью в сотни миллиардов гривен?

Известна история со знаменитой «Джокондой». Один посетитель постоял-постоял возле картины и вымолвил: «Что-то не произвела она на меня впечатление». Стоявшая рядом великая Фаина Раневская нашлась что сказать: «Эта женщина видела перед собой столько мужчин, что теперь сама выбирает, на кого ей производить впечатление, а на кого нет».

Вот и Украина, несмотря на все теперешние настроения, велика и хороша собой. Она сама решит, на кого производить впечатление, к кому присоединяться, а от кого, наоборот, отодвинуться…
3 Декабря 2013 10:43

Кровавый урок Беслана

0

Но так и было. Ведь в своих норах звери сидели не всегда, а с гор спустились с одной ясной целью — убивать… Когда-то эти бородатые мужчины были детьми, зубрили законы Ома и Ньютона, может быть, помнили что-то из «Евгения Онегина», а на уроке географии искали на громадной карте СССР свой аул. И вот — все впустую! Они придумали свои законы, где ни Онегин, ни Ом, ни Чечня не помещались. А сделав это открытие, начали стрелять. В этом жутком перевороте сознания не стоит искать вины школы и родителей. Тут особая история. Нашлись другие учителя, которые сказали: режьте, кромсайте карту, заберите себе то, что хотите… Для этого понадобятся автомат, граната или нож — без разницы.

Многие ниточки тогда протянулись к Беслану. Их завязывали в крепкие узелочки разные люди, но почти все они, что характерно, были гражданами России. Здесь и президент Ельцин, сбросивший, как шубу с барского плеча, свободу суверенитетов, и местные князьки, тоже пожелавшие стать президентами, и суетливый олигарх, всегда со своим интересом, и политические интриганы, и продажные журналисты, и русские мальчишки-герои, умиравшие в чужих горах не известно за что... Бандитов тогда стало как-то сразу очень много. Их и сегодня хватает в горах, а на Кавказе по-прежнему мало работы, зато много оружия. Летом 2004 года его загодя завезли в Беслан и спрятали под видом стройматериала в школе. Массовое убийство детей тщательно готовили.

Светило солнце (кажется, оно всегда по-особому старается 1 сентября), первоклашки нетерпеливо переминались с ноги на ногу, мамы поправляли банты и прически, ожидая начала… Но вместо торжественной линейки начался захват. Около девяти утра на школьный двор ворвались боевики. Открыв беспорядочную стрельбу в воздух, они приказали всем зайти в здание школы, однако большинство — в основном старшеклассники и взрослые — разбежались. В них не стреляли — на дворе еще было много детей. Тех, кто не смог убежать — учеников младших классов, их родителей и учителей, — бандиты загнали в спортзал.

В первые же минуты захвата пролилась кровь. На звуки выстрелов к школе стали сбегаться сотрудники городского отдела милиции. Началась хаотичная стрельба. Троих убили сразу — это были гражданские. Их тела лежали долго на виду у всех, боевики не давали забрать их, открывая огонь при приближении к школе. Ужас сковал сердца людей.

На свете почти нет бандитов, которые творили бы зло просто так, ради кровожадности (это — клиника, особый случай). Обычно ко всякому преступлению подводится идеологическая база. При этом минная растяжка подается как аргумент, а выстрел в упор — как принцип. Новые учителя придумали слово «джихад». Но идеям вахабизма молодых учат наспех. Не зря в пещерах находят учебные пособия. Некогда вникать и в собственную историю, все время нужно стрелять…

Никто не говорит юнцам о том, что века назад Кавказ сам, добровольно стал «под руку» русского царя. Хотя и тогда все было непросто, и локальные войны с горцами шли десятилетия. Когда-то главным противником России был имам Шамиль. Долгие годы он воевал с русским царем, но в конце концов признал жизнь с Россией для горцев единственно правильным путем. Сам он доживал свой век в Калуге, дети его приняли православие, окончили университеты, став гражданами России. Кто помнит сегодня в горных аулах концовку той истории? Зато появился другой Шамиль — Басаев.

Кровавая бойня в Беслане имела политическую подоплеку — боевики потребовали вывода российских войск из Чечни. Разумеется, бандиты знали, что их требования не могут быть выполнены ни при каких условиях, даже технически. Значит, расчет был на что-то другое? На что? Спросить не у кого — организаторы — Басаев и компания — давно убиты, а единственный террорист, оставшийся в живых, про идеологию ничего не знал и был просто отморозком.

Из хроники 3 сентября 2004-го

13.15 — боевики категорически отказались обменять школьников-заложников на двух высокопоставленных республиканских чиновников, которые предложили себя в заложники взамен на освобождение детей.

13.30 — боевики выставили в окнах школы детей, захваченных в заложники, чтобы предотвратить возможный штурм здания. Они заявили, что будут расстреливать по 20 заложников за каждого убитого члена группировки и по 10 — за каждого раненого.

Около 15.30 в районе захваченной террористами школы начался пожар. Он произошел после того, как один из террористов дал очередь трассирующими пулями.

15.38 — боевики угрожают расстреливать по 50 заложников за каждого убитого члена группировки и по 20 — за каждого раненого.

15.50 — ВВС России начали доставлять подразделения спецназа в Беслан.

Около 16.00 в здании школы прогремел взрыв...

… А потом был штурм и много, очень много погибших (331 убитый, около 500 раненых), в их числе — боец «Альфы», наш земляк Олег Лоськов родом из Тербунского района

Навсегда останутся без вразумительных ответов вопросы: как допустили? Почему столько жертв? И еще один, совершенно теперь бессмысленный: что было бы правильным — идти на штурм или на уступки террористам? Эти вопросы были зарыты в землю вместе с обшитыми красным гробами, в которые рядом с истерзанными телами укладывали детские игрушки. Вопросы растворились в смраде тех дней, в бесконечном женском крике и шорохе тысяч газетных страниц, на которых ужас и безумие были рядом…

По-хорошему за ответами нужно идти к батюшке. И он расскажет о том, как и почему Господь попускает такое зло. Напомнит евангельскую историю про убитых по приказу Ирода младенцев Вифлеема. И главным утешением будет вот это вечное: у Бога все живы. А во многих домах Беслана навсегда останутся в черных рамочках живые, улыбающиеся лица детей, жизнь которых оборвала пуля…

Вряд ли каждый из нас готов сегодня в любую минуту заломить руки террористу и вдавить его коленкой в сыру землю. Или — разомкнуть провода в страшной цепочке. Да от нас это и не требуется. От нас требуется другое — не быть равнодушными к собственной судьбе. От нас многое зависит в эти дни. Мы многое должны сами себе. У нас много этих самых долгов. Заметить оставленную сумку под сиденьем автобуса и позвать милиционера. Сообщить о взяточниках, где бы это не имело место. Наконец, ввернуть лампочку в собственном подъезде и проголосовать на выборах за порядочного человека. Но нельзя жить в вечном страхе, нельзя жить от слезы до слезы. С нами дети, которые никогда не должны стать не только заложниками, но и равнодушными по отношению к своей Родине людьми.

А за это бороться нужно всегда.
4 Сентября 2013 9:43

Что там шуршит в холодильнике?

