16+
Вторник 25 Июля 2017

Погода

° C

USD 0.0000
EUR 0.0000
Мухи на липучке
Беспросветно глупые песни сего­дня не редкость и на сцене, и в эфире. Вот как-то в машине включил приемник и услышал:
Я хочу, чтобы ты заслонил 
меня рукой 
От полнолуния
Я готова быть ведомой тобой:
Чем выше любовь, тем ниже 
поцелуи…

И ладно бы, если бы такое проскрипел некто у подъезда с бутылкой пива в руке — это бы показалось органичным. Но это пропела несколько раз (припев называется) солистка с недурным голосом. Более того, это все сопровождал профессиональный оркестр, в котором звучала даже скрипка!

Пример простенький и очень типичный для нынешней эстрады. Там окормляется целая индустрия пошлости. Работает отлаженный конвейер. Как это происходит? Как рождается, простите, «песня»? После того как автор навалял очередную «нетленку», он показывает ее другу, жене, любовнице. Получив одобрение типа «валяй дальше!», несет композитору. Тот, взяв пару аккордов (но прежде пересчитав гонорар), согласно кивает головой! Дальше дело за исполнительницей. О! Тут проблем вообще не возникает. У хорошего композитора певуньи стоят в очереди, ведь композитор, в отличие от всех этих… как их — соучастников процесса, мимо нот не напишет, так что очень многое зависит от него. 

Допускаю, что музыканту тоже хотелось бы, чтобы ему принесли слова: «Вьется в теплой печурке огонь, на поленьях смола, как слеза», но не принесут же! Сам он стихов теперь не читает, да и кто ж «за так» будет сочинять на них музыку? В общем, есть целая «Фабрика звезд» со своими многостаночниками, передовиками, стахановцами, «горячей сеткой», скользящим графиком, ночными сменами, профосмотрами (их называют кастингами), презентациями, фестивалями и, само собой, грызней за кулисами.

Мне кажется, песенный жанр сегодня самый убогий. Это раньше песня нам «строить и жить помогала», нынче — зовет в подворотню, туда, где пивко по кругу и окурки шуршат под ногами. Наши авто — эти жестяные коробки, заполнены какофонией, и всегда кажется, что там, за тонированными стеклами, одна и та же мелодия — бу-бу-бу-бу.

В городе Сочи, у концертного зала «Фестивальный» на холме вытоптана вся трава — тут каждый вечер собираются слушатели: зрителями они быть не хотят (билеты дорогие), а вот звук из открытых приделов концертного зала достается всем бесплатно. Там, на сцене, для тех, кто с билетами, надрывается Стас Михайлов. Но что мы Михайлова не видели? Правда, слов со скамейки не разобрать, но это к счастью.

А как все-таки быть с поэзией? О ней, прежде всего, должен волноваться школьный учебник. Однако представьте: старшеклассника, еще не остывшего от лета, загорелого, опутанного наушниками плеера, школьная программа грубо берет за шкирку и тычет носом вот в эти строчки: «Не все так однозначно в определении романтической поэзии… Все в конечном итоге зависит от преобладания, доминирования того или иного начала, которое и обусловливает художественные особенности произведения…» Кто писал это? Сочинителя подобных текстов я представляю себе так: сидит он, укрывшись клетчатым пледом (затемпературил!), ноги в тазике с горчицей, под носом слякоть… Левой рукой щелкает пультом, правой пишет: «Пересоздающие — по прихоти «ночного» воображения — детали Татьяниного сна оказываются лишь романтическим отсветом в романе…» Конечно, сам сочинитель тоже был когда-то старшеклассником, заглядывался на девчонок, а самую рослую пытался даже охмурить стихами Блока. Но все это было давно, еще «до исторического материализма», а теперь вот тазик с горчицей, градусник, клизма — никакого романтизма…

