16+
Четверг 22 Июня 2017

Погода

° C

USD 0.0000
EUR 0.0000
Вечная мутация капитала
Экономику невозможно втиснуть в какие-то схемы или объяснить «вечноживыми» учениями. Хотя на всем протяжении осмысленной истории человечества такие попытки делались. Законы ее познаваемы, но они не могут приниматься за абсолютное знание, поскольку  они постоянно изменчивы. То, что происходит сегодня в мировой экономике, указывает: идут глобальные процессы «переформатирования» экономических отношений. Рынки сбыта давно поделены, индустриальная эпоха исчерпала свои возможности, мир вступает в новый, шестой, технологический уклад, основанный на новейших научных открытиях. Идет очередное упорядочение хаоса. 

Ученые рассматривают три экономические системы, которые в течение ХХ века прошло человечество: милитаристскую, кейнсианскую или монетаристскую (Америка), директивную (СССР). Все они потерпели поражение. Директивная, отметим, трансформировалась в Китае переходом на индикативное планирование. 

Этап очередного хаоса, как предполагают аналитики, должен завершиться к 2020 году. Америка, как центр накопления капитала, уступит это лидерство Китаю (или странам БРИКС). Но на этом тенденция не завершится: прогнозируется, что до середины века накопление капитала перестанет быть логической необходимостью развития.

В тридцатые годы прошлого столетия мир переживал подобную болезнь — переход английского цикла накопления к американскому, который завершается в наши дни. То есть центр накопления капиталов вновь смещается в другую часть планеты. Отмечается, что любой уклад формируется, как закономерность, за счет материальной экспансии (сейчас это видно на примере Китая), а затем продолжает свое существование за счет финансового паразитирования (всевластие доллара). Так было и в более ранние исторические эпохи. Яркий пример — центр мирового машиностроения город Детройт в США. После того как финансовая власть перешла к банкирам Уолл-Стрита, город превратился в мертвый мегаполис, а центр автомобилестроения сместился в Юго-Восточную Азию.

На этом фоне понятно намерение Трампа возродить промышленность Америки, повернув время вспять. Хотя это уже не дает возможности, даже при успехе, сохранить страну как мирового лидера.

Серьезные процессы, естественно, происходят и в финансовой сфере. После Бреттон-Вудского соглашения (1976 г.), а затем с переходом на так называемую Ямайскую систему, золото искусственно было лишено функции меры стоимости денег. Были  введены плавающие валютные курсы, что привело к необычной их трансформации, как средства эквивалентного обмену товарами. Экономическая сущность их изменилась: появились так называемые фиатные деньги — бумажные квазиденьги, символизирующие (и гарантируемые) лишь мощью и авторитетом страны-эмитента (доллар США). 

Их сменили дензнаки фидуциарные, также ничем не обеспеченные, но пользующиеся доверием масс, ничем также не обеспеченные, а чисто доверительные. Стоимость фидуциарных денег уже не устанавливается государством и также «не привязана» к золоту. Доверие — вот и все, что определяет их курс. 

То есть в экономике сегодня обращаются виртуальные деньги, спекуляция которыми достигла колоссальных объемов. Никакого отношения к реальной экономике они не имеют, это деньги-паразиты. Еще одно терминологическое обозначение их — биткойны, за которыми нет ничего, кроме пустоты и глупости обманутых спекулятивной промывкой мозгов масс.

Так золото на финансовых рынках обратилось в мусорные бумажки, в фантики, которыми, на свою беду, заигралась большая часть населения «цивилизованных» стран мира. Доллар США сегодня — тот же биткойн, потоком льющийся с печатных станков Федеральной резервной системы, представляющей собой не что иное, как объединение группы частных банков. По сути банкиры-ростовщики ФРС достигли вековой мечты: они владеют миром. Но, увы, их всевластие не вечно. И даже семь чужих пересаженных сердец одного из «олимпийцев» ФРС — Рокфеллера не обеспечили ему безграничного долголетия.

Но все же, пусть и иллюзорная, власть денег остается — золото не ржавеет, не обесценивается, не может обрести виртуальную сущность. Поэтому рано или поздно все квазиденьги сожмутся — до реального слитка, самого надежного хранителя капиталов. Этот процесс идет, и после завершения его начнется новый цикл накопления капитала в стране, являющейся сегодня материальным лидером  — Китае. 

А что Россия? Пока наше государство строит экономику в качестве сырьевого поставщика. Материального (промышленного) накопления у нас не происходит — по крайней мере, в необходимых масштабах, — а значит, не следует ожидать и накопления капиталов.

Пока страна находится в стремлении и ожидании наибольшего привлечения инвестиционного капитала. Но не забудем — в чьих руках сосредоточены гигантские финансовые средства и на чью экономику они будут работать, «инвестируясь» в России. Поэтому курс на подъем промышленности, на материальное накопление сегодня более чем актуален. И куда предпочтительней, чтобы капиталы, созданные в России, не устремлялись в оффшорные «дыры», не укрепляли экономику других стран, а работали на месте их возникновения — в России. 

Для «оффшорных капиталистов» слово «Родина» как-то не подходит. Но пусть это будет хотя бы территорией, которая дает им колоссальные прибыли. А там: поживем — посмотрим. Ибо не стоит плевать в колодец! Эту мудрость еще никто не опроверг.
*
 
*
Пожалуйста, примите условия пользовательского соглашения что бы комментировать.

ПОКАЗАТЬ КОММЕНТАРИИСКРЫТЬ КОММЕНТАРИИ