0

Дело в том, что вечером по ТВ показали сюжет: соседи из Поднебесной на российской земле понастроили гектары теплиц и выращивали в них особые овощи — нашпигованные, как было сказано, труднопроизносимым ядом. Нет, конечно же, не с целью отравить, а они просто продвигали свой товар на просторы нашего Отечества, используя запрещенные катализаторы роста. На рынках отличить китайский огурец от всякого другого никак невозможно. Только — опытным путем.
Недавно Роспотребнадзор запретил ввоз в Россию конфет, сделанных из украинского шоколада. А раньше — польского мяса и грузинских вин, в которых от вина был только цвет бутылочного стекла. Были претензии и к аргентинской говядине. Эти новости сроднились с действительностью, они тянутся в нашей повседневности, как унылый караван в пустыне. И вопрос к караванщику только один: что завтра еще запретят… после очередных массовых отравлений?

Импортные напитки, вкусно пахнущие шампунью? «Ножки Буша» — такие удобные в приготовлении и сомнительные в употреблении? «Свежее» молоко с полугодовым сроком хранения? Гамбургеры, чипсы, сникерсы? Для всего этого сумасшедшего изобилия придуманы супер— и гипермаркеты. Не говоря уже о «Макдональдсах», которые скоро появятся даже в центре Голопузовки. Россия, традиционно кормившая полмира, подсела на импорт, как наркоман на иглу. И это в то время, когда собственные закрома порой буквально завалены. Пример. В нашей области устойчивый рост производства мясо-молочной и прочей сельхозпродукции, однако все торговые точки завалены хрустящими упаковками с импортной закусью...

Но не будем сейчас о конъюнктурно-рыночных реалиях и даже о коррупции, без которой в этих делах, похоже, не обходится. Возьмем только часть проблемы: поговорим о рынке. Не о вселенском экономическом явлении, а о пятачке, огороженном конкретным забором, который еще недавно имел гордое название «колхозный». Его еще именовали базаром. Там было все — от поросячьего визга до всхлипов рояльной гармошки. Там всегда можно было купить стакан семечек и пучок петрушки, десяток свежих, прямо из гнезда, еще тепленьких яиц и даже парное молоко «из-под коровки». Именно здесь проявлялась настоящая смычка города и деревни. Рынок был отдушиной для пролетариев, колхозников и прослойки. А еще здесь деревня удовлетворяла свои здоровые, как теперь бы сказали, амбиции, она доставала из холодных погребов припасенный для города вожделенный провиант. Получая взамен рубли — как признание крестьянской мудрости, придумавшей этот самый погреб.

Конечно, Россию и теперь можно поделить на тех, у кого этот погреб есть, и тех, у кого его нет. На всякий случай для горожан, избалованных гипермаркетами, поясняю: погреб — это такая штука, куда прячут на зиму картошку и прочий продукт. Чтоб никакая реформа, никакое цунами и ни один вождь на броневике не смогли добраться до дверей с запорами. В сумраке этих погребов и хранится то самое лучшее, что может дать земля-матушка. Огурчики-помидорчики, окорочок вяленый, грибочки и прочее. И на все это не надо ставить букву «Е». Экологически чистый и для здоровья полезный продукт хранится в тех каменных холодильниках.

Но в том-то и дело, что погреб в деревне всегда существовал наполовину для города. Для рынка. Однако вот этот-то натурпродукт постепенно и стали выдворять восвояси. Понаехали перекупщики из далеких краев со своими дикими нравами и жесткими условиями, на которые почему-то сразу согласились правоохранители. А тут еще началась бескомпромиссная борьба с бабулей-зеленщицей, которой велели убраться с улицы как… пережитку прошлого. Причем делали это всегда коряво, общаясь с народом при помощи посредника — рослого сержанта с кобурой. Иногда, правда, наступало просветление. В Задонске, например, эту ошибку исправили и построили навесы прямо в центре города возле супермаркета «Молл», тут продукция садов-лесов-огородов теперь и продается.

А вот в больших городах борьба за культуру продолжается, и тут главный объект «обстрела» — мини-рынки, которые были настоящей житейской находкой для микрорайонов. Делается это, разумеется, в интересах граждан. И — под прикрытием ИНСТРУКЦИИ. Дедок, добравшийся до города из дальней деревеньки с ведром картошки, продает бульбу без фартука да еще без лицензии? Нарушение! А торговля с земли молоком в бидонах (будто его черпают прямо из лунок) — это же ужас какой-то! Но вместо того, чтобы строить специальные павильончики и прилавки, шить фартуки для молочниц, поступили проще — огрели сельский люд привычным: за-пре-тить и не пущать! Между прочим, городская Европа по-прежнему дорожит этой уникальной смычкой, этой близостью к деревне, этим удобством жизни — там цветочницы на каждом углу, а фермеры имеют свои лавчонки в городских кварталах. Но нам с Европой тут не по пути. Только не надо о санитарных нормах и гигиенических правилах! Кто ж против чистоты и опрятности? Но что проще — прихлопнуть проблему, как муху, или взяться за ее решение? Кажется, мы выбрали первый вариант.

И теперь о сути. Главная потеря в том, что уходит традиция. Я бы сказал, культура крестьянствования. Все меньше ухоженных огородов и сытых коров в личных подсобных хозяйствах. В пригородных селах буренок и вовсе перевели. Каждое утро люди садятся в присланный за ними автобус и едут на заработки в «Куриное царство» под Липецк. Тоже производят натурпродукт, но вдалеке от дома. А у себя держать какую-либо живность уже не могут — некогда! Им проще колбаску да сырок из города привезти. И это — типичная картина для русской деревни. Как хотите, а такая рокировка похожа на профанацию и глумление над здравым смыслом. Ведь в погреб деревенским теперь лазать незачем, у них теперь в холодильнике все время что-то шуршит.
21 Августа 2013 11:32

А кони все скачут и скачут...

0

Простите, мужчины, что я сейчас выламываюсь из нашей плотной и сплоченной (особенно 8 Марта) когорты, но — вы же слышали? — на Украине жестоко избили женщин. Причем не за измену мужьям (как это чаще всего бывает), а… за убеждения. В Интернете появились фотографии изу­родованных мужчинами активисток скандально известной группы «Фемен». Те готовили очередную акцию с непременной начинкой — обнаженкой и скандалом. И получили... Как сообщил в Сети адвокат «Фемен» Яро­слав Яценко, было совершено нападение на лидера группы Анну Гуцол в пабе «Блиндаж». Ей сильно разбили лицо и отобрали ноутбук со всей важной информацией по работе движения. По этой причине все активисты «Фемен» в Киеве «выбиты из рабочего процесса».

