16+
Суббота 18 Ноября 2017

Погода

° C

USD 0.0000
EUR 0.0000
«Синий кит» выходит на охоту
По телефону доверия в липецкий областной Кризисный центр помощи женщинам и детям обратилась бабушка, обеспокоенная поведением внучки. Ежедневно девочка встает в четыре часа утра и сразу — за компьютер, рассказала пожилая женщина, воспитывающая ребенка. Узнав о существовании в Интернете «групп смерти», подталкивающих детей к суицидам, бабушка увидела происходящее в новом, зловещем, свете и позвонила специалистам. И не зря: волну подростковых самоубийств в стране можно остановить только активным участием взрослых в жизни детей, зачастую ищущих приключения на свою голову там, где они могут закончиться трагически...

Когда в мае прошлого года в федеральной прессе были высказаны предположения о существовании в Интернете групп, вовлекающих детей в смертоносные игры, нашлись скептики, утверждавшие, что авторы нагнетают обстановку. Якобы с целью ввести в Сети цензуру. Покушение на свободу слова кому-то показалось страшнее, чем покушение на жизнь наших детей. 

Сегодня насчитываются десятки таких виртуальных сообществ, арестованы их администраторы, которые не скрывают: боролись с «биомусором» — это о людях, не представляющих «никакой ценности для общества». А дети, подростки — самая уязвимая и легко «воспламеняющаяся» его часть, хворост, готовый сгореть во имя идеи. Какой, неважно. Желающие поднести спичку находятся: чтобы «раскрутиться», чтобы получить гонорар...

Уже не секрет: продуманы концепция «проекта», конкретные уровни и этапы. Зачем и кому это надо? Эксперты утверждают, что это психологическая война против наших детей. И каждая такая атака — посредством воздействия на умы подрастающего поколения через Интернет — пробивает все большую брешь в национальной безопасности страны. 

Основания для таких выводов есть. В частности, вице-спикер Госдумы РФ Ирина Яровая заявила, что только за 2016 год в стране покончили жизнь самоубийством 720 несовершеннолетних. И большинство из них пришлось на детей, которые были участниками «групп смерти». Наше правительство намерено жестко бороться с этим валом суицидов в подростковой среде: на днях одобрен законопроект, предусматривающий уголовную ответственность за склонение подростков к самоубийству с помощью игр и сообществ в соцсетях.

Ведь дело дошло до того, что в закрытую «группу смерти» чуть ли не по конкурсу «набирают». А попав туда, подросток гордится тем, что он такой «крутой», что его заметили, что он успешно справляется с «квестами», или заданиями, ведущими... прямиком в ад. Но поначалу ребенок об этом не догадывается, воспринимает как игру рискованные «поручения» — пробежать как можно ближе перед едущей машиной, подняться на крышу, порезать руки. 

Выйти из этой «игры» у него уже не получится. Она длится 50 дней, после чего ребенок получает приказ: убить себя. В случае неповиновения или отказа на каком-то этапе выполнять задания ему угрожают расправой над родными. 

Обществу понадобился год, чтобы осознать всю опасность этого явления. Вот и закон приводится в соответствие с временем и его новыми реалиями. И уже всем миром мы начинаем восставать против убийц наших детей. В российском сегменте Интернета создаются сообщества по конртпропаганде «групп смерти», добровольные кибердружины. «Зашевелились» и на ТВ. Активизировались школы и сами семьи. 

После случившего в нашей области, когда 13-летняя девочка покусилась на свою жизнь с криками о синих китах, но благодаря неравнодушию прохожих была спасена, участились звонки и в липецкий Кризисный центр помощи женщинам и детям, возглавляемый Ириной Шайдуко. 

Заведующая отделением экстренной помощи по телефону этого Центра Светлана Кобзева сообщила, что звонят в основном взрослые, обеспокоенные поведением своих детей. Только за неделю за помощью обратилось около десяти человек, подозревающие, что их чада оказались втянутыми в смертельные игры.

Пока писался этот материал, из головы не выходила история с сыном известного поэта Анатолия Мариенгофа, друга Есенина. Талантливый, красивый Кирилл Мариенгоф в 17 лет самовольно ушел из жизни, пока мама и папа были на вечерней прогулке. Когда убитый горем отец прочитал его дневники, то записал следующее: «Боже мой, почему я не прочел те страшные страницы прежде? Вовремя?». И был уверен, что ему удалось бы спасти единственного сына...

Я не призываю читать чужие дневники, хотя каждый их автор в глубине души жаждет быть услышанным, понятым, принятым. Но бейте тревогу, если ваш ребенок в ранние утренние часы просиживает перед компьютером. Если он рисует китов, бабочек, единорогов — это символы «групп смерти». Если он состоит в сообществах, в названиях которых, например, есть слово «кит» — «Синий кит», «Море китов», «Киты плывут вверх» и так далее. 

Должны насторожить и такие названия групп, как, например, «Разбуди меня в 4.20», «Тихийдом», «50 дней до моего...», в которых состоит ваш ребенок. А также если он играет в игру «Ищу куратора», «Беги или умри», «Фея» (конечная цель — открыть ночью в квартире газовые конфорки), «зацепинг» (рисково кататься на транспорте, цепляясь за него снаружи). Совсем плохо, если на его странице на «стене» появляются цифры, начиная от 50 и меньше: это уже идет отсчет времени до последнего приказа. Когда подростку будет велено «выпиливаться», он уйдет. 

Как написано на одном из сайтов, если вам некогда, если вы много работаете — смените работу: лучше потерять ее, чем ребенка. «Сыт, одет, обут, что еще надо» — это «не играет». Играет серьезное к подростку отношение, внимание, и если его нет — ребенок отыщет его в другом месте. И поверит. И уйдет навсегда.  Не отпускайте его...
*
 
*
Пожалуйста, примите условия пользовательского соглашения что бы комментировать.

ПОКАЗАТЬ КОММЕНТАРИИСКРЫТЬ КОММЕНТАРИИ