16+
Понедельник 24 Апреля 2017

Погода

+4° C

USD 0.0000
EUR 0.0000
Архив
«   Апрель 2017   »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
             
Стреляющие традиции
В минувшую субботу в Москве опять стреляли… Снова из машины со свадебными шарами, снова от прилива (или припадка?) чувств и снова в белый свет, как в копеечку. Трупов на тротуаре не обнаружилось, чего не скажешь о гильзах… 

Стрелял темпераментный джигит посреди многолюдного проспекта, словно дело происходило в горном ауле, где даже ишаки привыкли к выстрелам… У них там такая традиция. 
А вот москвичам все это не нравится, хотя к шуму они привычные. Москвичи и на этот раз проявили бдительность — нарушителя задержали прямо на свадьбе, и теперь ему вчинят что положено по закону. Что будет дальше? Не исключено, что молодому мужу придется теперь носить другу передачи. Однако гости и жители столицы все равно теперь будут озираться на всякий свадебный кортеж. Залегло. Отложилось. И — надолго…

Но эти заметки не про вычурные традиции. В конце концов, праздники десантуры и погранцов напрягают нас не меньше, чем шальные салюты горцев. Пена есть в любом явлении, и взбивают ее сами люди. Как ко всему этому относиться – вот в чем вопрос.

Так случилось, что на день ВДВ я с внуком оказался на Поклонной горе в Москве. Посмотреть было на что. Кроме веселых десантников. А уж в знаменитом музее Великой Отечественной войны – тем более. Здесь ребят в тельняшках не было – им вполне хватало скамеек и фонтанов на свежем воздухе. Но один десантник все же был! Парень в тельняшке и с флагом ВДВ ходил по залам с… женой и сыном. Они внимательно и заинтересованно рассматривали уникальные экспозиции, тихо переговаривались и были вполне счастливы вместе. Наверное, это тоже традиция – именно этой семьи.

Но вернемся к одному из самых значимых явлений русской жизни – свадьбе. Она, конечно, разная – в столице и в провинции. Какая лучше? — так вопрос не стоит. Какая душевнее, проще – вот оселок для сравнений.

У нас в провинции, как говорится, и трубы пониже, и дым пожиже, и лимузинов да хаммеров в праздничном караване поменьше, хотя привилегий у участников провинциальной феерии ничуть не меньше, чем у столичной… Тут есть феномен, над которым стоит подумать. 
Уж с чем-с чем, а с привилегиями мы готовы бороться денно и нощно. Хоть на сытый желудок, хоть натощак. Кроме одной, где наш генетический код не срабатывает и дает сбой. Это когда мы видим расфуфыренный кортеж с шарами да куклами и мысленно кричим ему вдогонку: «Горько!». Даже суровый гаишник отвернется от явно «превышающей» и всячески «нарушающей» иномарки с ленточками. А участковый явится на праздник только в случае серьезной драки, в любом ином случае он будет зван за стол, как обычный гость.

Осень — пора привилегий. Ссыпали в погреб картошку, продали лишний фрукт-овощ, собрали детишек в школу — значит, пора засылать сватов, самое время. Да и молодые к этой поре окончательно вышли из-под контроля — мало ли чего может случиться — а потому все, баста, играем свадьбу!

Есть что-то загадочное и одновременно мудрое в этой упрямой осенней крестьянской традиции. Казалось бы, все увядает, и только и дел, что тоскуй. Вон уже морозец гололедом в лужах отметился, последний лист облетел, деревья стоят, как беспризорники, да журавли еще своим криком донимают... И вдруг — дрожащие на ветру шары, длинная, как самоварный дым, фата и рыдающая гармошка.

На селе свадьба — всегда событие историческое, эпохальное, хоть и местечковое. «Играют» ее с таким ухарством и самозабвением, будто в последний раз перед улетом на другую планету. Годы пройдут, жених полысеет, невеста обабится, а люди будут помнить, сколько было выставлено на стол «беленькой» и выбито зубов в обязательной, «не по злобе», драке, а также — продержался ли всю свадьбу гармонист или был сражен «стремянным» стаканом...

Сказать по правде, деревенская свадьба (тут, впрочем, она схожа с городской) — она как бы и не для молодых. Хотя им законное (привилегированное) место за столом гарантировано. Свадьба — общенациональный (в рамках одного села, конечно) праздник, на котором всем — и старым, и малым — одинаково хорошо. И только в душе местного начальника стоном отзывается истошно-сладостный крик: «Горь-ка-а-а!». Чует его сердце: выбьет, ох выбьет эта свадьба из стройных рядов бойцов осенней страды, ох выбьет! Но понимает начальник: тут уж ничего не попишешь, надо смириться, как с зарядившим дождем. А потому что — положено.

Свадьба в деревне — это всегда та река, в которую можно войти и дважды, и многажды. Еще как входят и чупахаются в ней, реке этой, как когда-то. И выгибают под «матаню» спины старухи, и взбрыкивают бабенки помоложе, и ходят, грудь колесом, их раскрасневшиеся за столом мужички, и показывают такую прыть, на которую в обычное время не способны. А на шершавой лавочке под старыми березами можно целовать взасос, как тридцать лет назад, свою бывшую зазнобу — будь она хоть женой, хоть соседкой…

Утонет на дне граненого стакана разэдакая жизнь, растворятся все печали и вылетит в горячей пляске через трубу тоска последних непутевых лет: «Горь-ка-а-а!». А молодые будут собирать поутру на пороге черепушки от разбитых горшков, пересчитывать собранные на свадьбе ассигнации и только к обеду включат телик, чтобы узнать: а на Украине выборы и опять стреляли...
*
 
*
Пожалуйста, примите условия пользовательского соглашения что бы комментировать.

ПОКАЗАТЬ КОММЕНТАРИИСКРЫТЬ КОММЕНТАРИИ
0
Епт
31 Октября 2014 18:32
Что ж Вас все трогают то Обама, то горцы в Москве! Пишите лучше про родной город, который гробят Ваши хозяева! Зорин Вы наш, доморощенный!
Цитировать Ответить Ссылка 0