Найти сторонников «Фемен» среди мужчин (адвокаты не в счет) трудно. Даже несмотря на «фирменную» причуду активисток — раздеваться перед камерами в знак любых своих протестов. Мне, к примеру, тоже активно не нравятся ни акции феминисток, ни их, простите, открывающиеся взору телеса. Но — бить женщину в знак протеста против ее протеста? Волочить за волосы по асфальту, оставляя на нем туфли, сережки и клочья выдранных волос? Чем же это лучше дикого обычая побивать женщину камнями, сохранившегося кое-где еще с ветхозаветных времен? Короче, лично я — против. Но этот мой маленький протест никак не отражается на теме обзора. Она звучит так: «неженское дело». И имеет отношение не только к скандалисткам. Жалко их всех: укладчиц шпал с мозолистыми икрами, буфетчиц, вечно в мокрых от пива фартуках, прачек с красными руками, билетных контролеров в сдавленном автобусе, чемпионок бодибилдинга с мышцами скакового жеребца…

Но они продолжают совершать свои «подвиги Геракла». Восьмидесяти­двухлетняя англичанка испятнала свою шкуру татуировкой и угодила в Книгу рекордов Гиннесса. А наша, русская, боксерша, набила сопернице… ну, в общем, стала чемпионкой мира. А штангистка, поднатужившись, подняла такой вес, что Жаботинский ахнул…Известная певичка семидесяти с чем-то лет с вставными зубами, став прабабушкой, разделась на сцене, показав грудь… двадцатилетней девушки (последнее утверждение — на совести репортеров). А ведь все это — ради самоутверждения и единого мужского выдоха «Ах!». Есть серьезное подозрение, что и голая девица с бензопилой, спилившая православный крест в Киеве, и дурехи, устроившие панк-молебен в Храме Христа в Москве, — все они не получили в свое время мужского внимания, вот и бунтуют. Вот она, голая правда: слово «феминистка» у нас вроде ругательства и обозначает особу, которой не везет с мужчинами. Правда, кроме ругательств были по ее адресу и другие слова: «Ей жить бы хотелось иначе, носить драгоценный наряд...  Но кони — всё скачут и скачут. А избы — горят и горят». Это написал Наум Коржавин еще в 1960 году. И за полвека ничего не изменилось.

И все же очередной инцидент с феминистками — комариный звон над ухом общественности, не больше. Это легко признать, если помнить собственную историю. Сколько было подвигов и даже бе­зумств, совершенных ради нее, Женщины! 6 июля 1918 года под станицей Усть-Медведицкой сошлись в бою «белые» и «красные» казаки. Со стороны «белых», в передовых шеренгах которых были молодые гимназисты и реалисты на коне с шашкой в руке, в белом платье и с белым шлейфом была юная красивая местная учительница Катя Мажарова. Шли в бой обожатели Кати не просто так, а с девизом: «За вольный Дон, за казачью славу». В том бою погибло более 200 юношей, влюбленных в красавицу-казачку. Погибла и она сама… Вот такая романтика, перемешанная с кровью. Любовь и война, судьба человека и судьба Отечества — все смешалось тогда. Под станицей поставили памятник из белого мрамора и большой дубовый крест, у основания которого надпись: «Нет, не рыдайте на этих могилах, слезы нарушат их вечный покой»… Но зачем вместо учебника ботаники учительница взяла в руки шашку? Загадка…

Мы уже привыкли, что буржуазная зараза (как характеризовал еще Высоцкий) к нам приходит с Запада. Хотя у нас и своей дури всегда хватало. Вот Европа (а еще раньше Америка) помешалась на половом равноправии, но это помешательство давным-давно вероломно перешло границы и России. Это произошло еще в веке девятнадцатом, а может быть, и раньше, когда страной командовали императрицы… По сравнению с теми временами нынешний феминизм, эмансипация, пляски с бензопилами и демонстрация голых лодыжек — детский лепет. Прежде случались истории трагические, но при этом идеологически выдержанные. Вспомним — самые известные террористки царской России были женщины. Мария Спиридонова. Привела в исполнение приговор генералу Луженковскому, подавлявшему крестьянские бунты в Тамбовской губернии. Приговорена к вечной каторге. После революции освобождена, но в 41-м была расстреляна Советской властью. Вера Засулич — неудачно стреляла в петербургского генерал-губернатора Трепова. Несмотря на очевидность вины, на суде была оправдана. Умерла своей смертью. Евстиния Рогозникова — застрелила жандармского офицера. Первоначально планировала взрыв, приготовила взрывчатку, но в решающий момент переволновалась и стала стрелять. Сошла с ума на суде. Татьяна Леонтьева — готовила покушение на царя, которое сорвалось. Участвовала в убийстве Трепова. Судить ее не стали, признав психически нездоровой. Уехала в Париж и там застрелила старика-француза, приняв его за российского министра внутренних дел Дурново. Фанни Каплан — стреляла и ранила Ленина. Была казнена. Но тогда за реками пролитой крови стояло не столько самоутверждение женщины, сколько голая политика. Это было куда страшнее плясок «Фемен». Но самое ужасное, что те традиции совсем не ушли в прошлое, а бомба в ридикюле и сегодня может лежать рядом с «косметичкой»… Вспомним, как черными воронами за спиной главного бандита на Дубровке в Москве смотрелись шахидки.

На скрижалях Истории высечено много женских имен — от первой христианки Ольги и святой Ксении Петербургской до Дарьи Севастопольской, кавалер-девицы Дуровой, Зои Космодемьянской и Марии Матвеевны Фроловой из Задонска, у которой война отняла восьмерых сыновей… Однако язык не повернется рядом с этими именами поставить слово «эмансипация»… Пусть уж оно сопровождает горластую даму с Болотной или голую даму с бензопилой под мышкой в центре Киева.
14 Августа 2013 4:15

Прощание с легендарным команданте

0

Они не были похожи на наших Халтурина, Фигнер, Троцкого, Урицкого. Да и революции в Латинской Америке издалека представлялись не такими сумрачными и кровавыми, как в Европе: гвоздики в дулах винтовок, автоматчики в маечках (жарко же!) и в перерывах между штурмами дворцов — танцы прямо на улице. Конечно, это был поверхностный взгляд со стороны. С другой стороны земного шара. На самом деле революций бескровных не бывает. Президент Альенде погиб с автоматом в руках, защищая свой дворец от Пиночета. А у Виктора Хары отобрали гитару, а потом отрубили кисти рук… Но все равно слишком далеко от нас был тот мир. В университете с нами учился венесуэлец Пабло Ромеро, красивый веселый парень. Он любил петь, хорошо играл на гитаре и угощал нас кубинским ромом — ну какой из него революционер!

А Уго Чавес, несмотря на свой эпатаж и цивильные костюмы, всегда казался немножечко индейцем, вышедшим из джунглей, чтобы быстренько выступить с докладом на Ассамблее ООН и сразу обратно. А он и был индейцем, потомком вождей, уступивших когда-то белым конкистадорам, но ничего не забывших.

Страна с красивым женским именем Венесуэла погрузилась в траур. Он не был угрюмо-мрачным и тоскливо-безысходным, хотя горе людей казалось безмерным. У латиноамериканцев вообще скорбные церемонии отличаются большей, чем, скажем, у европейцев, эмоциональностью, но они искренни даже в этой своей карнавальности. И когда кто-то (да все!) говорят, что будут продолжать дело Чавеса, они в это верят на все сто. Что будет дальше, неизвестно, но сегодня каждый венесуэлец — революционер.

