16+
Пятница 24 Февраля 2017

Погода

+3° C

USD 0.0000
EUR 0.0000
От любви до ненависти...
Санкции показали степень любви Запада к России. Судя по всему, ушла любовь. А была ли она?
Любовь — дело трепетное, нежданное, эксклюзивное и… наживное. 

Разве не странно, что самые теплые отношения с Европой и Америкой у России были в «нулевые», а также в голодные восьмидесятые. Мы были слабыми, а значит, в глазах Европы ущербными. А еще мы были щедрыми — не препятствовали воссоединению Германии, при этом убрали свои базы из ГДР и оставили немцам имущество Западной группы ­войск на многие миллиарды. Свернули группировку на Кубе и совсем уж выпрыгнули из штанов, сдав американским «партнерам» разные секретные схемы КГБ. Вот тогда нас «любили»! И звали за общий стол, и генсека встречали у трапа самолета, и учебники истории издавали на свои доллары (разумеется, с собственной интерпретацией), и по широкому русскому плечу хлопали: о, раша, о, кей…
Но потом была мюнхенская речь Владимира Путина, которая Западу сильно не понравилась. Не понравилась потому, что в ней прозвучала выстроенная политика, не признающая международного диктата и однополярного мира. Не понравилась потому, что Россия стала вспоминать свою историю и идентифицировать себя с великой державой.

В это же самое время незаметно для себя Европа подсела на российский газ, и, что самое главное, — на широкий, просто необъятный российский рынок, найдя для себя удобный полигон для инвестиций и технологий (за примерами пожалуйте в Липецкую область). Но любви уже не было, был прямой, как черенок лопаты, меркантилизм. Сегодня нет и этого. А есть стадный инстинкт и маргинальный рев толпы, когда все на одного, и никому ничего за это не будет. Но самое неприятное здесь — не травля сама по себе, а убежденность так называемых партнеров, которые вдохновенно, как дети в песочнице, лепят из России жупела.
Что же теперь делать?

Мне понравилась точная и ясная мысль американского журналиста в одной телепрограмме: «Вы не умеете себя объяснить...» Точно! За нас это делают наши «партнеры», и теперь мы знаем — как именно. Но тут ничего нового, в этом — удел матушки-России. Вспомним. После очередного дворцового переворота, когда в 1741-м на трон взошла Елизавета Петровна, западная пресса начала атаку на Россию (ведь были сосланы в Сибирь «европейцы» Миних, Остерман и злокозненный Бирон — всероссийский алерген, как сказали бы сегодня). Газеты писали о судьбе исчезнувшего бывшего царя младенца Иоанна Антоновича (его и впрямь заточили на 20 лет, а потом и убили), саму императрицу именовали «парвеню на троне», а обсуждая качества русских солдат, писали: они, конечно, храбры, но слишком жестоки и «неудержимы в рассуждении водки»…

Писали, в общем-то, правду, но кому и когда она нравилась? Русское правительство пыталось остановить распространение таких бесстыдных «лжей», а попадавшие в Россию «пашквили» было велено немедленно сжигать. Дипломатам было дано указание препятствовать печатанию на Западе пасквилей… Но там уже тогда была «свобода слова»… И тогда посол в Голландии Александр Гаврилович Головкин в 1743 году предложил начальству с «грубыми лживостями» бороться «по примеру других министерств» — давая «газетирам денежные дачи и маленькие годовые пенсии ко удержанию их от таких предосудительностей». Пенсии стоило давать главным газетчикам: двум амстердамским, гарлемскому, лейденскому, галакинскому — всякому по 200 рублей, другим — по 100. На все про все — 2000 рублей. И сработало! Известный голландский публицист Жан Руссе де Мисси раньше досаждал «грубыми и мерзкими лживостями», а тут вдруг присмирел и, напротив, стал писать о России только хорошее. А что писали европейские газеты о Петре Первом? Он был для Европы дикарем, на которого хорошо было смотреть, но еще лучше — показывать за деньги… И только победы Петра над «продвинутыми» европейскими державами внесли коррективы в отношение к России. А возьмем три Отечественные войны: каждый раз Россия спасала Европу ценой самых больших человеческих потерь. 200 лет назад окончательно разгромила Бонапарта, в Первую мировую спасла Париж («Если бы не Россия, Франции уже не было бы» — так оценил гибель двух русских армий командующий союзными войсками в Европе маршал Фош).

Но человеческая память избирательна. Память поколений — тем более. И вот уже стали забываться Сталинград и Киев, Варшава и Нюрнберг. А мы как-то особо и не напоминаем. И вот уже в Японии кое-где начинают рассказывать про бомбежки Хиросимы… советскими войсками. То, что творится сегодня на Украине, — подсказка нам: вот что бывает, когда люди забывают свою историю.

Сегодня Запад пытается диктовать нам свои правила и свою идеологию: учитесь, русские! Да мы и не против. Надо бы взять у них все хорошее, а плохое — отжать, как половую тряпку. Хорошо бы научиться у американцев сажать воров, невзирая на рукопожатость. Надо бы взять у немцев дотошность, а у китайцев — работоспособность. А у украинцев — их вышиванки, песни и горилку. Ну, и так далее…

А вот все эти мерзости с однополыми браками — дудки! И причуды их тоже побоку. У них там сурок предсказывает погоду, а результаты футбольных матчей — осьминог. Что ж нам теперь, реагировать? А вруны в генеральских штанах звонят на весь мир, что Россия приблизилась к границам НАТО. Вся эта галиматья требует адекватной и молниеносной реакции. Причем не только в наших СМИ и на наших телеплощадках.

На днях мы открыли свое телевещание в Аргентине — вот он, точный вектор движения вперед. Очевидно, что нашим парламентариям нужно чаще обращаться с публичными оценками к Западу, а не только к коллегам в студии Соловьева.
*
 
*
Пожалуйста, примите условия пользовательского соглашения что бы комментировать.

ПОКАЗАТЬ КОММЕНТАРИИСКРЫТЬ КОММЕНТАРИИ