16+
Вторник 25 Июля 2017

Погода

° C

USD 0.0000
EUR 0.0000
Завтра, 76 лет назад...
В победном сорок пятом Арсений Тарковский, вернувшийся с фронта инвалидом, написал стихи о том, как он перенесся каким-то чудом в последний довоенный день — двадцать первое июня. Ему ведомо все, что вот-вот начнется. Он пытается крикнуть беззаботным людям на улице, чтобы они рыли окопы. Он хочет предупредить того, кого убьют: «Иди сюда, и смерть промчится мимо». Он знает, кто уцелеет, кто сгинет в плену, а кто станет героем. Но его не слышат. Да и у самого поэта вдруг исчезает память о страшном завтрашнем дне. Он становится одним из них, спокойных, веселых, не подозревающих о близкой беде: «Я все забыл. В окне еще светло, и накрест не заклеено стекло».

Прошлое не переиграешь. Историю легко переписать, меняя местами правых и виноватых. Но это если она на бумаге, на книжных страницах. А ту историю, что проверяла на излом судьбы отдельных людей и всего народа, не перекроить. Как любит повторять один умный и честный тележурналист: правда всегда одна. Хотя нынче не счесть охотников загнать нас в ловушки плюрализма, убеждая, что правд сколько угодно — у каждого своя.

Только если правд много, если есть только точки, многоточия зрения, то и лжи, и фальсификаций тоже не существует. Тогда городи что угодно. Ни Рузвельт, ни Черчилль, ни де Голль, ни Эйзенхауэр не сомневались в колоссальной роли Красной Армии в разгроме фашизма? Ну и пусть. А сейчас нам твердят: главная заслуга за американскими и английскими бравыми парнями. Да и без поставок по лендлизу русские бы не выжили.

А отсюда рукой подать до обвинения СССР: он, мол, также ответственен за самую кровавую из войн, как и нацистская Германия. Попробуй сказать, что это чушь, подлый навет — и тебе предъявят претензии в нетолерантности, нетерпимости к другим взглядам, тоталитарном мышлении.

Начало Великой Отечественной особенно часто и разнообразно используется спецами антисоветского, а по существу — антироссийского агитпропа. Что вдвойне отвратительно, поскольку летом и осенью сорок первого действительно произошла трагедия. Однако плоские, предвзятые объяснения ее причин и следствий, да еще растворенные во вранье и полувранье, бессовестны по отношению к тем, кто встретил первый сокрушительный удар врага и выполнил свой долг до конца.

Эта неправда тиражировалась и продолжает тиражироваться. Начиная с байки о впавшем в ступор после нападения Германии Главковерхе. В чем в чем, а в малодушии Сталина заподозрить трудно. Вопреки липовым историкам он с первых дней войны делал то, что обязан был делать глава государства в опасной, критической ситуации. Об этом свидетельствуют документы. Но клеветники не намерены с ними считаться. А дальше волна за волной набегают прочие выдумки. Народ не хотел защищать Союз, потому что отождествлял страну со сталинским режимом. Что разумнее было сдаться на милость фюрера и тем спасти миллионы жизней. И так далее в том же духе.

А когда слишком упрямые факты о самоотверженности наших воинов не удается вычеркнуть, прибегают к мерзким, сопровождающимся ухмылками словесным играм. Да, защитники Брестской крепости стояли насмерть. Но что с них взять — они же были крепостные герои, то есть зашоренные, подневольные, обманутые большевистской пропагандой. Ау, господа! Вы что несете? Уж их-то точно не гнали в бой заградотряды, которых в то время и в помине не было. Уж они-то осознанно, мужественно выбирали свою участь.

Однако либеральным толмачам истории невероятно нравится идея, что очень бы пришлась по душе генерал-предателю Власову: перейти на сторону врага — не преступление. Зажечь ему «зеленый свет» до Ленинграда, Москвы, Сталинграда, да хоть до Урала — не измена. Они вдалбливают это в головы молодых, подростков, детей. Авось поверят в силу возраста и, простите, невежества (ладно, выберем словечко помягче: неосведомленности). Кто не учит историю, а готовится к ЕГЭ, скорее всего понятия не имеет, что реально грозило России. Откуда им знать, что еще до нападения на СССР Гитлер дал установку своим генералам и маршалам о войне на востоке: «Речь идет о борьбе на уничтожение». И потом по-разному варьировал это людоедское указание. Например, еще откровеннее: «Россия должна быть ликвидирована... Советское государство должно быть разрушено».

То, о чем предпочитают забыть лгуны, то, что они стараются скрыть от внуков и правнуков фронтового поколения, хорошо осознавали люди, которые воевали. На митинге в Воронеже женщины напутствовали мужчин, надевших солдатские гимнастерки и офицерскую форму: «Обращаем свои взоры к полям сражений и говорим: дорогие красные воины-богатыри, милые наши мужья и братья, мы, ваши родные и близкие, благословляем вас на смертный бой с врагом. До последней капли крови защищайте каждую пядь родной земли. С вами весь советский народ, все передовое человечество». Митинг прошел девятого июля сорок первого. Обращение можно найти в большом томе документов, составленном липецкими архивистами. Он называется «Липецкий край в годы Великой Отечественной войны».

Материалы сборника дают представление не только о событиях, но и о чувствах, мыслях, надеждах людей. Там опубликованы, например, заявления в военкоматы вчерашних школьников: отправьте нас на фронт! Вот одно из них — от Веры Агаповой из тогдашнего Волынского района Орловской области: «Прошу Волынский райвоенкомат разобрать мое заявление, так как я хочу вступить в ряды Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Так как я хочу защищать свою любимую Родину, как защищают мои братья, имеющие медаль «За отвагу»...». Таких добровольцев, как Вера Агапова, были не сотни, а тысячи, десятки тысяч.

Начало войны называют катастрофическим. Но внутри той катастрофы вызревало семя Победы. Его сберегли, его не позволили затоптать, прежде всего, в своих душах миллионы вовсе не крепостных, а настоящих героев.
*
 
*
Пожалуйста, примите условия пользовательского соглашения что бы комментировать.

ПОКАЗАТЬ КОММЕНТАРИИСКРЫТЬ КОММЕНТАРИИ