На этой же неделе мы имели возможность вспомнить траурные дни 1953-го у себя в стране. 5 марта исполнилось шестьдесят лет со дня смерти Иосифа Сталина. Тогда, по воспоминаниям очевидцев, народ был ошеломлен, а похороны едва не превратились во вторую «Ходынку», когда в громадной толпе началась давка. Но такой солидарной уверенности в завтрашнем дне, какую демонстрируют сегодня латиноамериканцы, ни у кого в СССР в ту пору не было. Сталин для многих на долгие годы затмил свет в оконце. Для одних он был вождем, для других — злодеем, но света в оконце точно всем не хватало! И как сложится дальнейшая жизнь, действительно не знал никто: ни зэк, отсидевший по 58-й половину срока, ни рабочие с колхозниками и «прослойкой», ни всесильный Берия, ни популярный в народе Жуков, ни сидевший пока в тени Хрущев. Тогда русская птица-тройка только притормозила у верстового столба Истории, чтобы затем рвануть дальше…

Куда теперь пойдет Венесуэла? Как сказал кто-то из экономистов, без Чавеса мир утратил немало ярких красок, а Россия, возможно, уже потеряла миллиарды долларов. С Венесуэлой у нас крупные контракты (в основном на поставку оружия), но, во-первых, принципиальной и резкой смены курса там не предвидится и с будущим президентом неясности, кажется, тоже нет, а во-вторых, все в этом мире смертны, но только по этой причине отказываться от рынков сбыта где бы то ни было глупо. А Латинская Америка — стратегический партнер России, и это экономический, географический и политический факт. К этому надо добавить, что в этой части континента к нам всегда относились с симпатией, ибо наша сверхдержава выгодно отличалась от такой же — США, которая всегда качала здесь доллары (и хотела бы продолжать это увлекательное дело). Европейцы — португальцы, испанцы, англичане — тоже пошабашили на континенте, вывозя кораблями золото индейцев. Россия нигде не «отметилась». Зато совсем недавно вместе с поляками наша экспедиция нашла исток самой великой на планете реки Амазонки…

Но все эти аллюзии приходят на ум по печальному поводу — смерти президента Чавеса. В чем феномен этого человека, гибель которого оплакивает не только Южная Америка, но и вся планета? Мне кажется, прагматичный, заскорузлый, закосневший в разврате мир давно тоскует по романтике. Чавес был очень похож на героев раннего Горького. Он — Данко, несущий свет своим братьям-индейцам. Он — гордый цыган Лойко Зобар, который больше всего ценит свободу. Он — буревестник, рвущий в клочья небо между молниями.

Феномен Чавеса в том, что он, президент маленькой страны, чувствуя ее нерв и боль, не побоялся бросить вызов американскому Голиафу. Он оказался круче Хрущева с его ботинком на ооновской трибуне. Чавес объявил американского президента (тот накануне стоял на этой самой трибуне) дьяволом с запахом серы и, говоря это, перекрестился. И это в самом сердце Америки — Нью-Йорке! Но он не паясничал — он так жил, так чувствовал, и эту его искренность оценила и приняла вся Латинская Америка. И стала под его знамена. Более того, он искал и находил сторонников далеко за пределами своей страны. Иранский лидер стал его другом, и общий враг у них был одним на двоих. «Я — как колючка в саванне, которая может давать аромат друзьям во время цветения и шипы врагам, когда меня трогают», — сказал однажды афористичный Чавес.

Вот это ему не простилось. США, может быть, хотели бы купить его, как всегда поступали с лидерами в Африке, в Южной Америке и по всему свету. Но Чавес не покупался в принципе, а альтернативы в формуле «деньги или дружба» для него вообще не существовало. Он был другом России. Это сказал наш президент Владимир Путин. Уго не «прибывал» с визитом, он приезжал дружить. С учеными, военными, министрами, казаками. По Москве разъезжал на «Ладе-калине», и в этом тоже был Чавес.

А еще для своих он был легким человеком. Таких людей в жизни немного, но именно они задают тон в любой компании, их выбирают тамадой на свадьбе, их подталкивает к трибуне сельский сход (чтоб за всех резали правду-матку), к ним идут, когда у кого-то горе. Стоит такому человеку появиться, как все вокруг невольно начинают улыбаться. Он мог говорить восемь часов кряду, при этом шутить, петь, танцевать, пить кофе и, конечно, костерить империализм. Все — органично и ярко. Чавес был человеком-праздником. Так во всяком случае казалось. Даже когда его уже доставала ужасная болезнь…
Некоторые упрекали его в популизме и попрекали нефтяной трубой: мол, сидит на ней, ноги свесил и в ус не дует. Но нефть качали в Венесуэле всегда, однако именно при Чавесе страна стала выбираться из нищеты. По данным Экономической Комиссии Карибского бассейна, уровень бедности в Венесуэле при Чавесе понизился с 49 до 28 процентов. Нефтяная труба — не золотой рожок и не волшебная палочка-выручалочка. Совсем в другом дело — Уго Чавес любил свой народ, был предан своему Отечеству.

Когда-то после очередного мятежа в республике, выйдя из тюрьмы, молодой подполковник Чавес сделал заявление: «Перед страной и перед вами я принимаю на себя всю ответственность!» И страна поверила ему...
13 Марта 2013 12:28

Однажды бульба, сало с чачей...

0

Европа сегодня уже постанывает от нашествия мигрантов. Франция откровенно скулит, не зная, как толерантность и демократию привить самобытной и самостийной Африке, поселившейся на Елисейских полях. В России по тому же поводу слышится пока глухое ворчание: понаехали тут… Ясно, что нужны какие-то серьезные, прежде всего законодательные, обременения на пути мигрантов, но что делать с теми, кто имеет российский паспорт? Вот тут у радикалов всех мастей начинаются проблемы. Они умеют громко кричать, но не знают, что делать. Построить в Скорняково резервацию? Что за бред! Отправить их поездом на историческую родину? Но с такими разговорами нужно сразу отправлять к доктору. К тому же их родина — вся Россия, и у каждого из них в кармане точно такой же паспорт, как у любого из нас. И Конституция одна на всех, она никак не делится. И даже когда кто-то кричит: «Хватит кормить Кавказ!», он не понимает, что речь идет о нашем, российском Кавказе…

Радикалы вообще предлагали отгородиться от этих, еще дымившихся, развалин (и еще круче — от всего проблемного Кавказа) стеной. Потом натянуть проволоку и пустить ток. И тогда всем будет «щастье»… Но была и другая точка зрения. И она победила! Кавказ по-прежнему чудовищно дорого обходится России, но цена была бы несравненно выше, если бы мы отказались от этой своей территории. В позапрошлом веке здесь сразу бы утвердились турки, англичане и стали качать нефть. Если бы недавно мы не помогли осетинам против Грузии, по Цхинвалу бы сегодня гуляли натовские солдаты. Все это — не только политика, но и экономика, и мораль, и нравственность. И — долг перед памятью предков.

Они приезжают к нам и сразу превращаются в нацменьшинство. А меньшинство всегда чувствует себя неуютно и пытается по-своему адаптироваться. Это хорошо заметно в армии, где и географически, и психологически замк­нутое пространство совершенно четких очертаний. Когда я служил, в нашей роте были украинцы, белорусы и ребята из Средней Азии. Случались, конечно, философские споры в курилке. Курсант Кашевский из-под Барановичей кричал, что Белоруссия всю Россию картошкой кормит и что без их бульбы мы бы с голоду опухли. Тут сразу возникала тема сала, которую (тему) поднимал хохол Пидгайный: Украина помереть России не даст. Киргиз Каримов пытался слово вставить про урюк и дыни. А потом приходил сержант Турский (украинец), строил всех по ранжиру, и мы бегом выполняли очередную боевую задачу. При этом во время марш-броска автомат хилого курсанта Шендельмейзера тащил на себе здоровяк Ботяновский. И ни у кого никаких претензий друг к другу не возникало. Мы служили России, хотя слов таких и не говорили. Не помню, чтобы замполит проводил с нами специальные беседы по национальному вопросу. Да этого и не требовалось — в армии работают устав и младшие командиры (сержанты).

В конце девяностых газеты много писали о конфликте в одной из воинских частей. Там в спортивной роте (были и такие) чеченцы попытались взять власть в казарме в свои руки и стали притеснять русских. Скандал произошел на фоне чрезвычайной ситуации в самой Чечне. Снова сработал комплекс, который у русских звучит так: «нас мало, но мы в тельняшках». Конфликт погасили, горцев рассредоточили по другим частям, потому что, собравшись вместе, они сразу начинают объединяться. Неважно против кого, важно, что — за себя.

