16+
Четверг 27 Июля 2017

Погода

° C

USD 0.0000
EUR 0.0000
В ожидании героя
В Интернете Павленского назвали героем России. Даже прогрессивные интеллектуалы до этого не додумались. Они все спорили: художник он или не художник? А если художник, то можно ли считать его очень уж дерзким новатором?

Приколотить свой половой орган к Красной площади, конечно, круто. Но что-то похожее за рубежом уже было, причем гораздо раньше. Тамошний павленский, например, загонял себе в деликатное место пониже поясницы скрепки степлером. Кровища лилась…Выходит, наш акционист пошел по давно протоптанной дорожке. Ну никак не получается у нас хоть в чем-то обогнать Европу.

Но искусствоведы проглядели главное. Павленский не просто так себя калечил, а протестовал. Против чего — не совсем ясно. Но все-таки проливал кровь за Родину. Точнее — на Родину. Пусть на крохотный ее пятачок, пусть несколько капель, однако чем не геройство! А герой выше художника. «Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан». Когда-то пацаны мечтали делать жизнь с Чкалова и Гагарина. Теперь им что, надо запасаться гвоздями?

Герои нужны любой эпохе. Даже самой негероической, антигероической. Если не находится людей, готовых на мужественные поступки, на сверхусилия и жертвы ради идеи, общей пользы и цели, то нет и эпохи. Есть безвременье, вакуум бездуховности, безверия, безнадежности. Не всякий герой, правда, приходится ко двору. Я не сомневаюсь: в России и сейчас живут Стахановы, выдающиеся изобретатели, первопроходцы. Но кто их замечает? Солдат или офицер, до конца верный присяге, неинтересен, когда столько народу считает доблестью откосить от армии. Мы не помним имен космонавтов. Наши дети утверждают, что советские дружины сражались с Мамаем на Куликовом поле, а Жуков отличился под Бородино. Эти герои неактуальны. Но свято место пусто не бывает. И его могут занять человек-паук, страдалицы из «Пусси райт» или голый Павленский рядом с Кремлем.

Обнаруживаются, впрочем, и другие кандидаты. В последние годы, допустим, на титул выдающегося государственного деятеля, чья жизнь вся — от кабины комбайна до кабинета генсека — жертвенный подвиг, претендует Михаил Сергеевич Горбачев. Между прочим, у дальневосточных соседей России существует культ героев, потерпевших поражение. Японцы даже придумали очень красивое словосочетание: благородство поражения. Если таких героев пощадили враги, они все равно отказываются жить, искупая добровольной смертью вину за неудачу.

Что Горбачев, по крайней мере, в глазах соотечественников, мягко говоря, не победитель, очевидно. Ни одна из объявленных им целей не достигнута. Он говорил «больше социализма», а наступил «дикий капитализм» девяностых. Он твердил, как мантру, про ускорение, а страна не просто затормозила, замедлила движение вперед — она поползла вспять. Горбачева обожают на Западе, а для большинства россиян он в лучшем случае — пустой говорун, в худшем — расчетливый демагог. Но ни о каком искуплении или хотя бы покаянии он и речи не ведет. Он как будто бы все проиграл, но при этом стал так богат, что партноменклатуре советских лет и не снилось. У него свой «Горбачев-фонд», размещающийся в колоссальном офисе. Как раз в недрах фонда изготавливаются научные труды, где повествуется о великих заслугах Михаила Сергеевича перед Отечеством и человечеством. И сам хозяин фонда выпускает мемуары и строго критикует действия власти. Итак, поражение налицо, благородства — ни на грош. За «перестройщика» до сих пор расплачиваются миллионы людей, но только не он сам. Так мало того: ему еще требуются наша благодарность и почетное место в новейшей истории.

Соперничает с Горбачевым по этой части, пожалуй, лишь один человек, тоже герой-реформатор — Егор Гайдар. Он также основал фонд своего имени. После смерти Егора Тимуровича фонд, судя по всему, процветает и неустанно пиарит отца-основателя. Вообще сообщники и ученики «шокового терапевта» нынче энергично занимаются его канонизацией. Для чего они объединили усилия с интеллигенцией, ностальгирующей по вольным девяностым. Среди этой интеллигенции вряд ли найдется много инженеров, учителей, ученых, врачей, военных. Зато хватает топ-менеджеров, девелоперов, владельцев СМИ — то есть сынов и дочерей славного «креативного класса». Они-то и лепят из Гайдара-внука образ, облик, а точнее — лик страстотерпца и подвижника. Сочиняют и выпускают книжки в классической житийной традиции в жанре «Когда Гайдар был маленький с кудрявой головой». Егор Тимурович, внушают читателям, реформатор из реформаторов, Петр Великий, Александр Второй и Петр Столыпин в одном флаконе.

Приблизительно в то же время, как геройский художник Павленский приколачивал свою мужскую гордость к брусчатке, в столице появился памятник Егору Тимуровичу. Вот так. Летом установили памятник летчику-герою Михаилу Водопьянову. А теперь — премьеру-герою Егору Гайдару. Никто не забыт, ничто не забыто.

Может показаться, что героизация этого персонажа затеяна недавно. Наоборот: давно. В ту пору, когда претендент на пьедестал был жив-здоров. Уже лет тринадцать назад журналист Александр Минкин обратил на это внимание: «С 1991 года Гайдар, Чубайс и пр. всё внушают нам, будто они камикадзы, будто они ежедневно приносят свой живот на алтарь Отечества. Странно, что при это их животы только увеличиваются». Заметьте, господа: эти строчки опубликовал не какой-нибудь «совок», ретроград, коммуняка, а последовательный и непреклонный демократ. Но в отличие от «демократов», которых принято заключать в кавычки, ему претит, что в герои лезут самозванцы, жертвенными подвигами похваляются миллиардеры, а либеральными лозунгами маскируются грабеж и бесстыдство.

Так ли уж, однако, удивительно, что в герои рвется Бог весть какая публика — от «пусек» и Ксении Собчак до креативного художника с гвоздями и молотком? Как заметил поэт, «какое время на дворе, таков мессия». Герой — концентрация своего времени, образ его. А у нас сейчас время, когда процентов семьдесят старшеклассников хотят быть чиновниками, а каждая третья школьница желает работать в модельном бизнесе и, разумеется, лучше за рубежом. Потому первые лица государства так настойчиво и говорят о возвращении патриотического воспитания, о культуре и духовности, которые необходимо возрождать и хранить. И даже жупел девяностых — идеология, кажется, не вызывает былого отторжения и возмущения. Отсюда — и тезис о «духовных скрепах», которые призваны объединить нас, россиян, в единую нацию.

Без идеологии, то есть без каких-то объединяющих начал и героических примеров, жить в России, жить России не очень получается. Тем более что вакансии готовы охотно заполнить какие угодно идолы, несущие чужие разрушительные идеи.
*
 
*
Пожалуйста, примите условия пользовательского соглашения что бы комментировать.

ПОКАЗАТЬ КОММЕНТАРИИСКРЫТЬ КОММЕНТАРИИ
0
Тимур-герой и его команда
7 Декабря 2013 14:16
Умницы, трудяги, храбрецы, не балаболы
автор героически забыл написать про истинных героев: Путина, Медведева, Королева, Гулевского - и далее вниз по вертикали. Вплоть до автора, не боящегося лягнуть мертвого льва...;)
Цитировать Ответить Ссылка 0