16+
Среда 29 Марта 2017

Погода

+4° C

USD 0.0000
EUR 0.0000
Архив
«   Март 2017   »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
А дельфинов жалко...
Независимо от места жительства либералы страстно воюют с памятниками. Вот известная в России литераторша Мариэтта Чудакова, завистливо наблюдая, как развернулись ее соратники по борьбе в Польше и на Украине, недавно помечтала вслух: когда-нибудь и у нас снесут монумент «Родина-мать» на Мамаевом кургане в Волгограде.

Он ей опостылел. Статуя Вучетича «господствует над огромным пространством и лишает... возможности сосредоточения. Подавляя естественные личные чувства, эта фигура инопланетного масштаба навязывает людям, появляющимся в радиусе ее воздействия, общее для всех возбужденное изумление перед масштабностью содеянного: ишь ты! вот это да! Перед нами — чистая величина. Без мысли, без эмоции, почти физически угнетающая». Так писала Мариэтта Омаровна еще несколько лет назад, между прочим, в книге, адресованной... школьным учителям.

Не знаю, как бы отреагировали американцы, если бы кто-нибудь из тамошних интеллектуалов подобным образом отозвался о статуе Свободы. Ведь согласитесь: все, сказанное Чудаковой,  можно один в один повторить и насчет главного символа Соединенных Штатов. Но почему-то мне кажется, даже у людей, которые критически относятся к декламации о сияющем граде на холме, не одобряют ни бомбардировку Балкан, ни иракскую авантюру, ни нынешнюю политику Обамы, автор такого пассажа не нашел бы поддержки. Может, его бы даже заклеймили американским словечком, соответствующим модному у нашей прогрессивной общественности эпитету «нерукопожатный».  Речь-то все-таки не просто о памятнике, не об эстетических вкусах, а о воплощенном в камне национальном архетипе. Нападать на него — значит оскорблять миллионы соотечественников.

Но Мариэтту Чудакову это не беспокоит. Она сама принадлежит к тусовке, которая диктует, чью руку пожимать позволено, а до чьей и дотрагиваться не стоит. Эта дамочка вообще человек решительный. Она не щадит ни изваяний, ни живых людей. Ее подпись стояла под письмом Ельцину с похвалой за расстрел «Белого дома». А еще до расправы над защитниками Верховного Совета Чудакова вместе с другими верными демократами посетила Бориса Николаевича, чтобы вдохновить его не церемониться с неправильными депутатами. Тогда она витиевато сказала: демократии, дескать, не следует прибегать к насилию, но она должна быть сильной. Видимо, палить по несогласным из танковых орудий эта гуманистка и считает проявлением силы, а не кровопролитием.
Сейчас она гордо объявляет, что ни в чем не раскаивается. Автор интересных книг о Булгакове, Зощенко, Олеше прервала литературоведческие штудии и выпустила роман «Егор» — во славу великого реформатора Гайдара-внука. Ей страстно хочется реабилитировать ельцинские девяностые и ничего не стоит походя бросить обо всех, кому они памятны тотальным разором, раздорами, воровством и дележом российского достояния между своими: «тупость моих соотечественников». 

Топча сограждан, Чудакова не одинока. После смерти Новодворской у нее, конечно, большие шансы на чемпионский титул в соревновании по унижению своего народа. Но и соперники у нее нехилые. Допустим, Геннадий Гудков  обозвал оппонентов  холопами и холуйскими подпевалами. Для Ирины Ясиной это — «скот, который согнали». Для Андрея Мальгина — рабы, быдло, шайка дебилов. Ксения Собчак бранит Россию на манер базарной торговки, которая обсчитала покупателя, всучила ему негодный товар и теперь ором и хамством маскирует  жульничество. Алла Латынина делит россиян на дельфинов и анчоусов. Дельфинов в море всегда меньше анчоусов. Кому-то непривычно перекочевавшее к нам из-за рубежа слово «анчоус»? Поясняю: на Руси такую рыбешку именуют килькой. Так вот, кильки, читатель, это мы с вами. А Латынина вместе с Мариэттой Омаровной и Ксенией Анатольевной, разумеется, дельфины. Господи, за что же дельфинов-то так обижать? Они милые, добрые, дружелюбные существа. А латынинские строчки буквально пышут высокомерием, презрением и злостью...

На днях мне пришлось полистать публицистические книжки и толстые журналы девяностых,  когда самозванные «дельфины» чувствовали себя хозяевами положения. С какой самоуверенностью подхлестывали они генеральную ломку страны, как втолковывали растерянным, сидящим месяцами без зарплаты «анчоусам», что невидимая рука рынка вот-вот все отрегулирует, Запад нам поможет и «новая Россия» начнет процветать. Нужно лишь поскорее избавиться от «совка» и дать карт-бланш им, обитателям демократического «дельфинария».

Сегодня наиболее совестливые, действительно думающие о России перестройщики и реформаторы признают: зря они были так нетерпеливы, напрасно вели дело к развалу Союза. Но Чудакову или Латынину эти покаянные настроения возмущают. Сочинительница книжки о Егоре, услышав, как былая ее единомышленница сожалеет о своем радикализме, ужасается: «Я не верю собственным ушам». Она предъявляет претензии не только толпе, а любому, кто отшатнется от либеральных прогрессистов. Скажем, талантливейшему поэту Юрию Кублановскому. В советские годы его, диссидента, который, в отличие от Чудаковой, диссидентствовал не вполголоса на кухне, заставили эмигрировать. Он вернулся домой при первой же возможности. Пишет стихи, работал в «Новом мире» и, представьте, со стыдом и болью говорил и говорит, до чего довели страну либеральные лидеры.  А Мариэтта Омаровна прилюдно ему за это пеняет: неблагодарный, где бы ты был, если бы не Горбачев да Ельцин? Но поэт живет по иному нравственному закону, чем небезызвестный политик ельцинской эпохи, наверняка Чудаковой  симпатичный. Едва начались перемены, как он, не смущаясь, объявил: надо сходить во власть, за пару лет решить все свои проблемы, а дальше жить и не тужить. Поэту в разваленной стране следовать этой программе тошно. За что он и страшно не нравится бравой Мариэтте Омаровне. 