Зато с прозой, кажется, у нас дела получше. Каждый теперь ваяет исключительно романы. Никто не пишет повестей, эссе. И даже рассказов. Сразу — романы! Хотя всякий сочинитель может сравнить свое произведение, например, с классическим образцом, пусть это будет «Война и мир» Льва Николаевича. Вот он писал романы. Хотя силен был и в других жанрах.
Как теперь работает писатель? Наваляет за недельку-другую опус и сразу несет свою «Гаврилиаду» в издательство. А там, не читая, выпишут счет на оплату и по приходу запустят станок. Дальше — розница. Никаких книжных развалов, никакого бума — открывайте стеклянную дверь книжного супермаркета и выбирайте: всюду твердый переплет, приличный дизайн, как и цены. Особенно много «новинок» по истории. Теперь у нас есть кому сказать правду. Иной «ученый-писатель» похож на рано достигшего половой зрелости акселерата, которого долго не выпускали из дома, и вот теперь он «отвязался», носится со щенячьим восторгом всюду, уши горят от возбуждения, и ему так и хочется залезть на садовую скамейку, чтобы все увидели, какой он крутой. И он выдает! Барышни закатывают глаза и падают на цветочную клумбу...

Литературная шпана много чего выдала на-гора за последние годы. И продолжает радовать мир своими «открытиями»: Куликовской битвы-де вовсе и не было, а имела место заварушка на Кулишках в Москве, Александр Невский — вообще родом из Орды и т.д. Все это вроде бы из той же «оперы» что и «Кто взял Карфаген? — Я не брал, Марьиванна», но ведь травят эти анекдоты не за липким столиком в пивнушке, а в изданных книгах.

А еще литературу принято различать сегодня по половым признакам. Появился термин «Женская проза», будто она имеет свой парфюм, белье и гигиеническим кремом намазана. Но и то правда, что женщины отбили у мужчин для себя целый косяк книжного рынка и пишут теперь детективы. Каждая нынче Агата Кристи. Более того, дамы застолбили за собой в так называемой литературе золотоносный участок «сетевой прозы». То есть писать (и даже издаваться!) теперь можно, не вылезая из-за кухонного стола или лежа в теплой постели. Настучала на клавиатуре, прихлебывая из бокала, очередное «фэнтази» и тут же отправила в Сеть.

Снова включил радио. Узнал много нового. И понял, как сочиняют современные песни. Главное — более или менее попасть в рифму, все остальное абсолютно неважно. Вот хит сезона, он начинается очень пафосно: «Граждане Российской Федерации!» Слово найдено удачное, рифмы к нему пристают, как мухи к липучке: «провокации», «сенсации», «санкции»… Синонимический ряд можно продолжать.

Тут я потянулся было нажать на приемнике кнопку, да показалось, что оттуда высунулся здоровенный волосатый кулак. И — голос: «Я те выключу!» Да я ничего, я только звук прибавить… Я дослушаю…
*
 
*
Пожалуйста, примите условия пользовательского соглашения что бы комментировать.

ПОКАЗАТЬ КОММЕНТАРИИСКРЫТЬ КОММЕНТАРИИ
0
Лунатик
21 Октября 2015 10:17
Александр, про это я вам писал много раз, про хренову тучу ваших коллег (ТИПА Гордон и Петя Толстой, которые с натягом напоминают политп...оболов времен НЭПа), но вы никак не хотели слЫшать!<br>А теперь три РУССКИХ вопроса: КТО виноват? ЧТО делать? КАК дальше жить?
Цитировать Ответить Ссылка 0
0
Лёля
22 Октября 2015 8:07
Допускаю, что музыканту тоже хотелось бы, чтобы ему принесли слова: «Вьется в теплой печурке огонь, на поленьях смола, как слеза», но не принесут же! 

Я тоже допускаю. Ведь это же совершенно новое произведение, сравните с оригиналом, г-н Косякин:

БЬЁТСЯ В ТЕСНОЙ ПЕЧУРКЕ ОГОНЬ...
Святые слова надо бы помнить, молодёжь  поучить любите, а сами ...
Цитировать Ответить Ссылка 0
0
СТАРый бРРюзга
25 Октября 2015 19:57
Провокации, сенсации, санкции - это синонимический ряд??? Чота с матчастью совсем пичальненько у аффтора(((
Цитировать Ответить Ссылка 0