Чтобы понять, откуда вдруг вылезают эти сорняки нетерпимости, нужно знать историю Кавказа, которую простой не назовешь. С одной стороны, местные князья сами попросили взять их «под руку московского царя», с другой, продолжали грабежи и набеги. И некоторые русские генералы усмиряли Кавказ тем, что разоряли аулы, приказывали заворачивать в свиные шкуры убитых горцев, за что и сегодня самым злобным цепным псам там дают имена этих «миротворцев». Но при всем при этом на Кавказе, за Кавказ пролиты моря русской крови. И даже непримиримый Шамиль не спускался с гор, чтобы ударить в тыл русским, когда они воевали с турками. Мудрый имам понимал, что горцам жить в долгосрочной, как теперь бы сказали, перспективе именно с Россией. Не случайно сам он в конце концов присягнул русскому царю, доживал свой век в Калуге, его дети учились в столичных университетах. Многие ли русские знают эту историю? А кавказцы?
Коллега-газетчик рассказывал, как однажды, возвращаясь с юга, в купе замечательно общался с одним чеченцем. За дорогу они успели подружиться. Но все изменилось, как только товарищ вспомнил про генерала Муравьева, упокоенного на липецкой земле. Чеченец сразу прекратил общение, он что-то слышал о полководце, но запомнил одно: тот был наместником на Кавказе… Про то, что именно Муравьев, самый образованный генерал русской армии, сумел договориться с Шамилем о перемирии, чеченец не знал. И знать не хотел! Как не хотят учитывать все эти реалии и «мелкие» нюансы нынешние крикуны на любой стороне баррикады. Но главное — ничего этого не ведают и не желают ведать некоторые политические деятели. В лучшем случае (хотя какой же он лучший?) они выступают в роли пожарного, заливая ледяной водой очаг возгорания. А ведь главный их функционал — пре­дупреждение…

Вот Скорняково. Это как раз то село, где доживал прославленный полководец генерал Муравьев-Карский. Здесь сегодня восстанавливается его усадьба и уже освящен храм Михаила Архангела, где его и отпевали. Как использовали эту историческую данность в администрации села? В школе? В сельском клубе? Может быть, здесь посмотрели и обсудили документальный фильм «Герой до востребования», созданный в рамках областного проекта «ЖЗЛ: липецкая серия»? Увы. А ведь в нем как раз речь о муд­рой политике Муравьева, проводимой им на Кавказе. Чем не повод для разговора с молодежью села — независимо от национальности? С участием, разумеется, старейшин и местных ветеранов. А почему молчит здесь сельский сход: разве не для решения насущных проблем он существует? Нет, вместо всего этого идет нудное накопление обид. Их уже много. Кто-то кому-то нанес оскорбление, кто-то просто плюнул в след, кто-то затаил обиду. Этот костер тлеет уже не первый год, приезжих становится все больше (они за демографией следят!), а аборигены укрепляют свои заборы новыми запорами.

А ведь речь идет о селе, которое скоро станет одним из центров туризма липецкого края! Где было великолепное дворянское гнездо, построенное главным примирителем горцев и русских в девятнадцатом веке.
5 Марта 2013 3:05

Молчание белых медведей

0

 

Религиозная организация американских хасидов требует от России «вернуть» в США «библиотеку Шнеерсона» — коллекцию книг по иудаизму, которая на протяжении нескольких столетий собиралась в Смоленской губернии семьей подданных Российской Империи раввинов Шнеерсонов. Основания? Никаких! Тем не менее вашингтонский федеральный судья принимает решение в пользу истцов. С таким же задором он мог бы предъявить иск папуасам: за съеденного Кука.

 

У дипломатов формулировки мягче. «Для любого юриста очевидно, что данный вердикт является ничтожным с правовой точки зрения, представляет собой грубейшее нарушение общепринятых норм и принципов международного права», — говорится в комментарии российского МИДа.

 

В ходе разбирательства выясняется, что та самая библиотека американским хасидам никогда не принадлежала. Она вообще ни разу не покидала территорию России. Более того, оказывается, эти самые хасиды еще в 1994 году взяли на два месяца в Российской государственной библиотеке по международному абонементу семь книг из коллекции Шнеерсона и до сих пор не вернули! Взяли почитать называется…

 

Власти Литвы в очередной раз подняли вопрос о «советской оккупации» с 1940 по 1991 годы. Так, президент Даля Грибаускайте заявила, что Россия должна начать с Литвой переговоры о выплате определенной суммы. При этом власти республики понимают, что вопрос непростой. «Мы работаем в этом направлении. Не все сразу. Требуется терпение», — заявила госпожа президент. Спасибо, как говорится, за понимание…

 

Вообще вопрос о денежной компенсации власти Литвы стали поднимать с момента провозглашения ее независимости в 1990 году. Если рассуждать по-житейски, это походило на то, как после развода бывшие супруги начинают горестные подсчеты утраченного. При этом выясняется, что одному досталось все, а другому — шиш с маслом. Может, и не стоило разводиться?

 

Понять литовцев можно: их маленькая гордая республика получила свободу, международное признание (как государство) и легко вступила в ВТО (куда, к слову, большую Россию долго не пускали!), а жить лучше не стала. Совсем даже наоборот! Что делать? Ответ на этот вопрос нашли быстро, и требования к России обозначили как… одну из приоритетных задач внешней политики. Только вот сами политики малость растерялись. Стали делить шкуру неубитого медведя, вполне возможно, того самого белого. Только суммы компенсации в пылу дележа назывались все время разные: от 715 миллионов долларов до 23 миллиардов евро.

 

Глядя на соседку, выкатила счет России и Латвия. Только ущерб экологии «составил» 365 миллионов латов (667 миллионов). Общие же «потери» от «коммунистических оккупантов» в период с 1950 по 1990 год — материальные, демографические, моральные и экономические — вышли в сумму в 187 миллиардов долларов США. И любопытная же оказалась методика подсчетов! Сравнив ВВП республики с показателями Финляндии, Австрии и Дании, латыши пришли к выводу, что из-за «оккупации» ВВП Латвии по сравнению с этими странами недополучил более 100 миллиардов. В общем, в огороде бузина, а в Киеве дядька. Но подсчеты продолжаются.

 

А в Эстонии политики даже книгу написали. В так называемой «Белой книге» — все про «ущерб от советской оккупации», там сумма скромнее — всего 17,5 миллиарда долларов. При этом прагматичные эстонцы денег не требуют, они предлагают «отдать в пользование» им, например, Новосибирскую область, где республика могла бы... вести лесозаготовки. «Такого рода псевдонаучные и политически ангажированные калькуляции контрпродуктивны и могут лишь привнести дополнительный серьезный раздражитель в наши отношения», — дает понять прибалтам МИД России в своем официальном заявлении.

 

Вникнув в проблему, председатель Счетной палаты России Сергей Степашин привел такие цифры. Если у «оккупанта» СССР общий объем продукции промышленности вырос к 1990 году по сравнению с 1940 годом в 28 раз, то в Латвии и Эстонии — в 61 раз, а в Литве — в 85 раз. Производство электроэнергии за эти годы увеличилось в Латвии в 6,4 раза, в Литве — в 355 раз, в Эстонии — в 86 раз. Стоимость одного только военного аэродрома «Зокняй» под Шауляем, используемого теперь НАТО, превышает 5 миллиардов долларов, а учебного центра атомного подводного флота в Палдиски в Эстонии — два миллиарда.