Стоит ли, однако, всматриваться в персонажей вроде нее, вслушиваться в произносимые ими слова, вступать в споры? В конце концов, пусть плещутся в их «дельфинарии» как угодно. Но и пропускать мимо ушей эту агрессивную риторику, не отвечать вряд ли правильно. 
*
 
*
Пожалуйста, примите условия пользовательского соглашения что бы комментировать.

ПОКАЗАТЬ КОММЕНТАРИИСКРЫТЬ КОММЕНТАРИИ
0
наталья
17 Декабря 2015 12:04
какой у вас однако тонко настроенный информационный пеленгатор?!
 сориночку за сориночкой лапками кропотливо перебирает паучок, плетет нужный текстик.
как бы про всех тех не забыть, и там плюнуть и этих пнуть.
можно попробовать на еду другими способами зарабатывать.
Цитировать Ответить Ссылка 0
0
111
18 Декабря 2015 7:55
вот  за  такие вещи вас, Моисей Абрамович и не любят. Комментарии удаляете похлеще, чем сотрудник НКВД стрелял в 1936 году людей.
Кстати, кем были ваши родственники в 1900-1937 годах ?
Цитировать Ответить Ссылка 0
0
Ольга
18 Декабря 2015 11:59
Пусть Омаровна попробовала бы в США  поговорить так о статуе Свободы. Мало кто из общих знакомых подал бы ей руку - поверьте, знаю, о чём пишу. И в лучшем случае продолжала бы она витийствовать на бензозаправке - максимум. С Розенфельдом я согласна  в том, что за подобные сказанные-написанные гадости, а особенно за всё, что связано с Великой Отечественной войной, надо не просто давать сдачи, бить очень-очень больно по ручонкам, что пачкают святое.
Цитировать Ответить Ссылка 0
0
Алексей Тамбовский
23 Декабря 2015 15:58
Война с памятниками дело хорошее, но и их строительство еще лучше. Мы очень любим памятники и ставим их где только можно при первой возможности по больше и по величественнее. Благодаря нашей политике у нас поводов для строительства памятников огромное количество и всегда найдется некоторый запас. Нет, кажется, такого места в мире, где бы какой нибудь русский геройски не погиб, и где нельзя было бы поставить памятник. Мы ставим памятники, их обливают краской и мы бегаем с места на место и обеспечиваем "уважение" по всему миру. Особенно любим Польшу и Литву. Про девяностые годы можно сказать много "хорошего" и конечно во всем виноваты либералы, особенно Мариэтта Чудакова и, разумеется Латынина. Но, товарищи, ТАЩИЛИ, все таки не они. Тащил весь наш замечательный народ, каждый на своем месте, другая часть нашего народа смотрела на это дело в древней русской тоске. Так что в словах про анчоусы есть доля правды.  Чудакова, Латынина, Мальгина и прочие люди конечно своеобразные, но среди сонма "врагов" России им вряд ли найдется место. Я скажу даже больше, они совсем не враги России, я даже еще скажу у России вообще нет врагов.
Цитировать Ответить Ссылка 0
0
Ольга
24 Декабря 2015 11:20
Конечно, Чудакова и К не враги. Конечно , они не друзья. И вряд ли подруги. Эти категории предполагают непосредственное, личное  отношение к предмету, а  этого отношения в данном  случае в принципе быть не может, ибо здесь - ничего личного, просто бизнес. На России.  На её истории. На её бедах и победах. 
А вот у меня  личное отношение к человеку, мечтающему снести  в Волгограде памятник - символ   великого  подвига моего великого народа,  присутствует. И для меня подобный человек - не друг. Мягко говоря. А прочие словеса о том, о сём - это так, рассуждения от лукавого.
 
Цитировать Ответить Ссылка 0
0
KARLIK
24 Декабря 2015 18:45
Пора менять масштабы и приоритеты !
Ольга, вы любите гигантских истуканов?  А попробуйте лучше полюбить человечков, ползающих у подножия, победителей, пенсия которых в несколько раз меньше ПОСОБИЯ ПО БЕЗРАБОТИЦЕ в Германии. И Чудакова тут ни при чем.
Цитировать Ответить Ссылка 0
0
Ольга
25 Декабря 2015 11:08
Памятники - это памятники. (От слова "память", кстати). Пенсии и пособия - это пенсии и пособия. Речь  шла о тётеньках злобных, не чтящих прошлое своей страны и шпыняющих тех, кто не живёт по их меркам, но, кстати, не отказывающим себе в удовольствии на всём этом сделать свои маленькие гешефты и пиары.   Зачем же всё сваливать в кучу и  пришивать, как говорят  в народе,  муде к бороде? 
А что касается пенсий ветеранам - да ведь любой нормальный человек за то, чтобы они были достойными, чего ж тут восклицать-то пафосно? А то "исполины", "карлики", "масштабы", "приоритеты"... 
Цитировать Ответить Ссылка 0