16+
Суббота 20 Января 2018

Погода

° C

USD 56.5892
EUR 69.3953
Главная гарантия благополучия
Придумав конвейер, известный американский промышленник Генри Форд практически одновременно «придумал» и новую зарплату. Правда, ничего революционного в этом случае он уже не изобретал: просто однажды стал платить сотрудникам вдвое больше, чем прежде. Дневное жалованье на фордовских заводах в одно мгновение подскочило до фантастической для начала прошлого века суммы в пять долларов.

Разразился скандал. Подогретые бурными выступлениями рабочих коллеги-капиталисты попытались призвать Форда к ответу. Грозно предупредили, что тот ввергает стабильный штатовский рынок в опасный хаос и что неплохо было бы возвратить старый добрый порядок. «Можно, конечно, и возвратить, — философски заметил Форд. — А кто в таком случае будет покупать мои автомобили?»

Резон в подобном заявлении был. В отличие от прочих воротил американского бизнеса Форд прекрасно понимал, что прежде чем делать предложение, желательно убедиться, что оно будет благосклонно принято. Иными словами, любому предложению должен соответствовать спрос. Чуть позже элементарный смысл фордовской акции дошел и до всего бизнес-сообщества: чтобы покупать необходимые товары, люди должны иметь необходимые деньги.

Зачем этот исторический экскурс? Да затем, что перед нами практически классический пример четко сформулированной задачи, а также эффективного и последовательного способа ее решения.

Подробная по масштабам цель стояла на рубеже девяностых годов и перед советскими промышленниками. Требовалось срочно заполнить опустевшие прилавки магазинов и обеспечить людей продуктами, обувью, одеждой и мылом, наконец. Ну и, разумеется, холодильниками, пылесосами, телевизорами, кондиционерами, автомобилями. И это не было роскошью. Это было тем необходимым минимумом бытовых приборов, который стал обычным не только для США или Европы, но и для новых индустриальных стран Азии.

Безусловно, варианты решения проблемы были хорошо известны и отработаны. Однако в России немедленно приступили к поиску новых, пожалуй, самых экзотических путей. Для начала громогласно провозгласили ускорение социально-экономического развития. Когда ничего из затеи не получилось, загибающиеся заводы стали реанимировать с помощью демократизации и гласности.

У нас сегодня не принято разбираться в причинах постсоветского застоя. Но почему-то принято бесстрастно констатировать наши антидостижения. Например, на недавнем инвестиционном форуме в Сочи бывший министр финансов Алексей Кудрин безучастно заявил, что по темпам цифровизации Россия в десять раз отстает от ведущих экономик мира.

Конечно, нужно признавать собственные просчеты. Но почему только сейчас бывшие и действующие чиновники начинают прозревать? Кудрин, например, в добавление ко всему прочему туманно заметил, что после развала СССР не произошло перезапуска механизма технологического развития в современном формате. Вице-премьер правительства Ольга Голодец в Сочи признала, что россиянам платят заниженную зарплату, которая не соответствует уровню их квалификации. Из-за дешевизны рабочей силы у нас невыгодно вкладываться в инновационные технологии.

Между тем цель социального государства, которое мы создаем уже четверть века, не выживание, а нечто большее. И об этом постоянно говорят многие политики и экономисты. Прежде всего, не московские. Руководители регионов, которые знают жизнь и реалии глубинки. Глава администрации Липецкой области Олег Королёв, например, утверждает, что нынешние производственные отношения — архаизм, почти дословно списанный нами с лекал позднего средневековья. Он считает, что именно по этой причине доходы работников местных предприятий явно не соответствуют вкладу региона в экономику страны. Да, возможно, нет у нас Фордов, которые хотели бы добровольно делиться с работниками доходами.

Поэтому глава нашего региона Олег Королёв убежден, что будущее за коллективными формами собственности. Они на сегодня главная гарантия всеобщего благополучия и социального мира. Не случайно даже всемирно известная авиастроительная корпорация «Боинг», сохранив имя своего основателя, давно принадлежит не семье, а тысячам акционеров. И «Боинг» не одинок. В оплоте капитализма США — 27 процентов предприятий с коллективной формой собственности, в Китае — 40 процентов. В Европе понятие работник-собственник, или если хотите капиталист, давно не вызывает ни малейшего удивления. В России же на народных предприятиях занято всего 0,01 процента трудоспособного населения. И, кстати, значительная их часть расположена в Липецкой области, где была принята специальная целевая программа. Смысл их создания сегодня, возможно, понял бы и Генри Форд. С московскими либералами сложнее...
*
 
*
Пожалуйста, примите условия пользовательского соглашения что бы комментировать.

ПОКАЗАТЬ КОММЕНТАРИИСКРЫТЬ КОММЕНТАРИИ