16+
Пятница 24 Февраля 2017

Погода

+3° C

USD 0.0000
EUR 0.0000
Жюль Верн против «стрелялок»
Государственным людям вдруг открылось: издание и продажа книг, газет и журналов, конечно, бизнес, но он немножко отличается от производства и продажи водки, колы, чипсов. Это, господа, оказывается, еще и социально полезная деятельность, даже культурная миссия. И ее нельзя, а то и опасно полностью отдавать во власть беспощадной рыночной стихии.

"Мы хочем быть культурными или не хочем?" — весело интересовался известный фельетонист в ту пору, когда билет в театр стоил рубля полтора, а роман «Анна Каренина» или учебник русского языка, по которому можно было усвоить спряжение глагола «хотеть», вообще копейки. Подразумевалось, что бескультурье и безграмотность у нас порождены исключительно нашей собственной ленью. Других препятствий нет. Сегодня, однако, острослову пришлось бы услышать иной ответ: «Многие хочут, да нет денег».

К примеру, недавно в Липецке гастролировал балет. Не первоклассный — собрали кое-каких исполнителей с бору по сосенке. Пусть уж как-нибудь там станцуют па-де-де, покрутят фуэтэ, для неизбалованных провинциалов сойдет. Но пожелавшим посмотреть хоть такое «Лебединое озеро», зато не по телевизору, а живьем за самое крайнее место в последнем ряду приходилось платить тысячу рублей. Главная печаль: те, кто «хочут», наскребали эту тысячу с трудом. А тот, кто тратит раз в двадцать больше за посещение ночного клуба со стриптизом, вашего Чайковского с его Одиллиями и Одеттами абсолютно «не хотит».

С книжками та же история. На стеллажах магазинов месяцы, годы томятся-пылятся, допустим, отменные «жэзээловские» биографии. Правда, в хорошей компании: с трагедиями Шекспира, сборниками Анны Ахматовой, сочинениями лауреатов «Большой книги» и премии «Букера». Цена отнюдь не роскошно оформленного томика в семьсот рублей еще пугает, но уже не удивляет. И причина тут не в сверхалчности издателей и продавцов. Вот та же серия «ЖЗЛ», старейшая и некогда любимейшая в России книжная серия. Основана до революции выдающимся просветителем Павленковым. Возобновлена в советское время стараниями Горького. А посреди постперестроечной разрухи спасена, между прочим, нашим земляком, когда-то секретарем Липецкого обкома комсомола Валентином Юркиным. Спасена заодно с издательством «Молодая гвардия», которым он руководит. Кстати, это единственное советское издательство, уцелевшее в эпоху свободы и демократии по-ельцински. Не сомневаюсь: Юркин , как и Павленков, по складу своему патриот и просветитель. И его не радуют запредельные цифры на ценниках. Но иначе не выжить.

И вот настал срок: власть намеревается реально помочь писателям, издателям, продавцам и читателям. Сообщение на сей счет появилось незадолго до Нового года в Интернете. Минкомсвязи готовит пакет мер по поддержке книжного дела. Предполагается, в частности, отменить налог на наше с вами право поумнеть. Проще выражаясь, обнулить для книжных магазинов НДС. А также понизить почтовые расходы на пересылку литературы. И не брать налоги за неликвиды, то есть за нереализованный в течение года товар. Плюс предусмотрена льготная аренда для торговли книгами в учреждениях культуры.

Идеи эти обсуждаются в правительстве. Консилиум специалистов из крупных издательских фирм прогнозирует: лет через пятнадцать оборот в их сфере должен удвоиться. Цены не будут катастрофически расти. А, может, начнут снижаться. Значит, читателей станет больше.

Но в том же Интернете уже заголосили скептики. На кой черт подпитывать литературу на бумажных носителях, ведь имеются электронные устройства? Включай и читай, коли тебе приспичило, своих Шекспиров и Достоевских.

Запальчивость прогрессивных интеллектуалов напоминает мне модное с полсотни лет назад поветрие: давайте дружно овладеем технологией скорочтения! Но в шуме, поднятом тогда энтузиастами, раздался негромкий голос великого ученого, филолога, прозаика Виктора Шкловского: а я хочу, сказал он, читать Толстого и Достоевского медленно.

В том-то и вся суть. Между прагматичным, вынужденным поглощением информации и удовольствием от чтения — пропасть. Текст книжки, обезличенный дисплеем, все равно что фастфуд взамен любимых маминых пирожков. Зарубежные психологи утверждают: богатство эмоций, глубина сопереживания при чтении обычной книжки процентов на тридцать выше, чем от знакомства с ее призраком в Интернете.

Будьте уверены: если не знающий еще всех букв ребенок не начнет рассматривать в красивой книжке иллюстрации к «Серой шейке», «Дюймовочке» и «Приключениям Буратино», он не пристрастится к чтению. Если в доме нет нескольких полок с избранными произведениями классиков, книжками по истории, нет ни Жюля Верна, ни «Занимательной астрономии» Перельмана, подросток выберет «стрелялки».

Мы привыкли оглядываться на зарубеж. Так учтите, господа: в Японии, Франции, Китае, Штатах книги на бумажных носителях не торопятся хоронить. И то, что в России наконец на государственном уровне решили спасти книгу, обнадеживает. Наша страна, выражаясь на нынешнем языке, в тренде.

Неожиданный постскриптум. Поделился сведениями о планах Минкомсвязи с замечательной женщиной, всю жизнь посвятившей книжному делу. На ее глазах вместе с Советским Союзом погибла такая мощная структура, как книготорг. Но она не переключилась на турецкие кожанки, а сумела открыть в Липецке первый в постперестроечные годы большой книжный магазин. Сейчас командует целой их сетью.

Мой рассказ ее равнодушной не оставил. Но потом она призналась: мучается от бессонницы. Причина — ультиматум, предъявленный торговле: за несколько недель поставить принципиально новые кассовые аппараты. Ей это обойдется где-то в миллион. «А у нас в каждом филиале дневная выручка тысяч двадцать пять», — растерянно говорила она.

Ну, что на это ответишь? Может, специалисты дадут свой комментарий?
*
 
*
Пожалуйста, примите условия пользовательского соглашения что бы комментировать.

ПОКАЗАТЬ КОММЕНТАРИИСКРЫТЬ КОММЕНТАРИИ