 

Так что и мы «работаем в этом направлении». Не все сразу, госпожа президент.

Это еще Россия не сказала своего веского слова по поводу героизации латвийских и эстонских эсэсовцев, появления «музеев советской оккупации», уничтожения советских памятников и запрета советской символики. Но скажет, обязательно скажет.

 

Наверное, прибалты учатся демократии у Европы. Там принято стучать во всякие двери — авось, какая-нибудь откроется. Главное — все делать чинно-благородно, по суду, чтобы не выскочить из накатанной демократической колеи. Ведь еще недавно Германия поднимала вопрос о реституции (возвращении имущества, изъятого противником в ходе войны). Речь шла о картинах, гобеленах, чайных сервизах. Я не силен в международном праве — может быть, немцы имели право именно так обозначать проблему. Но разве у нас нет права заявить встречную претензию сразу, как только кто-то откроет рот, пытаясь упрекнуть Россию (СССР) в «неправовом» поведении в Европе в сорок пятом? Особенно теперь, когда даже некоторые наши школьники думают, что в Отечественной войне победили …американцы? Когда до очередного Дня Победы доживут единицы ее творцов и победителей?

 

Наверное, мы все услышали нашего президента, который недавно публично и громко (чтобы все слышали) сказал простую вещь: нельзя все время подставлять под удар щеку…

 

Первый раз до меня по-настоящему дошло, что натворили оккупанты на нашей земле, когда я служил в армии. Часть стояла в Петродворце — городе-музее, городе фонтанов и парков. Мы знали здесь каждый уголок и всякую статую, но мимо стендов с «какими-то» фотографиями проходили быстрой походкой. Какие там фото, когда кругом настоящая красота, а к ней прилагалось еще столько всяких хорошеньких экскурсанток. Но однажды мы буквально застыли возле тех стендов. На них был Петергоф 1943 года. После фашистов, которые здесь стояли, остались развалины и горестные печные трубы. А знаменитый «Самсон» (центральная фигура композиции каскада, высота струи 16 метров) немцы увезли к себе в какой-нибудь …нацштадт. Про то, что случилось с Ленинградом и ленинградцами во время блокады, нужно напоминать всем и каждому, кто только начнет лопотать про ночные горшки и чайные вазы… А также про разрушенный до основания Сталинград и на 70 процентов погубленный Воронеж… А также про Янтарную комнату, разграбленный музей в Ясной Поляне, про музей Пушкина, в котором арийцы устроили конюшни. А главное — про своих: дедов, прадедов, убитых, покалеченных, не вернувшихся и добравшихся до дома на костылях, про своих бабушек и прабабушек, опухших от голода, но вынянчавших нас — миллионы для будущей жизни.

 

Так уж выходит, что все это теперь нужно напоминать и себе. А когда вспомним, тогда иначе будем относиться к безумным претензиям вчерашних соседей, которым кажется, что историю можно использовать как дойную корову, а молоко тащить к себе в прохладные сени. 
13 Февраля 2013 9:36

О китайцах с клюшкой

0

Вот США. В стране — культ здорового образа жизни, курильщиков гонят отовсюду, выпивох презирают, их число сокращается неуклонно. Спорт поощряется всюду. Даже в тюрьме зэки не в карты играют, а в баскетбол. Известные люди (а за ними и совсем неизвестные) с утра — на пробежках в тенистых парках. Велосипедные дорожки и парковки на тротуарах — давно норма городской жизни. Из этих (и десятка других) мелочей и собираются пазлы спортивного успеха.

Китай. Здесь несколько лет назад всерьез (там все делают серьезно) озаботились развитием спорта. Решили: негоже стране-лидеру в экономике отставать на мировых чемпионатах и Олимпийских играх. Во всех городах и даже деревнях стали открывать различные секции, куда родители определяли детей на казенный кошт. Для бедных семей это стало спасением. Детки старались — угроза отчисления за неуспеваемость именно в спортивных дисциплинах всегда была реальной. То есть все начиналось с физкультуры, ибо спорт высших достижений подпитывает именно она, а не элитарные клубы с хорошими тренерами и приличной платой, которая по карману состоятельным родителям.

А вот еще для сравнения: американские спортсмены, оказывается, тренируются исключительно на деньги спонсоров, хотя бюджет США несколько отличается от нашего. Но и тут не все так просто. Есть такой опыт и у нас. Российские бизнесмены (которые побогаче иных американских будут) возглавляют спортивные федерации и ассоциации. Владимир Лисин — президент Стрелкового союза, Михаил Прохоров руководит Федерацией биатлона, Алишер Усманов — президент Федерации фехтования... Одно только странно, что именно опекаемые олигархами виды спорта в последнее время проваливаются. Значит, не все решают деньги.

Нам всегда была нужна победа, так сказать, в ассортименте, чтоб во всех видах и сразу! Так мы понимаем свою историческую миссию: коли страна большая, то значит... Да ничего это не значит! Вы слышали, чтобы норвежцы первенствовали в гимнастике? А ведь могли бы в принципе — прекрасные залы есть и у них. Нет, они мастера в биатлоне. Спорт­смены Индии спокойно обыгрывают всех в шахматы и не лезут на татами. В Гренландии не мечут ни диск, ни молот. Китайцы, кстати, тоже не рвутся в хоккейную элиту. Может, и нам немного поубавить пыл и сосредоточиться (сосредоточить финансирование) на тех дисциплинах, где получается? И, в частности, на так называемых медалеемких видах: плавании, гребле, гимнастике. А может, вообще больше вкладываться в здоровый образ жизни, а женскую сборную по штанге распустить — пусть девушки радуют мужчин не крепкими трицепсами, а чем-то более традиционным? То же самое — с женским боксом, который олимпийским видом стал, по-моему, случайно. Может быть, к тому приложила руку какая-нибудь дама, натерпевшаяся и от мужа, и от разлучниц. Что вообще важнее — девичья стать или умение дать крюка под дых сопернице, чтоб судья без передышки досчитал до десяти?
В стране все отчетливее формируется госзаказ на… хорошую фигуру, спортивную походку и крепкие зубы. А у большей части призывников нет ни того, ни другого, ни третьего. У их подруг, кстати, тоже. Кому Родину защищать? Кому детей рожать и поднимать державу после вселенского кризиса? Что прежде всего поможет решить эту проблему — элитарный спорт высших достижений или физкультура?
Президент все чаще говорит именно о физкультуре как образе жизни и, что более важно, как о государственном приоритете. Президент имеет ладную фигуру, а премьер — спортивную походку. Им можно верить.

