16+
Понедельник 24 Апреля 2017

Погода

+4° C

USD 0.0000
EUR 0.0000
Архив
«   Апрель 2017   »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
             
"Галочки" не для "галочки"

В памяти детства моих ровесников дни выборов остались почти такими же праздниками, как Первое мая или Седьмое ноября. Мои родители шли голосовать по отдельности. Матери хотелось сперва управиться с обедом - как-никак воскресенье, да еще и выборы, надо же сготовить что-нибудь небудничное. А отцу не терпелось, он надевал костюм для особых случаев - их у него всего и было два: обычный и для красных дат, - и говорил, что подождет нас на участке.


Конечно, тут имелся и дополнительный, так сказать, неполитический интерес: в честь очередного "торжества социалистической демократии" в буфете "выбрасывали" (именно этот глагол был тогда в ходу) какой-никакой продуктовый дефицит, к примеру, колбаску "чайную", а то и "любительскую". И на опоздавших такой роскоши могло не хватить. Впрочем, эти "манки" не были главным, определяющим. Люди отправлялись на участки, потому что не представляли, что можно уклониться, проманкировать, не ходить. Наверное, намекни им кто-либо на такой вариант, они бы обиделись: а мы что - лишенцы (о лишенцах в ту пору еще не забыли, так в тридцатые называли пораженных в правах, кому голосовать не полагалось), мы что - хуже других?


Меня тянули на выборы два магнита, два удовольствия, причем не знаю, какое сильнее. Во-первых, родители угощали меня в тесном, полном народу буфете вкуснейшим бутербродом с бужениной, покупали соевую шоколадку и стакан золотистого, с шипящими пузырьками, ситро. Во-вторых, именно я опускал в урну сложенные пополам бумажки, которые почему-то именовались как больничные листы - бюллетенями. Сперва я заходил с мамой, потом с отцом в кабинку, а затем гордо нес по очереди к урне эти самые бюллетени и бросал их в узенькую прорезь, а два пионера, стоявшие по бокам, словно по неслышной команде, синхронно мне салютовали.


Да, чуть не упустил самое главное: музыку. Бог ты мой, как вздрагивало что-то в груди, когда квартала за два - за три до избирательного участка уже слышались звонкий тенор, выводивший "Хороша страна Болгария, а Россия лучше всех", или густой, как мед, в котором ложка стоит, мощный и теплый бас Поля Робсона, чей акцент делал еще прекраснее слова и мелодию великой советской песни "Широка страна моя родная..." Эти звуки намагничивали тебя, ты чувствовал себя соучастником чего-то значительного, красивого, торжественного, мимо чего невозможно, нелепо и глупо пройти равнодушно. Не исключаю, что кто-то ощущал и оценивал это действо иначе, кого-то смущали, а то и возмущали "выборы без выбора", чей исход предрешен и результат девяносто девять и девять десятых (или пусть восемь и даже семь десятых для разнообразия) неизбежен. Но в рабочем поселке, где я рос, мне такие не встречались. Скорее наоборот: девяносто девять и девять десятых. Ну, так и должно быть. Мы же все заодно, мы народ, мы за "нерушимый блок коммунистов и беспартийных".


Я не ностальгирую по той атмосфере, по тем порядкам и правилам игры, по ритуалу, из которого были удалены сердцевина, смысл, суть. Хотя, пожалуй, все-таки немножко жаль, что выборы теперь практически лишились ауры праздника, общего торжества, радостного осознания, что мы - вместе. Но это ладно. Куда огорчительнее, что вокруг выборной кампании клубится столько скрытого и явного негатива, а кандидаты видят друг в друге порой уже не оппонентов, не конкурентов, не соперников, а почти противников, недругов. Да еще все ползут и ползут слухи о возможных манипуляциях, о вбросе невостребованных бюллетеней, о прочих некрасивых вещах. Наконец, самое досадное: немалое количество людей обдумывают в первую очередь не за кого голосовать, а вообще - идти или не идти.
Не буду ни подтверждать, ни опровергать, насколько в действительности вероятны разного рода подтасовки, потому как не знаком с "кухней" избирательного процесса. Однако, мне думается, есть одно довольно-таки надежное средство, которое способно помешать потенциальным или гипотетическим "фокусникам". Оно самое простое: надо, чтобы проголосовали все. Чтобы невостребованные, незаполненные бюллетени никого не вводили во искушение.


У меня, как и у вас, друг-читатель - один-единственный голос. Но он - мой. И только у меня есть законное право (оно же - обязанность, долг) поставить "галочку" или "крестик" в той графе, в какой я хочу. Поставлю - и тем лишу шанса сделать это за меня, вместо меня, без меня. Удачно я решу или нет, угадаю, кто из кандидатов на самом деле готов потрудиться на общее благо, а кто движим одними амбициями, корыстью, личной выгодой, - вопрос следующий. Но пусть в любом случае мой голос будет моим.
Что касается самого выбора, то меня, признаться, уже злят всякого сорта политологи-социологи, которые неустанно твердят о нашем врожденном, а стало быть, неистребимом, неустранимом простодушии, о неумении разобраться, кто заслуживает доверия, а кто не заслуживает. Как, впрочем, и рассуждения, будто электорат инертен, будто ему все равно и все равны, будто Россия сплошь населена обывателями безразличными ко всему, кроме своих шести соток, своей зарплаты, своей рубахи, что ближе к телу. Да неправда это! Сужу хотя бы по письмам в редакцию, по телефонным звонкам. Ну да, кто-то жалуется на вполне локальные, конкретные, мешающие ему жить помехи и просит помощи. Но немало посланий, авторы которых делятся мыслями о судьбе страны, о патриотизме, о демократии, о том, что справедливо и правильно делается, а что делается зря или не так. В иных письмах содержится вполне убедительный анализ - вплоть до экономических выкладок и графиков, а в заключение - дельные соображения, как и что можно и нужно поправить.


