16+
Вторник 19 Сентября 2017

Погода

° C

USD 0.0000
EUR 0.0000
Блог Владимир Курганников

Встреча с «Yesterday»…

0
e35718aff86f0045435f6f68b1f32798.jpg
Кажется, вчера их ещё узнавали. Правда, это «вчера», как и одноимённая песня «битлов» «Yesterday», давным-давно в прошедшем времени…

Пожалуй, трудно отыскать че­ловека, который ни разу в жизни не ходил на танцы. В душе у юности, как всегда, бу­шует вечная весна, звучат но­вые песни, новые ритмы. И когда накатывают воспо­минания, когда перебираем в па­мяти столь быстро промелькнув­шее былое, натыкаем­ся и на танцплощадку. На самом видном месте, на возвышении, как раз и притягивали внимание окружающих они – узнаваемые. Гитаристы и клавишники, ударники и вокалисты – кумиры местных танцплощадок городов и весей. Уловив перемены в биении времени, музы­канты вокально-инструментальных групп настраивали ка­мертоны на сердца своих поклонников. И тональность юности в душе и в памяти поколения 70-80-х они сохранили. 

До сих пор 40-50-60-летние поклонники музыки с восторженным уважением вспоминают группы «Фотон», «Орфей», «Мерцающие звёз­ды», «Бег времени», «Алгол», «Тени», «Сигнал», «Красные дьяволята», «Скифы», «Ми­раж», «Забытые мелодии». Впрочем, список ВИА можно продолжать долго – заметный, яркий след они оставили…

Кумиры местных танцплощадок теперь и друг друга почти не узнают. Постарели, поседели, полысели. Встречи радуют, но и они всё чаще в минорной тональности – музыканты встречаются, чтобы прощаться – проводить коллегу той легендарной поры в последний путь. В октябре, как раз на очередных – и всегда внезапных! – похоронах, собравшиеся, прощаясь с Александром Кучеруком – легендой липецкого рока и джаза, решили посвятить липецким музыкантам вечер памяти, окунуться во время, в репертуары дней минувших. И в минувшее воскресенье в ДК «Рудничный» встреча легендарных вокально-инструментальных ансамблей и их поклонников состоялась. И вновь, как в былые времена, звенел на сцене живой звук ВИА под аплодисменты-овации благодарных зрителей.
Встреча с «Yesterday» состоялась – помянули-напомнили. Помянули тех, кто ушёл в мир иной, напомнили о себе – о легендарных группах, о тональности молодости, которую в душе храним всегда… .

af5bcde8c538f71ea8c5c9bcf9c76cc9.jpg
23 Декабря 2016 13:46

С думой о вечном… О мусоре

0
В детстве я кладбища боялся. Причём видел его часто, можно сказать, регулярно, потому что с утра до вечера пропадали на липецком стадионе «Пламя». Тогда это спортсооружение было востребованным и овал обрамляли полноценные трибуны. Как раз с верхних рядов сектора, напротив главного стадионного входа, кладбище просматривалось чётко. На фоне лесопосадок чернели-синели-зеленели-краснели надгробья, увенчанные крестами или звёздами. Кладбище, его ещё называли «боговой делянкой», казалось нам старым и для старых, а нас, дошкольных одногодок, в ту пору манило светлое будущее

Кладбище в детстве я не боялся в один день — на Пасху. Во-первых, кругом были взрослые – при наряде, доброжелательные и жизнеутверждающие. И навеселе – поминали, не чокаясь, родных и близких с тостами-пожеланиями «царства небесного», тискали друг друга в объятьях, целовались и обменивались разноцветными яйцами, чаще близнецами, потому что самым доступным и популярным красителем была луковая шелуха. Во-вторых, в тот день и кладбище, настоянное весной, празднично-пригожее, прибранно-ухоженное — не пугало. На «боговой делянке» царил мажор, и его тональность передавалась округе без возрастных ограничений.

Родился я в атеистической стране, жил на улице Коммунистической посёлка Тракторостроителей, но два слова в одном понимании — «богова делянка» – мне нравились больше, чем одиноко-неприветливое — кладбище. Звучало иногда и слово «погост», но реже. Новосёлы бараков и двух-, трёхэтажек коммунального типа, скликанные из сёл и деревень на работу в центр новорождённой области, себя уже называли городскими, и с кладбища у стадиона «Пламя» кое-кто спешил и на погосты малых родин, где Пасха продолжалась в кругу родных и близких.