По мне, и спорт высших достижений, и канувшая в Лету сдача норм ГТО должны быть привязаны к школьному спортзалу, дворовой хоккейной коробке и к деревенскому выгону. При этом надо честно отдавать себе отчет: спорт здоровья не прибавляет, а убавляет. Во-первых, травмы. Хороший футболист гарантированно получает по ногам больше других, охотников за его коленной чашечкой будет тем больше, чем чаще он будет забивать. Во-вторых, рекорды теперь растут вместе с развитием фармакологии (или вслед за ней), таблетки, похожие на допинг, стали такой же привычной штукой, как лыжная мазь в сырую погоду. В-третьих, спорт высших достижений — это борьба. Не спортивная — подковерная. Договорные матчи, откаты, подкуп — вся эта грязь, увы, уже налипла на все пять олимпийских колец. В-четвертых, первые места дорого обходятся бюджету России. Впрочем, третьи и все последующие — тем более! Понятно, мы обречены биться за медали (за престиж страны!), но нам будет легче, если подпитка рекордов будет приходить из глубинки, по всему фронту — от Курил до Верхней Колыбелки.
Президент требует от граждан здоровых амбиций. Они у нас есть. Силенок вот на воплощение не всегда хватает, а так что ж, мы готовы... Но прежде нужно во всем разобраться. Если бы было возможно подвести итоги Олимпиады, а заодно поговорить о перспективах спорта не в столичных кабинетах, а на солнышке, да еще в глубинке, я бы лично предложил устроить разбор полетов в Ливенском, что под Задонском. Вот где наша проблема в концентрированном виде — вся на виду, и лупы не надо! Вот где печка, от которой нужно шагать и ума набираться. Здесь агрофирмой «Высокие технологии» построен лучший в области конный стадион (по европейским, между прочим, стандартам). Обошлись своими силами. Здесь элитные рысаки с Московского конного завода, свой тренер и множество ребятишек, которые приезжают заниматься сюда и из города. Местная футбольная команда «Акрон» успешно играет теперь во втором дивизионе. Но главное все же не голы, а атмосфера. Стадион заменил все досуговые учреждения сразу. Мяч здесь гоняют и взрослые мужики, и дети. А ребята, отслужив в армии, возвращаются в хозяйство и в свою команду. А через два-три года приводят на стадион уже своих детей...

Этот и другие подобные примеры — не поперек будущих побед на Олимпиадах, они — подсказка, как нужно дело делать, чтобы, мечтая о блеске золотых медалей, не забывать про местных сорванцов. И Третьяк, и Аршавин, и ваш сосед по подъезду, играющий сего­дня за сборную двора, — все они начинали одинаково: с подзатыльников, синяков и амбиций. Трус не играет в хоккей! Неважно, что у одних были потом приличные залы, а у других — голубое небо над головой, все равно путь к звездам лежал и лежит через двор, через поддержку друзей и домочадцев, через преодоление и победу. И потом Харламовым или Фетисовым пацан, может, и не станет, но стать приличным человеком обязан. И непременно — здоровым. Важней у государства ведь задачи и нет!
28 Августа 2012 11:44

Фингалы вместо медалей

0

В конфликте много противоречий. Это такая куча мала из болельщиков, фанатов, фобий, комплексов, лозунгов, прокламаций, заявлений... Когда россиянина начинают бить только за то, что на его майке написано «Смоленск» — это просто визгливый срыв какого-то недоумка, который из всей истории отношений наших стран знает только про крушение польского самолета под Смоленском. Когда на стадионе на нашем баннере усматривают облик князя Пожарского, считая это провокацией, — это комплекс прыщавого юноши, которому настучали по шее в подъезде. Ну да, Минин с Пожарским выгнали поляков из Москвы 400 лет назад — так ведь не из Варшавы же! Кто их звал на Русь? Или прикажете памятник героям на Красной площади тоже убрать, дабы не оскорблять чувства какого-нибудь польского туриста?

Европейское футбольное сообщество вправе сегодня задаться вопросом: а надо ли было отдавать чемпионат Европы стране, которая не может справиться со своими же собственными комплексами? А пока его не задали, этот вопрос, поляки шлифуют проблему до блеска. Уже польский президент призвал сурово наказать хулиганов, которые портят атмосферу праздника на чемпионате: «Необходимо относиться к хулиганам так, как они этого заслуживают. И не стоит придавать событиям 12 июня «характер международной проблемы», ведь в потасовках виноваты хулиганы, которые есть везде». Президента услышали: несколько сотен хулиганов задержали (большинство из них — поляки), 20 человек уже через день получили от 3 до 12 месяцев тюрьмы, многие были оштрафованы.

…Между тем были наказаны и наши болельщики. В России не все с таким поворотом согласились. Срочно в Польшу для реванша выдвинулась группа поддержки. На войне как на войне… Еще чуть-чуть, и можно было договориться до призыва: «Битва за Россию продолжается!». Но за Россию ли?

Проблеме, о которой заговорили сегодня, уже много лет. У каждой команды есть свои фан-клубы, руководят ими, как правило, серьезные люди. Они контактируют со спортсменами и тренерами, занимаются воспитательной работой. Но когда дело доходит до кулаков, ни на что влиять не могут. Джинн, выпущенный из бутылки, носится над трибунами, и нет на него старика Хоттабыча. Тупик? А вспомним, кто из фанатов еще недавно был страшнее итальянских тиффози? Ну конечно — англичане. В любой стране их ждали как каких-нибудь путчистов. А сегодня их не слышно. Джинн сидит в бутылке — разными способами, в том числе и законодательными, его поставили на место. Почему же этому не учимся?

Обидно, но футбол Яшина, Хомича, Численко и Стрельцова — в безвозвратном прошлом. Свыклись и с тем, что по нашим газонам бегают, защищая клубные интересы, негры с косичками, а командуют футболом голландцы. А может, и пусть? В конце концов, голландцы и нашего Петра Первого чему-то учили. Только кажется, что российские спортсмены добывают в чужой стороне не столько славу Отечеству, сколько себе бабло. Конечно, спортивный век короток, в любой момент можно здоровья лишиться, и надо спешить, это понятно. Но другие-то бьются за честь флага! В той же греческой команде треть игроков выступает за серьезные европейские клубы, но в игре с Россией они падали на поле чаще других, они, я бы даже употребил такое слово, «страдали» за команду.

Эти примеры относятся не только к футболу. После позорного проигрыша наших хоккеистов на Олимпийских играх комментатор выдал фразу: «Сборная России возвращается домой…». Звучало пошловато, ведь половина команды осталась в США — там их дом, там они живут, зарабатывают доллары, там их носят на руках чужие болельщики. А Россия для них остается страной детства и дворового хоккея, с которого все и начиналось… А как, помнится, кричали о единственной победе наших футболистов над голландцами! Какие слезы счастья катились из глаз, когда купленный англичанами Аршавин забивал на стадионе «Уэмбли»: это же наш! Но лично мне и тогда были безразличны забитые форвардом голы в ворота «Челси», даром, что этот клуб тоже нашего, почти земляка. Лучше бы Аршавин в клубный российский футбол вернулся. И он вернулся — не по своей воле: что-то не устроило англичан в его игре. Ну да что они понимают!

Это отступление вот к чему. Культура поведения болельщиков на трибунах, безусловно, зависит от поведения кумиров на поле и в жизни. Сопровождающие «звезд» скандалы и хамские выходки каким-то замысловатым образом бьют рикошетом по трибунам. Когда известный российский футболист прямо на поле в телекамеру обматерил всю Европу, это вызвало восторженный рев трибун и горячую поддержку фанатов в России. А Европа до сих пор качает головой.

На днях председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко высказалась за то, чтобы наши футболисты выучили слова Гимна России и пели его перед матчем. Точно так, как это делают спортсмены других стран. А пока не поют, некоторые только шевелят губами, другие и вовсе о чем-то напряженно думают. Хорошо еще, что перестали резинку жевать (по просьбе самого президента!), а то и вовсе неадекватность получалась. Во-первых, гимн утвержден и является государственным символом. Во-вторых, исполняют его перед миллионами людей (если иметь в виду телетрансляцию), и эта «картинка» работает на авторитет страны.

