16+
Суббота 27 Мая 2017

Погода

+19° C

USD 0.0000
EUR 0.0000
Нашей кашей по пармезану
Иногда может показаться, что классики спорят друг с другом об одном и том же. А на самом деле они так тоскуют…

«Запах антоновских яблок исчезает из помещичьих усадеб. Эти дни были так недавно, а меж тем мне кажется, что с тех пор прошло чуть не целое столетие»… Это — из Ивана Бунина. А вот другая цитата: «Пишу Вам из России — самой настоящей, с чернозёмом, Доном, соломенными крышами, лаптями, яблоками. Воздух — как парча — весь расшит запахами яблок разных сортов: пахнет аркадом, шелковкой, малокваской, лимонкой, анисом, боровинкой, грушёвкой, китайкой — знаете Вы такие сорта? Яблок здесь столько, что ими кормят тут коров». Так писал Евгений Замятин поэту Максимилиану Волошину из Лебедяни в 1924 году.

Про малокваску, думаю, не только поэт Волошин, но и теперешние жители Лебедяни не слышали. Да и откуда? В супермаркетах их поджидали гладкие, глянцевые, без единой морщинки, краснощекие польские яблоки. Мы брали их килограммами: деткам по штуке на каждый день — в школу, заболевшей бабушке — в больницу, к приходу гостей — на стол, в вазочку. Мы отдавали за фрукты кровные рубли, не задумываясь, что платили полякам (читай — их поддерживали), которые, как мы знаем, на Россию косо смотрят.

Самое распространенное сегодня слово — «импортозамещение». Его одинаково легко выговаривает и первоклассник, и дедушка на деревенской завалинке. Но товарищи более просвещенные помнят другой фразеологизм — «продовольственная безопасность». То есть о проблеме как таковой всегда знали люди в правительстве, а экономисты упрямо проводили черту, за которой эта самая безопасность (она оценивалась в 80 процентов оте­чественных продуктов) кончается, а начинается сплошная зависимость. И вот интервенция продовольствия в страну достигла запредель­ных размеров, превысив 21 миллиард долларов и заняв 48 процентов общего объ­ема провианта. И раздался стон: да что ж мы — косорукие, что ли? Первой заспешила на помощь правительству деревня. Да, собственно, она всегда была готова подставить натруженное плечо и прежде делала это раньше других отраслей народного хозяйства.

И вот утихли разговоры про «черную дыру», как еще недавно либералы называли русскую деревню. Сегодня те же либералы уже кричат о противоположном: мол, это сельское хозяйство вытягивает экономику. Ну да, вытягивает. Но вот что обидно. Россия остается ведущей державой в таких высокотехнологичных отраслях, как космос, атомная энергетика, «оборонка». Любой спутник и подлодка куда круче самых навороченных CLAАS, DOMINATORов и JOHN DEEREов. Однако наши агропросторы бороздят именно иномарки.

Импортозамещение — это как свежий воздух, который врывается в затхлую комнату через настежь распахнутые окна. Эту кампанию можно сравнить с петровскими ухватками, только наоборот. Многое теперь открылось. Что, разве мы не знали про польские яблоки и норвежскую семгу? Знали, но нашим чиновникам сподручнее было заключать с «партнерами» контракты: выезжать для их пролонгации за рубеж (с женами и подругами). Конечно, это проще, чем заниматься настройкой механизма у себя дома.

Россия богата не только нефтью и газом. Но, например, и лесом. Плавая на байдарках в молодые годы по рекам Карелии, я наслушался от аборигенов разговоров на тему «продали Россию капиталистам». Там, в тайге, шли сплошные рубки «корабельного» леса, натужно кряхтя, лесовозы везли в соседнюю Финляндию «кругляк», а оттуда к нам в Союз поступала глянцевая бумага для печатных машин. Многое ли изменилось с тех пор? В принципиальном плане — нет.
В 1970 году Сергей Герасимов снял две серии своего знаменитого художественно-публицистического фильма «У озера», который сразу начинался с проблем ЦБК — Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. Почти полвека прошло, а мы и теперь говорим про те же проблемы. Только в  2013 году правительством было принято решение о переносе мощностей в другие регионы. Но что-то с тех пор не слышно об углубленной и повсеместной переработке древесины, если говорить не только о пиломатериалах, но и о бумаге. 

И все-таки в разных сегментах экономики перемены идут. На многие вещи мы сами себе открыли глаза. Но что дальше? Конечно, с помощью «Роспотребнадзора» можно зажечь красный семафор на пути цветов из Европы (и то: что-то голландцы расшалились, все стремятся пнуть Россию при каждом удобном случае). В конце концов, можно надергать для любимой ромашек и за околицей, но… Но лучше все же научиться культуре вообще и культуре выхаживания тех же тюльпанов на своих огородах в частности, а голландские пусть уж нюхают другие…

Да мало ли чего можно выращивать на нашей благодатной земле! И не только фрукт-овощ. Ну разве вместо прибалтийских шпрот мы не найдем себе закуску? Или нет для нас в жизни счастья без сыра пармезан? Но в этом патриотическом раже не выплеснуть бы с водой и ребенка. Вот братья Михалковы собираются строить по всей России сеть национальных закусочных и, кажется, готовят замену «Макдональдсам», попросив у государства на эту затею миллиард рублей. Но ведь «Макдональдс» пришел к нам не просто с красивой вывеской, а с технологиями, которые годами шлифовались во всем мире. Смогут ли братья, не будучи профессионалами, срежиссировать свою новую «картину» — большой вопрос.

