16+
Суббота 27 Мая 2017

Погода

+19° C

USD 0.0000
EUR 0.0000
Победная лыжня у каждого своя
Пусть извинит меня редактор, но я меняю тему запланированного обзора: вместо событий на Майдане пишу о… биатлоне. А как не писать, когда гордость душит, как скарлатина? Мы выиграли эстафету! Именно с этим золотом Россия вышла на первое место в медальном зачете, именно это золото стало вторым после томительного перерыва, после далекого 1988-го, когда наши биатлонисты были первыми на Играх в Калгари. Именно это золото воодушевило лыжников, и они выиграли на следующий день все три медали в 50-километровой гонке. А за ними — российский экипаж взял первое место и в бобслее, поставив жирную точку в сочинских Играх.

Но это не все. Именно золото биатлонистов дает нам, липчанам, особый повод гордиться прошедей Олимпиадой. Я помню лыжню, начинавшуюся прямо от школьного порога. Она вела к Казенному лесу на окраине Задонска и была проложена по-над Доном, на продуваемом со всех сторон юру. Ветер запросто сдувал с пути слабаков вроде меня, мы валились в снег, а сзади уже грозно кричали «Лыжню!» взрослые ребята и тут же растворялись в снежном вихре. Был среди тех парней и Колька Лопухов. Простите, Николай Петрович Лопухов, нынешний главный тренер мужской сборной по биатлону. Наверняка он помнит нашу раздевалку в полуподвале с пронзительным духом сыромятных лыжных креплений, а может, помнит и тетю Симу, уборщицу, грозившую огреть тряпкой «неслухов», не обивших с валенок снег на пороге…

Очень важно помнить такие детали, ведь с них все и начинается. А еще важно, чтобы каждая Слепуха и всякая Кобелевка помнили своих земляков, а они — свою малую родину. Тогда с логикой и личного успеха человека, и жизни вообще все будет в порядке. Вот еще три имени, три примера.

Помню, в армии готовились к полковому смотру самодеятельности. Был аврал, все стояли на ушах, и последняя надежда в роте возлагалась на ВИА, составленного из дембелей. И они, проникнувшись, каждый день резвились до отбоя. Исполнение, само собой, было с избыточными децибелами. И вот однажды, когда наши барабанщики расслаблялись в курилке, за пианино сел замполит. И заиграл до боли знакомое — из той, гражданской жизни. Это были «Московские окна» Хренникова. После взводной «Не плачь, девчонка!», которую мы пели двадцать раз на дню, это было как глоток свежего воздуха, как весточка из дома. У инструмента тут же собрался народ — командиры, подчиненные — все вперемешку. Подпевали, притоптывали, раскачивались в такт своим воспоминаниям. Кажется, в тот день никого даже не огрели нарядом вне очереди.

Я думаю, если бы Тихон Николаевич написал одну эту песню, он уже остался бы в истории музыкального искусства. А ведь он — выдающийся композитор, у него шесть инструментальных концертов, симфония, цикл скрипичных пьес, оперы, музыка к балету, оперетте. А еще он сорок лет руководил Союзом композиторов СССР, был народным депутатом, делегатом, лауреатом, Героем Соцтруда. Но весь этот послужной список не возник бы, если бы не было просто Хренникова-человека. В Ельце помнят, как он, приезжая в родной город (а делал он это при первой возможности!), не чинясь, отплясывал в хороводе, как аплодировал, не жалея ладоней, своим талантливым землякам.

Выдающемуся физику, дважды Герою Соцтруда, лауреату Ленинской и Нобелевской премий Николаю Басову на центральной улице в Усмани благодарные земляки поставили памятник. И все ждали: вот приедет Басов. И однажды (на юбилей города) он приехал. В простой кепочке (горожане так и говорили: «Академик, а в кепке!»), в обычном драповом пальто, дородный, немного застенчивый и в очках — похожий на доброго Пьера Безухова. Он ходил по улочкам Усмани, трогал шершавые заборы, садился на парковые скамейки и вспоминал что-то свое, из детства. А потом его пригласили на сцену районного ДК. Николай Геннадиевич выступал и говорил простыми словами о своей любви к малой родине. Гром аплодисментов провожал его со сцены. И там, за кулисами, академик долго протирал платком отчего-то запотевшие очки...

В первые дни трагических событий в Цхинвале страна с затаенным дыханием смотрела по ТВ, как представитель России в ООН Виталий Чуркин бьется один с западными ортодоксами. Умно, иронично, тактично. Было видно, как трудно ему временами соблюдать дипломатический политес, но от этого он был еще ближе нам, сидящим у своих телеприемников за тысячи верст от Брюсселя… Больше других гордились Чуркиным в Ольшанце, откуда его родовые корни. На Задонщине вообще немало Чуркиных. И у некоторых из них просматривается — вот она, загадка природы! — явная склонность к дипломатическому поприщу. Кто-то из Чуркиных (кроме представителя в ООН) служит сегодня в МИДе, а моя одноклассница Люба Чуркина много лет директорствовала в международном пионерском лагере «Орленок», а потом тоже работала в ООН.

Не столь уж важно, на каких полях ты добывал славу своему роду-племени, — был ли лыжником, тренером, писателем или ученым. Главное — добыл! И благодарная земля будет помнить эти имена: Петр Семенов-Тян-Шанский, Николай Данилевский, Иван Бунин, Михаил Пришвин, Николай Семашко и многие-многие другие, прославившие и наш край, и Отечество. И пусть не обманут будущих историков простецкие, а на самом деле мудрые, с хитринкой названия наших деревушек — Озерки, Голопузовка, Косорыловка, Колыбелка, Крысиные дворики… — здесь всегда рождались настоящие русские люди. В лопухах и крапиве проводили свое детство, босоногое, с цыпками на ногах, но по-своему здоровое и счастливое.

Неправильно и теперь думать, что вместе с революциями и перестройками оскудела наша земля на таланты. Просто за корень, за наследство, которое завещали нам предки, нужно держаться что есть мочи. И гордиться своими, где бы они ни оказались. Тем более что они к тому все время повод подают…
*
 
*
Пожалуйста, примите условия пользовательского соглашения что бы комментировать.

ПОКАЗАТЬ КОММЕНТАРИИСКРЫТЬ КОММЕНТАРИИ
0
Рыжий
25 Февраля 2014 22:32
Ниче, еще чуток порулят и ку-ку!
Цитировать Ответить Ссылка 0