В общем, давайте не позволим зачислять себя в лохи, коим не под силу оценить слова и дела претендентов на власть, на законотворческую деятельность, на решение вопросов, в которых мы кровно заинтересованы. В конце концов, любой из нас существует в реальном пространстве и видит, что подкреплено делом, какие данные прежде обещания и кто выполняет, а у кого от посулов до результатов дистанция огромного размера. А значит, есть главное, что позволяет избирателю голосовать не сердцем, а с умом.


Тот пресловутый, хлестаковский призыв ельцинских лет - «выбирай сердцем» - звучит сегодня смешно и глуповато. Но вот другой слоган того времени, как ни странно, не устарел. Помните? «Голосуй или проиграешь!». По большому счету, так оно и есть. Уклоняясь, скорее всего, открываешь путь к власти тому, кого ты не хотел бы там лицезреть.


Придя на участок, мы проголосуем по-разному. Это закономерно. Но важно, что проголосуем. Покажем и себе, и другим, в том числе не самым большим друзьям России за рубежом, что мы не вялая, аморфная масса, не толпа, где каждый бредет врозь, сам по себе, а все еще народ. Граждане. Те, что осознают свою причастность ко всему происходящему в их стране, в их области, городе, селе.


Что касается самого выбора, то меня, признаться, уже злят всякого сорта политологи -социологи, что неустанно твердят о нашем врожденном, а стало быть, неистребимом, неустранимом простодушным, о неумении разобраться, кто заслуживает доверия, а кто не заслуживает. Как, впрочем, и рассуждения, будто электорат инертен, будто ему все равно и все равны, будто Россия сплошь населена обывателями безразличными ко всему, кроме своих шести соток, своей зарплаты, своей рубахи, что ближе к телу. Да неправда это! Сужу о том хотя бы по письмам в редакцию, по телефонным звонкам. Ну, да, кто-то жалуется на вполне локальные, конкретные, мешающие ему жить помехи, и просит помощи. Но немало посланий, чьи авторы делятся мыслями о судьбе страны, о патриотизме, о демократии, о том, что справедливо и правильно делается, а что делается зря или не так. В иных письмах содержится вполне убедительный анализ - вплоть до экономических выкладок и графиков, а в заключение - дельные соображения, как и что можно и нужно поправить.


В общем, давайте не позволим зачислять себя в лохи, коим не под силу оценить слова и дела претендентов на власть, на законотворческую деятельность, на решение вопросов, в которых мы кровью заинтересованы. В конце концов, любой из нас существует в реальном пространстве и видит, что подкреплено делом, какие данные прежде обещания и кто выполняет, а у кого от посулов до результатов дистанция огромного размера. А значит, есть главное, что позволяет избирателю голосовать не сердцем, а с умом.


Тот пресловутый, хлестаковский призыв ельцинских лет - «выбирай сердцем» - звучит сегодня смешно и глуповато. Но вот другой слоган того времени, как ни странно, не устарел. Помните? «Голосуй или проиграешь!». По большому счету, так оно и есть. Уклоняясь, ты, скорее всего, открываешь путь к власти тому, кого ты не хотел бы там лицезреть.


Придя на участок, мы проголосуем по-разному. Это закономерно. Но важно, что проголосуем. Покажем и себе, и другим, в том числе не самым большим "друзьям" России за рубежом, что мы не вялая, аморфная масса, не толпа, где каждый бредет врозь, сам по себе, а все еще народ. Граждане. Те, что осознают свою причастность ко всему происходящему в их стране, в их области, городе, селе.
 
*
 
*
Пожалуйста, примите условия пользовательского соглашения что бы комментировать.

ПОКАЗАТЬ КОММЕНТАРИИСКРЫТЬ КОММЕНТАРИИ
0
А Л Елецких
2 Декабря 2011 2:29
Ну вот и главный анонимный цензор пришел)))ВСе мое трусливо убрал!
Цитировать Ответить Ссылка 0
0
администратор
2 Декабря 2011 2:42
в соответствии с правилами размещения комментариев на сайте ваши, как не соответствующие этим правилам, будут удаляться.
Цитировать Ответить Родитель Ссылка 0
0
Вопрос
5 Декабря 2011 9:39
Ха! Правила: не пишите плохо о наших блогерах, даже если они этого заслужили?Тем более что удалили коммент трехлюдей с одним направлением: Изя, а не пора ли от анализа дел в Москве спуститься на дела местные?Зачем же под одну гребенку вводить цензуру?Тогда введите в правила: КРИТИКА НАШИХ БЛОГЕРОВ УДАЛЯЕТСЯ)))
Цитировать Ответить Ссылка 0