Мелочью все это не назовешь. Культура поведения футболиста на поле вырастает из его человеческой культуры и передается незримым путем болельщикам. Невозможно представить, чтобы поклонники Льва Яшина избивали польских стюартов, а фанаты Хусаинова блевали на ­изумрудные газоны и орали что-то непотребное…
19 Июня 2012 9:59

Как «Аврору» взяли на абордаж

0

Уж и голых болельщиков вылавливали на футбольном поле. И над авангардистом, изображавшим собаку на цепи и облаивавшим прохожих, потешались. И шоколадный торт из фигуры… вождя кромсали и ели до икоты… Протесты молодых по поводу чего-либо всегда отличались эпатажем и эфемерной глупостью — на то она и молодежь. Но на этот раз случился явный перебор. А может быть, и симптом, что еще хуже.
Несколько молодых людей проникли на борт крейсера «Аврора» в Санкт-Петербурге и забрались на мачту. Там они развернули пиратский флаг. Пятерых задержали внизу, остальных через несколько часов сняли с мачты. Оказалось, что это было не просто хулиганство, а акция под названием «Еда вместо бомб». Обструкцию кораблю приурочили к… Международному дню ликвидации нищеты. По заявлению анархистов, они также произвели «символический выстрел» из пушки. Хорошо еще, что Зимний штурмом не взяли.
Между тем случилось то, что случилось: захват ко­рабля, числящегося в составе ВМФ России! И хотя юристы квалифицировали это по «упрощенке», факт остается фактом: чужой флаг на мачте — точный знак того, что судно захвачено противником. Не сомалийскими пиратами, а своими.
Месяц назад в качестве туриста мне довелось побывать на «Авроре». Конечно, крейсер больше не производит впечатления грозного корабля. Теперь здесь музей. В год его посещают до полумиллиона человек. В трюме устроена сувенирная лавка, возле кормовой пушки (той самой) дежурит не вахтенный офицер, а ушлый фотограф, предлагающий «прикоснуться к истории». Да и матросы, попадающиеся на верхней палубе, больше походят на гидов. Хорошо хоть, что свадьбы больше не играют на крейсере, тут мы опомнились. И андреевский флаг на месте... Теперь вот пытаюсь представить, как рядом с ним развевался «Веселый Роджер» — череп с костями. Ведь его почти сутки не могла снять корабельная команда… Грустно все это! А ведь налетчики могли стащить и андреевский стяг, и тогда корабль бы де-юре «умер».
Для сведения. Во всем мире подобные корабли-памятники можно пересчитать по пальцам: «Виктория» и «Катти Сарк» — в Англии, «Куин Мери» — в США, «Микаса» — в Японии. А в Швеции есть старинный парусник, который на воде был только полчаса, после чего затонул. Но это самое посещаемое туристами место!
Тем временем суд приговорил участников «пиратского» захвата «Авроры» к различным наказаниям. Шестеро разгильдяев заплатили по 1000 рублей, трое получили по пять, один — десять суток ареста. Рассмотрение дел еще четверых «пиратов» отложено. Впрочем, наказание из-за мягкости не пошло впрок «питерским робеспьерам», уже через сутки «Веселый Роджер» вновь поднялся над Петербургом — прохожие увидели череп на административном здании возле метро «Нарвская». В Питере вообще много примечательных высоток: Исаакиевский собор, например (101 метр над землей), шпиль Петропавловской крепости (112 ).
Многие вещи мы склонны именовать юношеским максимализмом или детскими шалостями. Есть обычай: после успешной сдачи экзаменов в Пушкино, в Екатерининском дворце местные курсанты начищают Гераклу (скульптуре) ягодицы. А в самом Питере выпускники мореходки надраивают причинное место коню в знаменитой композиции Фальконе «Медный всадник». Ну что тут сказать? Лучше, право, обратиться к Пушкину: «Кто не был глуп, тот молод не был…»
К слову об обычаях. К часу ночи мы с женой пошли смотреть, как разводят на Неве мосты. В частности, Дворцовый. За полчаса до события у парапета собралась приличная толпа — рокеры, студенты, влюбленные, — в общем, приличная публика. Некоторые держали наготове бутылки с шампанским. И когда это действо случилось (потрясающее, в самом деле!), один паренек залез на ограждение и прямо над черной водой стал пить из горлышка, проливая игристое себе на пузо. Впрочем, этот «герой» никаких заявлений не делал, вся его протестная сущность была направлена на то, чтобы на виду полицейских (но прежде всего девушки в клетчатой кепке) выпить бутылку до дна и при этом не свалиться в Неву...
Вообще протесты молодых — дело нормальное. Когда ж еще-то бузить-бунтовать, как не в юном возрасте? И все же должны быть ограничители. Как при движении по автостраде, где «кирпич» и знак «железнодорожный переезд» — совсем не повод для дискуссий. У молодых такие ассоциации часто не возникают. Вот последний пример. Президент встречался на днях со студентами на журфаке МГУ. Те, кто не попал на встречу, решили устроить бузу. Уже в коридоре, завидев главу государства, они начали приставать к нему со своими вопросами. И с требованием: подавай им дискуссию. Охрана ФСО (тоже молодые ребята, но уже окончившие вузы) поставила их на место. Буквально.
Можно вообразить, что будут писать эти пока еще студенты, получив профессию. А ведь на университетских скрижалях вольнодумцы напишут, наверное, о подвиге нынешних бузотеров, а Интернет утрет под носом тем, кого поставили сегодня на место. Между тем и президент со всеми своими полномочиями и атрибутами власти — символ государства, и к нему относиться нужно соответственно. Хочешь — уважай, не хочешь — критикуй, но руки к нему не протягивай. Охрана будет недовольна…
Есть вещи, которые ни при каких обстоятельствах нельзя лапать (именно лапать!) руками. Даже молодыми и мускулистыми. Я говорю о символах. О державных приоритетах. О достоянии всего народа. Таковыми являются Государственный флаг, Герб, Гимн. Скипетр. Держава. Президентский жезл. Конституция. И много чего еще. Легендарный крейсер «Аврора», кстати, тоже общенациональное достояние.
К глубокому сожалению, понимание сути и значения государственных символов у нас с годами куда-то уходит. Если прежде во время исполнения гимна «Боже, царя храни!» кто-то не вставал, а продолжал заниматься своими делами, он тут же получал пощечину и вызов на дуэль. Сегодня скорее можно получить «в дыню» в очереди за пивом…
На Бородинском поле, когда убили знаменосца, генерал Раевский заменил его своим шестнадцатилетним сыном, и солдаты, увидевшие это, взяли вражеский редут. У нас в Отечестве иногда происходят странные вещи. В Саратове прокуратура возбудила уголовное дело против директора школы, который вывесил Государственный флаг в неурочное время, то есть не в строго отведенные регламентом дни. И только очевидная глупость и несуразная трещина в законодательстве спасли директора от тюремной койки…
И все же. Не все потеряно. Далеко не все! В том же Санкт-Петербурге, во дворе Петропавловской крепости, я наблюдал, как броуновское движение людей вдруг замирало. Это происходило в двух случаях. Когда ровно в 12.00 стреляла самая настоящая пушка (она палит с петровских времен!) и когда на звоннице собора колокола вызванивали старорежимный гимн «Боже, царя храни!» Даже у молодых на глазах наворачивались слезы…
 
27 Октября 2011 10:26