В Думе готовят сегодня законопроект, требующий лимита для ресторанов на иностранные блюда. Условие такое: 50 процентов на столе должно быть из блюд традиционной русской кухни, остальное — уж ладно, пусть будет «ненашенское». В общем, «фифти-фифти». Конечно, предвидятся вопросы: а куда отнести «оливье» и как быть с помидорами и картошкой, которые тоже завезли однажды из Европы? И не останутся ли в нашем меню только репа, квас да каша?
Впрочем, авторы законопроекта готовы к этим колкостям, у них есть критерий: русские блюда — это те, что придумывают в России. А вот за это можно быть спокойным! В этом деле за нами не угнаться. Уж что-что, а придумывать мы горазды. Хоть с утра до вечера…
*
 
*
Пожалуйста, примите условия пользовательского соглашения что бы комментировать.

ПОКАЗАТЬ КОММЕНТАРИИСКРЫТЬ КОММЕНТАРИИ
0
Борисъ
21 Декабря 2015 15:53
Тема давняя, обо всем. Я вырос в лесах, где заблудившись, можно оказаться в другой области. По пути, в леспромхозе пообедать на 34коп., а порции в 80-копеечной городской столовой были меньше раза в три, и мясом в котлете не пахло. Во все времена русских выручало подсобное хозяйство: огороды, сады, хорошие заводские хозяйственники заводили подсобные хозяйства со свиньями, курями. Липецкая область в советские годы оставалась колхозом 30-годов с продразверсткой, если металлурги не тянули - выручало мясо сверх плана, отнятое у липчан. Это было стимулом к строительству новых птице- и животноводческих предприятий, потому что они давали возможность продукцию, полученную при отладке технологии, оставлять в области. В данковской гостинице "Колос" со мной в номере жил страдалец, он три дня по области свиней возил, все комбинатовские холодильники забиты. Вдвоем с шофером некормленых свиней забили в поле и сдали в коопторг, получили деньги и справку. Зимой 84-го отдыхал в Геленджике, разговорились с соседями за столом (кормили в-основном чохохбили). Я рассказал, что яблок много уродилось, пришлось закапывать. Рядом солидный дагестанец сидел, он говорит: -"У нас тоже было много яблок, НАРОД Дагестана отправил телеграмму Черненко, пришли машины и все забрали. 2000-е годы - сосед по саду работал на тракторном, переживал, как завод оживить. Я ему говорю: -"Эти трактора даром не нужны, глянь, что теперь в поле работает,  GPS, кондиционер, шумоизоляция!" А на Т-40 даже рессор под сиденьем нет!   Вам чудно не кажется, что урожайность стала выше в 3 раза? Помните как полмиллиона тонн зерна не смогли сохранить в 76-м? Сгорело зерно на автостоянке магазина "Автомобили" у трубного завода. Когда я стал в загранпоездку собираться, основной вопрос для меня, как с кормежкой. Меня все уговаривали - нормально там. Какое нормально ! "Детскую порцию", я - мужик с нормальным аппетитом, кое-как съедал. "Вепрове колено" с пару кило мяса за 250 р. наших ел 40 минут под литр пива.
Чтоб все так пили-ели у нас!  Макдональдс там же посещал - быстро, удобно. Я русский с сотворения мира, но мои родители в войну побывали в инших странах. Мама в Польше, в Германии до осени 1945, уже в мирной обстановке. Отец в Прибалтике до осени 1946г. Отец рассказывал, что латыш заканчивает работу в 5 вечера, переодевается в костюм, садится на лавочку около дома. А вокруг - лес и никого. Мама, среди прочего рассказывала, как немецкий бауэр в кожаных шортах, в резиновых сапогах навоз разбрасывает вилами, дома у него горячая вода, мыло. Лошадки - аж слезы катятся, какая красота! Это - побежденная страна, 1945 год!  Еще родители показывали свою малую родину,
нищие колхозы, жизнь без света и просвета. Мои родители не злопыхатели, не подкулачники. Отец, коммунист призыва 1943 года, у мамы отец профессиональный революционер, каторжник, она на фронт пошла добровольцем. 
Я строил Сокол, НЛМК, эти вонючие птичники и свинарники. Рядом со мной было много светлых, хороших людей, среди "условников" попадались удивительные люди, но были беглецы из деревни, оторванные от крестьянских корней, не ставшие горожанами. 
Цитировать Ответить Ссылка 0
0
Епт
24 Декабря 2015 11:08
Радуйся, что тебе не сказали, что ты врешь всё, и что ты - не враг народа!
Цитировать Ответить Родитель Ссылка 0