Меня тогда удивляло — ведь ещё молодые отцы-матери, женихи-невесты или холостые парни и девушки на «боговой делянке» при посёлке Тракторостроителей местных усопших практически не знали. Но поминали их добрым словом, подкладывали или яичко, или печенье, или конфетку, или кусочек кулича на могилы, если они казались сиротливыми, обделёнными. Уже и не помню, когда дебютировал на празднике жизни среди надгробий, но в память этот смысл — чужих могил не бывает, и само место встречи, уважаемое и почитаемое сообща, врезались довольно быстро. Шли сюда семьи, соседи по коммуналке, целые бригады товарищей по работе. Торжество взаимопонимания! Вместе с ними легче шагалось и мне — в ту гору, за которой светлое будущее.

Много лет минуло с той поры. Уже и схождение Благодатного огня в предпасхальный день на телеканалах России явление привычное, уже и разговляемся традиционно, уже и деревья в упомянутых лесопосадках стали большими. Давно уже и я кладбищ не боюсь. Только грусть-тоска по сегодняшней дороге к «боговой делянке» на Тракторном донимает. Плохое настроение начинает вползать в душу, когда за окном автобуса мелькают мёртвые глазницы окон корпусов, которые строили впрок для легендарного и орденоносного ЛТЗ. Постарел-потускнел от «морщин» и кинотеатр «Маяк». Если на кладбище идти вдоль забора легендарного, но тоже в прошедшем времени, стадиона, то настроение подниматься раздумает. Прямо у порога «боговой делянки» — куча мусора. Вроде и волнение подкатывает — впереди конечная остановка, которую никому из нас заранее не объявляют, близка, – и памятники с крестами-звёздами в пределах видимости, но в центре вашего внимания, конечно, натуральная, рукотворная кучка мусора — как бы не вляпаться.

Это уже не сюрприз — кучка со стажем. Бдительность в старом секторе кладбища, растянувшегося и расширившегося, ещё понадобится, потому что свобода мусору, судя по увиденному, здесь гарантируется.

Всё началось года три-четыре назад, когда городские власти, как всегда, финансировали уборку кладбищенских территорий. Кому доверили убирать, за какие деньги — это уже за давностью лет. Но подобные кучи мусора, там, где хоронили земляков до середины 70-х, растут и возвышаются гордо. И среди могил, и на могилах — сверху, с запасом.

Я помню-знаю могилку одного малыша — маленькую, с крашеной оградкой по периметру. Кто знает, как сложилась судьба его родни — от краски и следов не осталось, но и годы спустя могила беспризорной не оставалась. Приглядывали, прибирали, а на Пасху всегда появлялись цветы, конфеты, пряники. Гостинцев малыш уже не дождётся, он уже дважды похоронен — мусором. Года три-четыре назад неожиданно появился этот курган — из срубленных, распиленных бывших деревьев, листвы вперемешку с хвоей, бутылок-баклажек. Холм растёт, потому что к каждой Пасхе люди готовятся, прибирают на своей делянке и сносят мусор на соседнюю могилку-свалку. И такие рукотворные памятники мусору внутри периметра постаревшего кладбища множатся.

Бывшему братскому зарубежью захоронения Наших-павших покоя не дают. И мы переживаем, волнуемся. Правильно делаем — за Героев державы обидно. Мы ругаем поляков, которые плюют на останки освободителей из Советского Союза, обретших покой на чужбине. И правильно делаем, что в чужом глазу замечаем соринку, потому что оплёвывают нашу память. Только вот протереть свои глаза нам некогда... На старом кладбище лежат и фронтовики. На обелисках (деревянных или железных) — овалы для чёрно-белой фотографии. На снимках они чаще в военной форме — с орденами-медалями или наградными планками. Сказались, видимо, раны Великой Отечественной, и не дожили они до времён, когда памятники в их честь ставят бесплатно…

Бывших могил не бывает, если своё родство помним. Не бывает и чужих могил, если свой последний приют на Земле называем «боговой делянкой». С надеждой и думой о царстве небесном…

Я много поездил, много повидал. Встречал заброшенные кладбища, погосты. Здесь уже хозяйничают погода с природой. Не скажешь, что и люди их не посещают. Приходят с интересом, с любопытством, потому что все мы Там будем. Но такое ощущение, что перед входом на «богову делянку» люди вытирают ноги…
12 Мая 2016 11:26